«Ника»: награда за смелость

«Ника»: награда за смелость

Ника

В далёком 1999 году в России мало кто знал о тонкостях в различении стиля графических историй. Все разновидности для краткости назывались комиксами, и те немногие из них, что рисовались русскими художниками, мучительно пытались найти собственное лицо. Журнал, выбравший до гениальности простое название «Классный Журнал» приютил на своих страничках девчонку с лицом национальности вроде бы русской… но подозрительно большеглазую и с замашками дикой азиатки.

Так начиналась история Ники.

Первые выпуски русского комикса в стиле манга мало чем отличались от творений нынешних неофитов, вкусивших прелестей кавая и лихого мордобоя, и сообразивших вдруг, что любимого героя можно нарисовать. И даже не чёрной ручкой на задней обложке тетрадки, а чёрной ручкой и акварелью – на альбомном листе…

 


Ника, 1998

 

Тогдашняя Ника была по-своему бесподобна. Она в одном лице являлась сразу Алисой Селезнёвой, майором Прониным и следовательницей Каменской: была неуёмно любознательна, безмерно энергична, безрассудно храбра, и причудливо сочетала в себе такие противоположные качества как логическое мышление и постоянная готовность вопреки здравому смыслу ввязаться в крупные неприятности. Ей нельзя было дать заявленных автором 17-ти лет. Она действовала как одиннадцатилетний шпанёнок, бесстрашный исключительно благодаря полной неспособности к рефлексии.

Вся чаша даров и испытаний, выделенная на долю героев комиксов, была щедро опорожнена молодым автором на голову задорной девицы. Ника Новикова была богата (правда после смерти родителей в автокатастрофе находилась под опекой, и сразу получить деньги не могла), неимоверно сильна (да ещё и занималась восточными единоборствами!), проводила ежедневные разминочные бои с местными хулиганами, ни с кем не желая сдружиться — а в общем и целом маялась от безделья (и как результат совала любопытный нос в каждое загадочное происшествие). Исключительно по собственной прихоти она купила убыточное детективное агентство «Пума», которое в счёт уплаты долга готовы были продать хоть даже рыжей девчонке – и понеслись весёлые приключения: расследования хищений, поимка особо опасного киллера, пронос дискеты со Страшным Хакерским Вирусом в охраняемое заведение, обучение в тайном монастыре древней тайной технике Гы, и прочие прелести постсоветского мышления.

Ника, 1998

Кульминацией детективной деятельности стало отыскание некоей древней книги заклинаний, похищенной у старого профессора. Получив страшно ценный артефакт обратно, профессор, и глазом не моргнув, тут же дарит магическую книгу Нике, невесть почему воспылавшей к фолианту тёплыми чувствами…

Ника, 2008

К этому моменту автор уже, кажется сообразил, что из разрозненных и зачастую неуклюжих обрывков историй наклевывается История. К этому моменту на дворе был уже 2000 год. К этому моменту персонажи «Ники» уже научились говорить больше чем тремя предложениями, диалоги обрели глубину, характеры – некий объём, а рисовка начала радовать экспериментами в расположении кадров (отличном от линейного, преобладавшего ранее). Немаловажным стал и тот факт, что схема «один кадр – одно событие» + «в четыре кадра надо уместить два дня действий» сменилась плавным (ну а местами энергичным) развитием сюжета – повествованием, а не выкриками типа «а тут она прыг! а они бац! муахаха – сказал он и выстрелил!». Остались в прошлом хулиганы, цитирующие Достоевского («Полюбите нас чёрненькими…») и неожиданная фразочка от Ники в пылу боя «Эх, народец нынче хилый…» (поклон Андрею Миронову за наше счастливое детство).
История загадочной «ветви 49» из таинственного Отдела, занимающегося защитой людей от магов, ведьм и вампиров (да-да, «Ночной Дозор» был написан примерно в тот же год, когда выходили первые выпуски «Ники») также потихоньку отпала. Но задумка об охоте за магической книгой, попавшей к обычной супердевочке, крепко запала в мысли автора. А размышления о том, как разнообразить сюжет, привели к простому и древнему как мир решению: надо собрать в помощь героине команду из друзей с самыми разнообразными умениями, да и отправить их в поход – авось, за время пока они друг к другу попривыкнут, случится что-нибудь такое, что позволит добраться до конца истории с наилучшим эффектом.
Звёзды потихоньку складывались так, что не только Нике, но и её автору пришлось покидать насиженные места: в декабре 2001 Богдан сказал «Классному Журналу» «до свидания». После его ухода свято место долго не пропустовало: вместо Ники от Богдана читатели получили Лину от Энжи. На подходе был Новый год, и полагалось верить в чудеса и надеяться на лучшее.

Ника, 2001

Ника 2002, том 1

И вот наступил 2002 год – и всё ещё молодому, но уже многоопытному и искушённому автору представилась волшебная возможность, вожделенная всеми без исключения авторами (даже если они уверяют, что никогда не стремились к этому). В октябре Богдан взял в руки книгу, которая была нарисована им. Издательство «Русский Издательский Дом» выпустило первый том «Ники», «Магическую книгу», в двух вариантах – в мягкой обложке на 31 страницу, и в твёрдой – на 48.

В новой версии истории Ника – обычная школьница, у которой нет друзей, а родители таинственно пропали ещё в раннем Никином детстве. Именно поэтому обстоятельства сложились так, что Ника старается быть «сильной девочкой», что понимает весьма прямолинейно: долгие годы она упорно тренируется и постигает секреты всяческих боевых техник. Утренировывается до изнеможения. И вот однажды, в начале лета, когда весь день страдавшая от недосыпа Ника едет в метро, в вагон входит странный дядюшка…
Ника, 2008
С этого-то всё и началось. В руки разморённой дрёмой Нике всовывают какую-то книгу с туманными напутствиями, из пола стремительно вырастает зловещего вида субъект с упырьим взглядом, метро мгновенно превращается в декорацию к кошмару, и Ника запоздало соображает, что сон перестал быть сном, и стал уже какой-то весьма неприятной реальностью, в которой Нике грозит немедленная и страшная гибель. И не сносить бы ей головы, кабы не странный мальчишка, который врывается в этот кошмар и буквально за руку вытягивает из него ошалевшую от всего происходящего девочку. И хотя его объяснения Нике совсем не по вкусу, отказаться от неожиданного подарка и сопряжённых с ним радостей и горестей уже невозможно: История набрала обороты, багровое око Главного Злодея узрело фигурку спешащей скрыться героини, и начался Великий Поход.
Ника, 2008
Ника 2008, том 1-2

Далее в истории Ники последовала довольно продолжительная пауза (попытка выпустить продолжение истории в декабре 2003, увы, провалилась), и второй том появился в продаже только в 2008 году – и в весьма презентабельном виде: издательство «Панглосс-букс» выпустило сразу два тома «Ники» под одной твёрдой обложкой — том 1 «Магическая книга» и том 2 «Дракон Желание» (привет Теннеси Уильямсу, аригато русским переводчикам за японообразную версию названия, ура Богдану за остроумие).

Полноцветный 72-страничный комикс радует богатством красок, нежностью полутонов и действительно забавными юморными моментами, вполне в духе книг Андрея Белянина, Макса Фрая или Михаила Успенского.
Ника, 2008
Вместе с тем, наряду с ураганным экшеном и фонтанирующим юмором, история примечательна метко схваченными и реалистичными психологическими зарисовками – чего стоит, например, страстное желание Ники избавиться от непонятного и ненужного ей наследия древнего мага (причём попытка избавления предпринимается ею весьма прямолинейная и импульсивная), или эпизод с дракой в летнем лагере (по моему скромному мнению, вообще жемчужина тома).
Ника, 2008
Ника, 2008Традиция выпуска графических историй в виде отдельных книг, с твёрдой обложкой, в России ещё не сложилась, и, уж конечно, ещё не скоро собраниями сочинений известных комиксистов российские подростки и взрослые будут гордиться так же, как гордятся своими коллекциями европейцы. Отрадно, однако, сознавать, что первая ласточка (хоть и несущая на своих крылах историю для подростков), выпорхнула весьма достойной – и вот уже год как полёт нормальный.
Остаётся надеяться, что никакие кризисы – ни финансовые, ни творческие — не помешают автору нарисовать, а издательству издать продолжение приключений Ники. Потому что история-то вроде и детская, а как-то вот любопытно – кто такой Брысь и почему он бродит по лесам, почему Ги-Ги похож на помесь Дюдюки Барбидокской и Соника-суперЁжика, для чего Кощею книга тысячелетнего волхва, справится ли Асана со своим злополучным даром всесокрушения, что в пасти у Золотого Дракона, и чем так страшны Братья Гоши, что от них прячутся даже гигантские привратники Подземной Канцелярии.
Ну и интересно проверить, перекочуют ли герои, появившиеся когда-то на страницах «Классного Журнала», в новые книги. Лично меня заинтриговал лихой красавец Барокко. Встретятся ли он и Ника?
Думаю, об этом мы не узнаем до самого третьего, а то и пятого тома.Остаётся ждать и надеяться.

Олеся Ольгерд — для «Хроник Чедрика» (#2`2009)