В тени первоисточника

Обложка-антибук Война и мир в комиксах

Начиная говорить об адаптациях, неплохо бы определить для себя, что это такое. В самом широком смысле адаптация – это результат приноравливания к каким-то новым условиям. В этом смысле адаптацией является и экранизация (приноравливание к экрану), и новеллизация (к книжному формату) и пересказ (к слушателю) и даже перевод (к языку). Комикс как адаптация тоже является результатом приноравливания чего-то к специфической форме изложения мыслей — в виде рисованной истории. У всех форм адаптаций, приведённых в качестве примера, а так же у того, как они воспринимаются, есть общие черты. Рассматривая их, мы с вами можем лучше понять то, что происходит с чем-либо, когда оно превращается в комикс.

 

По моему личному опыту, отношение людей к оригиналу и к адаптации во многом определяется в зависимости от того, с чем они познакомились раньше. Люди, которым понравился оригинал, обычно с большим энтузиазмом воспринимают новость о готовящейся адаптации и с нетерпением ждут её появления. Однако когда она появляется, от этих людей редко услышишь что-то кроме вздохов разочарования: и это там не так, и то там не эдак. И, надо сказать, от качества адаптации тут, в основном, зависит только количество этих вздохов, а не качество.

С чем это связано? Могу предположить, что, в первую очередь, с несбывшимися ожиданиями.

 

Адаптация всегда будет отличаться от оригинала, а если оригинал уже полюбился, то любое отличие от него может восприниматься как недостаток адаптации. Это создаёт парадоксальную ситуацию – адаптация получает большую часть негативных отзывов именно от тех, кто её больше всего ждал.

К сожалению, практика показывает, что авторы адаптаций чаще всего надеются на поддержку именно поклонников оригинала. Возможно потому, что они сами обычно поклонники оригинала. Возможно потому, что поклонники оригинала оказывают активную поддержку на этапе создания, и не только моральную. Но нет — не они, чаще всего, становятся той аудиторией, ради которой стоит браться за дело.

Совсем другое дело – люди, которые оригинала никогда не видели. Лучше будет, если они о нём что-то слышали (желательно положительное). Эти зрители наиболее объективно оценят результат ваших трудов: они будут смотреть на него как на самостоятельное, целостное произведение, не разделяя на то, что «спёрто из оригинала» и на то, что «приврано». Напротив, им будет казаться, что всё что предстало перед ними – «оригинально» либо «верно подмечено в первоисточнике». Именно они оценят проделанную вами работу. И именно для них, на мой взгляд, и стоит трудиться.

Исходя из сказанного, логично сделать следующий вывод (хотя, наверное, не все с ним согласятся): при создании адаптации нет никакой необходимости придерживаться первоисточника – это всё равно никоим образом не гарантирует ей признания. Процент оригинала в вашем «пересказе» должен быть ровно таким, каким вам хочется его там видеть. Более того, чем больше автор вкладывает в адаптацию своего, тем больше он, в конце концов, может быть уверен, что полученные отзывы относятся именно к его работе, а не к первоисточнику. Людей, ругающих «Сталкера» Тарковского за несоответствие «Пикнику на обочине» Стругацких, по моему впечатлению, гораздо меньше, чем тех, кто ругает кинотрилогию Питера Джексона за несоответствие первоисточнику Толкиена.

 

Если развернуть все высказанные выше идеи задом наперёд, можно выделить и обратные закономерности. Читая адаптацию, оценивая её – вряд ли стоит сравнивать её с оригиналом. Вряд ли стоит и рекомендовать ознакомиться с первоисточником «для лучшего понимания» адаптации – скорее уж наоборот. И если уж вас «угораздило», то, оценивая адаптацию, для пущей объективности полезно было бы всё время отслеживать, на основании каких критериев формируется ваше мнение.

 

Возвращаясь к комиксам-адаптациям как к жанру, я хотел бы сказать, что, на мой взгляд, не совсем корректно формировать своё отношение к нему на основании «общественного мнения». Во-первых, в нём слишком много громких вздохов поклонников первоисточника, а во-вторых, среди комиксистов довольно много тех, кто представляет себе процесс адаптации именно как «буквальный перевод» на другой «язык». Такой «буквальный перевод» зачастую представляет собой что-то вроде трансляции «How do you do?» в «Как вы это делаете?».

Недостаточное понимание того, что любая адаптация оказывается ближе всего к оригиналу именно тогда, когда представляет собой вольный пересказ, погубило на корню не одно светлое начинание.

Таким образом, адекватная оценка комикс-адаптации как объекта исследования – это оценка, построенная, в первую очередь, на восприятии его как самостоятельного произведения, никак не связанного с первоисточником. Можно поискать то, что в адаптации сохранилось от оригинала и записать это в плюсы. Но считать недостатком несоответствие каких-либо частей первоисточнику – это значит отказывать адаптации в праве быть самостоятельным произведением. Хотя именно это, к сожалению, обычно с адаптациями и происходит.

Николай Swamp_Dog Ковалёв
специально для ХЧ #8’09

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий