«Ника»: награда за смелость

Ника

В далёком 1999 году в России мало кто знал о тонкостях в различении стиля графических историй. Все разновидности для краткости назывались комиксами, и те немногие из них, что рисовались русскими художниками, мучительно пытались найти собственное лицо. Журнал, выбравший до гениальности простое название «Классный Журнал» приютил на своих страничках девчонку с лицом национальности вроде бы русской… но подозрительно большеглазую и с замашками дикой азиатки.

Так начиналась история Ники.

Первые выпуски русского комикса в стиле манга мало чем отличались от творений нынешних неофитов, вкусивших прелестей кавая и лихого мордобоя, и сообразивших вдруг, что любимого героя можно нарисовать. И даже не чёрной ручкой на задней обложке тетрадки, а чёрной ручкой и акварелью – на альбомном листе…

 


Ника, 1998

 

Тогдашняя Ника была по-своему бесподобна. Она в одном лице являлась сразу Алисой Селезнёвой, майором Прониным и следовательницей Каменской: была неуёмно любознательна, безмерно энергична, безрассудно храбра, и причудливо сочетала в себе такие противоположные качества как логическое мышление и постоянная готовность вопреки здравому смыслу ввязаться в крупные неприятности. Ей нельзя было дать заявленных автором 17-ти лет. Она действовала как одиннадцатилетний шпанёнок, бесстрашный исключительно благодаря полной неспособности к рефлексии.

Вся чаша даров и испытаний, выделенная на долю героев комиксов, была щедро опорожнена молодым автором на голову задорной девицы. Ника Новикова была богата (правда после смерти родителей в автокатастрофе находилась под опекой, и сразу получить деньги не могла), неимоверно сильна (да ещё и занималась восточными единоборствами!), проводила ежедневные разминочные бои с местными хулиганами, ни с кем не желая сдружиться — а в общем и целом маялась от безделья (и как результат совала любопытный нос в каждое загадочное происшествие). Исключительно по собственной прихоти она купила убыточное детективное агентство «Пума», которое в счёт уплаты долга готовы были продать хоть даже рыжей девчонке – и понеслись весёлые приключения: расследования хищений, поимка особо опасного киллера, пронос дискеты со Страшным Хакерским Вирусом в охраняемое заведение, обучение в тайном монастыре древней тайной технике Гы, и прочие прелести постсоветского мышления.

Ника, 1998

Кульминацией детективной деятельности стало отыскание некоей древней книги заклинаний, похищенной у старого профессора. Получив страшно ценный артефакт обратно, профессор, и глазом не моргнув, тут же дарит магическую книгу Нике, невесть почему воспылавшей к фолианту тёплыми чувствами…

Ника, 2008

К этому моменту автор уже, кажется сообразил, что из разрозненных и зачастую неуклюжих обрывков историй наклевывается История. К этому моменту на дворе был уже 2000 год. К этому моменту персонажи «Ники» уже научились говорить больше чем тремя предложениями, диалоги обрели глубину, характеры – некий объём, а рисовка начала радовать экспериментами в расположении кадров (отличном от линейного, преобладавшего ранее). Немаловажным стал и тот факт, что схема «один кадр – одно событие» + «в четыре кадра надо уместить два дня действий» сменилась плавным (ну а местами энергичным) развитием сюжета – повествованием, а не выкриками типа «а тут она прыг! а они бац! муахаха – сказал он и выстрелил!». Остались в прошлом хулиганы, цитирующие Достоевского («Полюбите нас чёрненькими…») и неожиданная фразочка от Ники в пылу боя «Эх, народец нынче хилый…» (поклон Андрею Миронову за наше счастливое детство).
История загадочной «ветви 49» из таинственного Отдела, занимающегося защитой людей от магов, ведьм и вампиров (да-да, «Ночной Дозор» был написан примерно в тот же год, когда выходили первые выпуски «Ники») также потихоньку отпала. Но задумка об охоте за магической книгой, попавшей к обычной супердевочке, крепко запала в мысли автора. А размышления о том, как разнообразить сюжет, привели к простому и древнему как мир решению: надо собрать в помощь героине команду из друзей с самыми разнообразными умениями, да и отправить их в поход – авось, за время пока они друг к другу попривыкнут, случится что-нибудь такое, что позволит добраться до конца истории с наилучшим эффектом.
Звёзды потихоньку складывались так, что не только Нике, но и её автору пришлось покидать насиженные места: в декабре 2001 Богдан сказал «Классному Журналу» «до свидания». После его ухода свято место долго не пропустовало: вместо Ники от Богдана читатели получили Лину от Энжи. На подходе был Новый год, и полагалось верить в чудеса и надеяться на лучшее.

Ника, 2001

Ника 2002, том 1

И вот наступил 2002 год – и всё ещё молодому, но уже многоопытному и искушённому автору представилась волшебная возможность, вожделенная всеми без исключения авторами (даже если они уверяют, что никогда не стремились к этому). В октябре Богдан взял в руки книгу, которая была нарисована им. Издательство «Русский Издательский Дом» выпустило первый том «Ники», «Магическую книгу», в двух вариантах – в мягкой обложке на 31 страницу, и в твёрдой – на 48.

В новой версии истории Ника – обычная школьница, у которой нет друзей, а родители таинственно пропали ещё в раннем Никином детстве. Именно поэтому обстоятельства сложились так, что Ника старается быть «сильной девочкой», что понимает весьма прямолинейно: долгие годы она упорно тренируется и постигает секреты всяческих боевых техник. Утренировывается до изнеможения. И вот однажды, в начале лета, когда весь день страдавшая от недосыпа Ника едет в метро, в вагон входит странный дядюшка…
Ника, 2008
С этого-то всё и началось. В руки разморённой дрёмой Нике всовывают какую-то книгу с туманными напутствиями, из пола стремительно вырастает зловещего вида субъект с упырьим взглядом, метро мгновенно превращается в декорацию к кошмару, и Ника запоздало соображает, что сон перестал быть сном, и стал уже какой-то весьма неприятной реальностью, в которой Нике грозит немедленная и страшная гибель. И не сносить бы ей головы, кабы не странный мальчишка, который врывается в этот кошмар и буквально за руку вытягивает из него ошалевшую от всего происходящего девочку. И хотя его объяснения Нике совсем не по вкусу, отказаться от неожиданного подарка и сопряжённых с ним радостей и горестей уже невозможно: История набрала обороты, багровое око Главного Злодея узрело фигурку спешащей скрыться героини, и начался Великий Поход.
Ника, 2008
Ника 2008, том 1-2

Далее в истории Ники последовала довольно продолжительная пауза (попытка выпустить продолжение истории в декабре 2003, увы, провалилась), и второй том появился в продаже только в 2008 году – и в весьма презентабельном виде: издательство «Панглосс-букс» выпустило сразу два тома «Ники» под одной твёрдой обложкой — том 1 «Магическая книга» и том 2 «Дракон Желание» (привет Теннеси Уильямсу, аригато русским переводчикам за японообразную версию названия, ура Богдану за остроумие).

Полноцветный 72-страничный комикс радует богатством красок, нежностью полутонов и действительно забавными юморными моментами, вполне в духе книг Андрея Белянина, Макса Фрая или Михаила Успенского.
Ника, 2008
Вместе с тем, наряду с ураганным экшеном и фонтанирующим юмором, история примечательна метко схваченными и реалистичными психологическими зарисовками – чего стоит, например, страстное желание Ники избавиться от непонятного и ненужного ей наследия древнего мага (причём попытка избавления предпринимается ею весьма прямолинейная и импульсивная), или эпизод с дракой в летнем лагере (по моему скромному мнению, вообще жемчужина тома).
Ника, 2008
Ника, 2008Традиция выпуска графических историй в виде отдельных книг, с твёрдой обложкой, в России ещё не сложилась, и, уж конечно, ещё не скоро собраниями сочинений известных комиксистов российские подростки и взрослые будут гордиться так же, как гордятся своими коллекциями европейцы. Отрадно, однако, сознавать, что первая ласточка (хоть и несущая на своих крылах историю для подростков), выпорхнула весьма достойной – и вот уже год как полёт нормальный.
Остаётся надеяться, что никакие кризисы – ни финансовые, ни творческие — не помешают автору нарисовать, а издательству издать продолжение приключений Ники. Потому что история-то вроде и детская, а как-то вот любопытно – кто такой Брысь и почему он бродит по лесам, почему Ги-Ги похож на помесь Дюдюки Барбидокской и Соника-суперЁжика, для чего Кощею книга тысячелетнего волхва, справится ли Асана со своим злополучным даром всесокрушения, что в пасти у Золотого Дракона, и чем так страшны Братья Гоши, что от них прячутся даже гигантские привратники Подземной Канцелярии.
Ну и интересно проверить, перекочуют ли герои, появившиеся когда-то на страницах «Классного Журнала», в новые книги. Лично меня заинтриговал лихой красавец Барокко. Встретятся ли он и Ника?
Думаю, об этом мы не узнаем до самого третьего, а то и пятого тома.Остаётся ждать и надеяться.

Олеся Ольгерд — для «Хроник Чедрика» (#2`2009)

Постмодернистское Шоу уродов в Скайпе

Shojo_Tsubaki

.[14:15:57] chedr: Привет! чё-т я не знаю даже, с чего начать статью про «Шоу» (((( Третий день думаю, башка уж трещит…

[14:19:20] Олеся Ольгерд: Привет, привет. Я тоже уж так и этак прикидывала. Думать уже некогда, давай поступим как индейская мудрость советует: «Не знаешь с чего начать – попробуй начать с начала» :) Ты мне пиши свои соображения, я свои — а потом подредактируем и будет статья…

 


[14:34:01] chedr: Наверное, начать надо с самого первого впечатления, которое произвела на меня эта манга. Итак. «Шоу…» — однотомник. Не люблю однотомную мангу. В BD хоть посмотреть есть на что, а манга, в общем-то, не изобилует проработанным рисунком или (ха-ха) классным цветом. Часто моё внимание в манге удерживает только сюжет и монтаж кадров…
В «Шоу» подвоха я не ждал. Из аннотации я узнал всё, что надо о Мидори.


Официальная аннотация: «Недавно мне исполнилось двенадцать лет. Три года назад от нас с мамой ушел отец, и мы стали жить одни. Когда мама умерла, я не знала, что мне делать. Хозяин странствующего цирка, вскружив мне голову красивыми словами, уговорил поступить в его труппу. Но вместо рая я попала в ад. Жизнь циркачки так тяжела, что я всерьез помышляю о самоубийстве. Я не сплю ночами, не хожу в школу и не знаю, что со мной будет на следующий день. Я вся извелась от страха и неопределенности. Как мне быть? Что делать?»


[14:35:07] chedr: Хотелось, конечно же, что-то ещё выяснить про её родителей, про то, какие там именно были обстоятельства, когда она убегала в табор циркачей… ну, раз нет — и не надо.
Вообще, для девочки-подростка, наверное, очень странно было бы вот так свалить из родной деревни… Тем более — не с нормальным цирком (где красавцы-акробаты и фокусники и дрессировщиками), а с уродским, который потому и существует, что зрители приходят посмотреть на ненормальности….
К тому же, мне всегда казалось, что девочки в подростковом возрасте как раз начинают придумывать свой образ женщины. Образ, на который хотят быть похожими. Наверное, тогда они особо остро начинают видеть свои недостатки и придумывают сложные схемы, как эти недостатки спрятать… И уж по-любому не станут якшаться с какими-то сомнительностями.
А тут — на тебе!
Хотя… может, потому она и связалась с этим балаганом, чтоб на его фоне собственное уродство казалось не таким очевидным?
В любом случае, Мидори и Араси — единственные нормальные люди в этом цирке. Но чем он мог соблазнить девочку? «Ты будешь свободна и независима, только тебе придётся пахать в балагане». Странная перспектива…
Ну ладно, в Японии, наверное, всякое бывает…

Amazing_Freak_Show

[14:39:14] Олеся Ольгерд: Не клевещи на японцев :) В манге, тут я согласна, тёмная история. Но если посмотреть аниме «Shojo Tsubaki», снятое по манге Маруо режиссёром Хироси Харадой, становится немножко яснее. Из аниме мы узнаём, что отец оставил девятилетнюю Мидори с её матерью без средств к существованию, а сам исчез неизвестно куда. Девочка года три зарабатывала на жизнь, продавая цветы на улицах Токио, но однажды, вернувшись домой, с ужасом обнаружила мать мёртвой и, мало того, уже полуобъеденной крысами. Мидори убежала из дому почти в беспамятстве, и обратилась за помощью к одному из постоянных покупателей — тот предложил ей присоединиться к его «странствующему цирку». Это как раз и был господин Араси.
Доверять аниме можно, поскольку Харада при работе над экранизацией был не только «благословлён» самим Маруо, но и постоянно консультировался с автором, который подсказал режиссёру кое-какие вещи, о которых в манге упоминалось только вскользь или вообще только подразумевалось.

[14:43:25] chedr: Да? Ну-ну. Дальше.
Отчего-то с первых же строк запахло Виктором Гюго… Едкий такой запах… «Человек, который смеётся»…

[14:44:09] Олеся Ольгерд: *сдавленно хихикает* Гюго, видать, не был метросексуалом, и мылся редко, бедный, раз так едко запахло…

[14:55:18] chedr: Ты чего меня с толку сбиваешь? Мысль уйдёт!..
Терять смысл происходящего я начал, когда появился «Джинн из бутылки». Как и полагается джинну, он возникает тогда, когда кому-то срочно требуется исполнить какое-нибудь желание…

[14:58:34] Олеся Ольгерд: «Джинном» ты карлика Вандера Масамитцу называешь? Хм, ну он тут действительно играет роль этакого «бога из машины», а заодно и луча света в тёмном царстве. Не зря же у него прозвище «Вандер» — то есть «Чудо». Ты на интересную мысль навёл, погоди-ка…
*перелистывает мангу*

Wander_Masamitsu

[15:06:08] Олеся Ольгерд: Кстати, ты ведь прав! Помимо своего невероятного дара гипноза он действительно может совершать чудеса — и трижды совершает! — Это те моменты, когда Мидори высказывает желания!
М: Хорошо бы наше фото вышло красивым!
В: Так и будет.
М: Хорошо бы снег скоро сошёл!
В: Так и будет.

И потом, собираясь покинуть уродливых мучителей, расчувствовавшаяся и умиротворённая Мидори опрометчиво говорит вежливую фразу: «Хорошо бы как-нибудь с ними снова увидеться!» И Вандер, в третий раз говоря: «Так и будет», получается, тоже против воли, исполняет её желание! Ой-ёй, вот уж воистину «будьте осторожны, высказывая пожелания»…

[15:18:55] chedr: Джинн был странным. Его одновременно «хотели» и Мидори и начальник балагана. Но джинн изменяет ему с малолеткой, вступив с ней в платонические отношения… Затем следует череда фокусов и убийств… причём видеть эти события автор предлагает сразу с нескольких ракурсов. Ну, я, как наивный, предполагаю: «Ага, в момент убийства развратного человека-мумии всё показано так, если б это описывала Мидори (она ж фантазёрка)», а потом выясняется, что в реальности джинн просто отравил чувака… или накормил землёй, и тот не перенёс унижения (в Азии модно кормить землёй всяких врагов, правда от этого пока никто не умирал)… А потом эти странные безобразия на сцене, когда джинн передумал полезать в бутылку… неуравновешенный тип какой-то…

И вот, влюблённые решают сбежать из балагана.. хотя если всё здраво оценить, причин к тому нет совершенно никаких: врагов не осталось, все зависят от джинна и распутной недотроги Мидори…

[15:45:21] Олеся Ольгерд: Э, нет. Араси «хотел» Масамитцу только как очередного уродца, который принесёт ему много денег. А для низменных утех ему хватало и гермафродита Канабуна :) Мидори же не то, чтобы хочет Вандера – она видит в нём родственную душу, любящего доброго дяденьку. «Тёмная сторона силы» карлика до поры скрыта от девочки.
И человек-мумия Бэнки не просто умер – Вандер убирает его с дороги с изощрённой жестокостью. Та же жестокость в нём всплеснулась, когда он понял, что Мидори хочет покинуть его ради съёмок в кино, а тут ещё зрители обзывают всякими нехорошими словами… Тут-то он «полез в бутылку» в фигуральном смысле – какой страшный «сеанс разоблачений», почище воландовского, устроил! Думаю, зрители, сумевшие вырваться из устроенного им ада, ещё долго просыпались ночами в ужасе.
Покинуть шоу после таких страшных событий – вполне ожидаемый шаг: после учинённого безобразия в балагане ни Вандеру ни Мидори оставаться совершенно незачем. Итак, вот они «необъяснимо сбежали»…

[15:45:40] chedr: Нет… не «итак». Это я думал, что они сбежали…

[15:46:33] Олеся Ольгерд: Ну да, ты с подачи автора думал, что они сбежали…

[15:46:54] chedr: Это я думал так, что тут есть подача автора! Но его, блин, «подача» спряталась за кадром в тот момент, когда произошло первое убийство! И вообще, по-моему, сюжет закончился на том моменте, как джинн стал издеваться над публикой в зале! Но даже в той части манги, в которой сюжет кажется более или менее чётким, — сразу несколько кульминаций, несколько завязок сюжета — и нет ничего, что могло бы считаться финалом! Меня что интересует: «Шоу» — это явный постмодернизм. Учитывая, что в японскую культуру постмодернизм свалился как снег среди ясного лета, вся постмодерновая литература японцев особенно интересна. И именно поэтому «Шоу» выглядит как насмешка и, в некотором роде, плевок в лицо всей европейской культуре.

[16:07:42] Олеся Ольгерд: *чешет в затылке* Не-а… плевок в лицо всей европейской культуре — это весь постмодерн. Японцы лишь, как вежливые люди, последовали примеру хозяина дома :)))
Не стоит забывать, что в традиционно японском обществе, которое традиционировано по самое не балуйся, ЛЮБОЕ отклонение от нормы — повод для анафемы Влюбленные не имеют права идти по улице, держась за руки. Целоваться на улице способны только грязные гайдзины. А постмодерн, который не знает границ в скрещеньях не только рук и ног, но и, пардон, головы и жопы, и достаточно смел был даже для европейского сознания — для японцев был вообще чем-то запредельным. НО! В том-то и парадокс, что, имея форму игрового искусства — или искусной игры — постмодернизм позволял предаваться извращению при полном карт-бланше.
То есть получается, что самые смелые японцы, позволившие себе исследовать механизмы постмодернистического разорванного мышления, в новом времени стали героями, а не изгоями. Причём первопроходцы, скорее всего, сперва именно что ИМИТИРОВАЛИ эту свободу фантазии, опираясь на европейские образцы.

[16:26:14] Олеся Ольгерд: Лично мне при просмотре манги в голову лезла всякая чертовщина типа «Андалузского пса» — ну там, когда глаз бритвой режут…

[16:30:25] chedr: Вероятно… Можно сделать список классики постмодернизма, которая «торчит» из «Шоу»!

Andalusian_Dog

[16:40:15] Олеся Ольгерд:За всю Одэссу, то бишь классику постмодернизма, не скажу, а вот кое-какие отсылки к мировой культуре навскидку назову. Вот, смотри:
— Перед смертью человек-мумия Бэнки видит на земле облепленную муравьями гниющую руку – это отсылка к кадру именно что «Андалузского пса»;
— на странице 24 во время представления Бэнки подвешен вниз головой за ногу; его поза в точности повторяет позу Повешенного с 13-го аркана карт Таро;
— на той же 24 странице Мидори, штопая старый занавес, укалывается иголкой – на следующей странице мы видим её спящей. И к этой «Спящей красавице» во тьме ночной приходит отнюдь не прекрасный принц, а зловонный Бэнки. Вместо поцелуя – пинок в лицо, вместо любви – отвратительное насилие.
— на странице 29-30 в горячке жара Мидори испытывает невероятные мучения, переживая в бреду все издевательства, перенесённые среди уродов, и ей кажется, что её шея неимоверно удлиняется – в этот момент рисунок напоминает старинные японские гравюры с изображением демонов-рокуроби.
— роман между Мидори и Масамитцу описывается в нарочито целомудренной символике – целующиеся стрекозы, Вандер в облике божьей коровки касается губ девочки… полная противоположность тем надругательствам, которые происходили буквально несколько страниц назад, когда Мидори была игрушкой, рабыней развратных уродов.
— эпизод, когда Мидори неожиданно становится гигантшей и едва помещается в зальчике ночлежки – «привет» от «Алисы в Стране Чудес»;

— жуткое издевательство над публикой, когда Масамитцу приходит в ярость – пародийная отсылка к булгаковскому «Мастеру и Маргарите» (первый перевод «МиМ» в Японии вышел, если не ошибаюсь, в 1977 г; Маруо тогда был 21 год, и, думаю, он не прошёл мимо русского романа, который, что тогда, что сейчас в третьем или четвёртом издании, был сметён японцами с прилавков подчистую; а над «Шоу уродов» Суэхиро работал с 1980 по 1984 гг.).

[16:43:10] chedr: эээ… ну я же не имел в виду сразу вот столько…

[16:45:21] Олеся Ольгерд: Ты меня с толку не сбивай, мысль уйдёт!.. Дальше понеслись:

— название последней главы манги – «Под сенью сакуры в цвету». Это отсылка одновременно и к роману Марселя Пруста «Под сенью девушек в цвету», и к традиционному японскому символу – цветущей вишне-сакуре, которая есть метафора всей жизни: ее непостоянства, эфемерности и быстротечности.

Кстати, в издательской справке «Об авторе» написано следующее: «В книгах Маруо часто встречаются сцены секса и насилия, что объясняется приверженностью автора традиционному японскому жанру графики укиё-э»… ПОЛНАЯ ЕРУНДА! Жанр укиё-э – жанр графики. Он предполагает любование проплывающими видениями мира, их созерцание и получение удовольствия от этого процесса. И, естественно, изображение этих моментов. Всяческие там виды Фудзи в разную погоду, бабочки, порхающие над хризантемами, кошечки, наблюдающие за рыбками, красивые женщины перед зеркалом – это типичные гравюры укиё-э. А вот манга Маруо, если уж говорить о жанрах – это своеобразное смешение графики укиё-э и литературы эро-гуро-нансэнсу (эротики, гротеска, абсурда).

[16:47:10] chedr: многабукаф… трудно асилить… Думаешь, читателям будет интересно столько всего?

[16:49:18] Олеся Ольгерд: Я верю в наших читателей! :)) И потом, когда про что-то рассказываешь, надо ведь сразу определяться с терминологией, нэ? Я, кстати, всё пока. Твоя очередь рассказывать.

[16:55:03] chedr: *вздыхает* ладно, поехали.
Одна из особенностей «Шоу» в том, что в манге с самого начала говорится совсем не о том, что видит читатель. На этот счёт у меня несколько гипотез.
Основная — что всё это сон Мидори.
Другая, что суть не в самой манге, а в той двухстраничной пьеске, которая дана в конце, тем самым вся манга – преамбула.
Третья гипотеза – в произведении нет автора… и нет героя.

[17:09:29] Олеся Ольгерд: Есть герой! Это ЧИТАТЕЛЬ, который отождествляет себя с бедной сироткой, и ожидает концовки со смешанным чувством — либо чтоб с ней поступили совсем грязно, и тогда можно отстраниться и восклицать ах-ах о судьбах тысяч таких сироток, — или чтоб она была счастлива, и тогда будет катарсис.

А Суэхиро ловко обламывает оба ожидания. И обломы начинаются ещё до начала действия. Посмотри внимательно на список «Dramatis personae» в начале манги. В примечаниях отмечены три персонажа, которые не появляются по ходу действия. Однако подразумевается, что они незримо присутствуют.

[17:13:33] chedr: и в чём облом? ну, автор сначала придумал их, а потом просто забыл включить в действие.. ну, автор также очень торопился сдать мангу, поэтому забыл убрать этих чуваков в титрах… что странного? Эффект присутствия? да брось, кто смотрит на списки действующих лиц??

[17:29:08] Олеся Ольгерд: Вот и ты попался на авторский крючок.

Маруо работал над мангой 4 года, это, конечно, очень большая спешка, где уж тут упомнить всех персонажей… :))) Но даже если читатель не знает о мангаке и сроках работы совсем ничего – его должно бы, по идее, насторожить (или уж хотя бы озадачить) одно обстоятельство.

Заметь настойчивое повторение в той двухстраничной пьеске одной фразы: «… что уж совсем бессмысленно». Вспомни моё предположение про жанр эро-гуро-нансэнсу с его бессмысленным юмором (!).

Размещать картинки отсутствующих персонажей — уж совсем бессмысленно. Так же как выгонять на сцену обрубок Сталина с цветочным горшком на голове.

Это всё элементы большой игры с читателем, великий эксперимент постмодернизма. Читателю бросаются под ноги кирпичи, и читатель пытается сложить их в Жёлтую Дорогу, чтобы дойти до Изумрудного города.
Но в конце постмодерновой дороги нет Изумрудного города. В лучшем случае там – Спрингфилд. Или взорванный мост, как на анизотропном шоссе у Стругацких. Причём мы не знаем, был ли там мост — о нём только говорит персонаж, якобы дошедший до конца. И его слова мы проверить никак не можем :)

Masamitsu_in_Bottle

[17:38:34] chedr: Хорошо, бог с ними, с персонажами. Попробуем с другого конца — с исчезновения автора. Есть представление, что взяв книгу в руки и начав читать, мы погружаемся в мир образов и сюжетов, где ассоциируем себя с одним из персонажей, сопереживаем другим…
В рисованой истории — мы всегда остаёмся зрителями. А иногда и — подглядывающими!
Поэтому в тот момент, когда джинн выступает на сцене, и мы видим публику — невольно и сами оказываемся в числе зрителей из толпы. Публика в этой манге появляется дважды. И если первый раз это даёт ощущение пространства, даёт возможность читателю почувствовать себя немного в стороне от этих уродов… то представь, какие должны быть ощущения, когда вдруг, во второй сцене, джинн из бутылки начинает уродовать публику!

[17:40:45] Олеся Ольгерд: Ну, если мы имеем в виду наивного читателя (есть такая категория в литературоведении) — он испытывает немалый шок.

[17:46:13] chedr: Вот-вот. У читателя выбивают костыли. Ему срочно требуется успокоительное, то есть — слова автора, а их больше нет. Далее — вообще непонятно, кто это всё видит, и как, и почему. Вот отчего возникла мысль, что на этом моменте заканчивается сюжет. Ведь у книги больше нет сюжета, если его не улавливает читатель…

[17:49:17] Олеся Ольгерд: А всякий ли читатель не улавливает далее сюжет?.. *коварно ухмыляется*

[17:52:34] chedr: Хм. Ну «наивный» – наверняка не улавливает. Далее возникает целый спектр сюжетиков, которые пропадают едва начавшись. А то, что убитый джинн оказывается вполне живым, и что из двух последних страниц следует, что Мидори вообще не 12-летняя девочка, а старуха — только добивает…

[17:54:19] Олеся Ольгерд: *вытаращивает глаза* Почему — оказывается живым?

[17:54:50] chedr: Посмотри последние страницы

[17:55:12] Олеся Ольгерд: А то, что на сцене — сильно постаревшая Мидори, рассказывающая «что было дальше» — не приходит в голову?

[17:56:02] chedr: мне — нет))

[17:58:31] Олеся Ольгерд: тц-тц-тц. Вот последние страницы — ясно выраженный бред свихнувшейся от горя Мидори. Мидорино горе, одним словом :) Ей приходит в голову, что весь мир — чудовищное уродство, ВСЕ ПРОТИВ НЕЁ, даже умершие родители, а Вандер Масамитцу обманул её и бессовестно скрылся.

[18:02:39] chedr: ..а почему Набоков и другие товарищи в пьеске не выглядят сильно постаревшими? Или они с того света приползли и глумятся? Или они все — голоса в голове «сильно постаревшей» Мидори? Так она — девочка с высшим образованием?

[18:04:22] Олеся Ольгерд: Она — кукла в театре абсурда. То, что она равнопоставлена с реально действующими персонажами культуры и истории, имеет двоякую цель: либо она — реальность, как и думал наивный читатель, либо ОНИ ВСЕ — фикции. Бабочки, снящиеся Лао-Цзы.

[18:05:11] chedr: И это не плевок?

[18:07:37] Олеся Ольгерд: Нет. Ты б ещё буддизм плевком в лицо европейской культуре назвал.

[18:09:49] chedr: Постой, они все, мастера европейской литературы ХХ века, — фикции!!

[18:10:57] Олеся Ольгерд: *радостно кивающий смайлик* Это ИГРА!
[18:11:35] Олеся Ольгерд: …и ты фикция, и я фикция… «если верить киношникам — мы загружены в Матрицу» :)

[18:13:38] chedr: нет-нет-нет! я так не играю!
Хотя ты мне чем-то напоминаешь бота!… дай-ка твой ай-пи проверю…

[18:14:43] Олеся Ольгерд: Ты догадался, Нео! Быстро учишься :)

[хх:хх:хх] *Ваш запрос на определение данного IP провален. Но если вы принесёте мне голову прекрасного принца, я дам вам Зелье Умственной Ясности для прохождения следующего квеста*


Мидори в культурном контексте:

в литературе:
Мидори-из-Дайкоку — в повести Хигути Итиё «Тамэкурабэ» (1895 г.) – девочка, выросшая среди красных фонарей «весёлого квартала» Йосивара в Токио.
Мидори Кобаяси – студентка в романе Харуки Мураками «Норвежский лес» (1987).
Мидори (О-Юми)– в романе Б.Акунина «Алмазная колесница» (2003) — женщина-ниндзя, убийца, лгунья, мастер камуфляжа и обольщения, коварная соблазнительница.

в манге:
Мидори Саэдзима – манга YAZAWA Ai «Я не ангел» («Tenshi Nanka Ja Nai», 1994) – решительная и предприимчивая школьница, выбранная вице-президентом школы, готовая на любые испытания ради своей первой любви.
Мидори Кацугано – манга Kazurou Inoue «Дни Мидори» («Midori no Hibi», 2002) – застенчивая девочка, не решавшаяся признаться в чувствах самому красивому и хулиганистому мальчику в школе, по необъяснимой причине становится маленькой фигуркой на его правой руке – уж куда ближе к кумиру…
Мидори Арай – манга и аниме «Нелюбимый» («Loveless», 2002), напарница бойца Ай Мьёдзина из магической боевой организации «Семь лун».

в аниме и кино:
Мидори Хадзуки – в манге и аниме «Белый крест» («Weiss Kreuz», 1997) — девушка из школы Оми, дочь полицейского.
Мидори – в фильме Рассела Кроу «Небеса в огне» (1997) — японская невеста, которую похищают во время медового месяца в качестве заложницы при ограблении банка в Сиднее.
Мидори Титосэ – анимэ «Жаркое лето» («Green Green», 2003) – девочка, возродившаяся через века, чтобы найти мальчика, которого любила; они не смогли быть вместе и убили себя, поклявшись, что будут вместе в новой жизни.
Мидори-с-заброшенной-фабрики – аниме Токоро Томокадзу «Альянс Серокрылых» («Haibane Renmei», 2001).
Мидори – одна из чудо-принцесс маи-химэ («Mai-Hime», 2004).
Мидори – экстрасенсорная подруга девушки Ран в аниме «Телепатка Ран» («Telepathy Shoujo Ran», 2008) .

Птица-секретарь даёт справку…BD (bande dessinee) — стиль европейских комиксов франко-бельгийской школы. Отличается тщательностью прорисовки и достаточно продолжительным сроком работы над каждым выпуском. Французский читатель и ценитель «девятого искусства» готов ждать выхода новой серии от полугода до года.

Комиксы (от англ. comic — смешной) — американское направление графики.

Манга (от яп. manga — «странные, весёлые картинки») — японские комиксы, иногда называемые коммику. Манга в той форме, в которой она существует в настоящее время, начала развиваться после окончания Второй мировой войны, однако изначально имела глубокие корни в более раннем японском искусстве.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Модернизм (иначе авангардизм) — общее понятие, охватывающее течения искусства и литературы первых десятилетий 20 в., резко порывающие с классическими традициями художественного творчества.

Постмодернизм (фр. postmodernisme — после модернизма) представляет собой скорее умонастроение, интеллектуальный стиль.

«Из многочисленных работ, посвященных художественной культуре второй половины 20 века, следует, что постмодернизм — это продуцирование вневременных текстов, в которых некто (не автор!) играет в ни к чему не обязывающие и ничего не значащие игры, используя принадлежащие другим коды. Соответственно постмодернизм не относится к области философии или истории, не связан с идеологией, не ищет и не утверждает никаких истин.

Постмодернизм расценивается как реакция на модернистский культ нового, а также как элитная реакция на массовую культуру, как полицентричное состояние этико-эстетической парадигмы.

Постмодернизм также рассматривают как реакцию на тотальную коммерциализацию культуры, как противостояние официальной культуре. Из рассуждений Бодрийара о гиперреальности в работе этического можно сделать вывод, что суть постмодернизма — кокетство.

«Имманентная сила соблазна, — пишет он, — все и вся отторгнуть, отклонить от истины и вернуть в игру, чистую игру видимостей». Образ хаотического сверхсложного мира — отправной момент современной художественной культуры; постмодернизм — изображение мира, о котором нет знания…»

Виль Мириманов. Постмодернизм в искусстве

 

 

 

Карты Таро, XIII аркан, Повешенный.
Обычно трактуется так: «Повешенный требует, чтобы вы добровольно пострадали от какой-либо потери или пожертвовали удовольствием ради достижения цели. Чем выше цель, тем больше жертва. Единственный человек, которого вы можете принести в жертву ради своих целей, — вы сами».

Taro_Hangedman

Рокурокуби — (яп. Rokuro-kubi -«чудовище с длинной шеей») можно причислить к группе демонов ёкай (ёкай -антропоморфные создания, наделенные мистическими свойствами; чаще всего ёкай связаны с определенной «средой обитания» — стихией или местностью). Днем рокурокуби ничем не отличается от обычной женщины. Однако ночью с рокурокуби начинает происходить странная трансформация: её шея невероятно вытягивается и становится похожей на длинный толстый шнур или веревку. Узнать рокурокуби можно по следующим признакам: они не испражняются, не едят человеческой пищи и не пьют воду. Рокурокуби любит пить масло из фонарей и пугать людей, вытягивая шею и показывая из-за угла сперва только маленькую головку, а затем и всё тело. Некоторые рокурокуби безопасны, но есть и те, что высасывают из людей кровь. По ночам рокурокуби подкрадывается к спящим женщинам и тянет из них жизненную энергию. Частые визиты чудовища вызывают смерть.

Стрекоза — самое любимое насекомое в Японии, символ победы, силы, смелости. Стрекоза томбо в японской культуре ассоциируется с храбростью, счастьем, удачей и даже с национальным духом. В древнюю эпоху Ямамото (300-710 гг.) так любили стрекоз, что Япония вполне официально именовалась «Акицусима», то есть — «Земля стрекоз». В период Сэнгоку («Сражающихся царств», 1467-1568 гг.) стрекоз называли «катимуси» («насекомые-победители»); воины приносили их в жертву богам с молитвой о даровании победы в войне. С древних времен именно по появлению или исчезновению стрекоз определяли смену погоды и наступление нового сезона — первое появление крылатых красавиц в Японии приходится на долгожданное окончание сезона дождей и означает приход теплого лета.

Укиё-э (яп., букв. «картинки (образы) изменчивого мира») — направление в изобразительном искусстве Японии, получившее развитие с периода Эдо (1603-1868).

Термин укиё, заимствованный из буддийской философии, означает буквально «мир скорби» — так именуется мир сансары, мир преходящих иллюзий, где удел человека — скорбь, страдания, болезни и смерть.

Этот мир, с точки зрения традиционно мыслящих японцев, такой же иллюзорный и преходящий, как сновидение, и его обитатели не более реальны, чем существа из мира грез. В XVII веке представления об изменчивости и иллюзорности этого мира, будучи несколько переосмыслены, породили особого рода эстетику: непостоянство бытия воспринималось не только и не столько как источник страдания, а, скорее, как призыв к наслаждениям и удовольствиям, которые дарует это непостоянство. Мир преходящих наслаждений также стал именоваться укиё, только записывался он уже другим иероглифом с тем же звучанием, буквально означавшим «плывущий», «проплывающий мимо».
Б.А. Эренгросс, В.Р. Арсеньев, Н.Н. Мировая художественная культура. — М.: Высшая школа, 2001.

Эро-гуро-нансэнсу — специфический жанр литературы, возникший в писательском кружке «Синкогэйдзюцуха» («Школа Нового искусства») в 1930-31 гг. Инициатором объединения был Накамура Мурао, художественным руководителем — Рютандзи Ю. Основные моменты, составляющие литературу «эро-гуро-нансэнсу» — эротика, влияние урбанизации на образ жизни и бессмысленный юмор.

Спрингфилд (англ. Springfield, дословно — «Весеннее поле») — вымышленный город, в котором происходит действие мультсериала «Симпсоны». Реальное географическое положение Спрингфилда определить невозможно, это связано с тем, что Спрингфилд задумывался как пародия на типичный американский городок, почти без каких бы то ни было культурных ценностей, хотя некоторые достопримечательности имеются.

Анизотропное шоссе (цитата)
«- Анка, — сказал Пашка, — помнишь анизотропное шоссе?
Анка наморщила лоб.
— Какое?
— Анизотропное. Там висел знак-«кирпич». Помнишь, мы втроем?..
— Помню. Это Антон сказал, что оно анизотропное.
— Антон тогда пошел под «кирпич», а когда вернулся, то сказал, будто нашел там взорванный мост и скелет фашиста, прикованного к пулемету.
— Не помню, — сказала Анка. — Ну и что?
— Я теперь часто вспоминаю это шоссе, — сказал Пашка. — Будто есть какая-то связь… Шоссе было анизотропное, как история. Назад идти нельзя. А он пошел. И наткнулся на прикованный скелет.
— Я тебя не понимаю. При чем здесь прикованный скелет?
— Не знаю, — признался Пашка. — Мне так кажется.

Аркадий и Борис Стругацкие, «Трудно быть богом»


З.Ы.:
[время:после:всего] Олеся Ольгерд: Всё-таки переживаю я за тех, кто нашу статью не прочитал, и некоторых фишечек не знают… Издатели промашку сделали, написав, что укиё-э — это секс и насилие :) Так ведь кто-то и будет потом считать…
[затем:немного:погодя] chedr: ой, они столько промашек вообще сделали, что уж и не знаешь, смеяться или плакать…
[в:самом:конце] Олеся Ольгерд: Да спасибо хоть что-то делают, побуждают искать и думать…

З.Ы.Ы.:
[время:вечность] Олеся Ольгерд: Кстати о Матрице — когда Мидори бросается искать ушедшего Вандера, она ТРИЖДЫ, бегая по лабиринту улочек, вбегает в подворотню с руинами и апатичным носильщиком, унылом бредущим, чихая, под дождём, в неизвестность. Чем не эпизод с чёрной кошкой? «Сбой Матрицы». Идея «сна во сне».
[время:вечность] chedr: н-да… перезагрузка…. хотя это уже было в «Твин-Пиксе»…
[время:вечность] Олеся Ольгерд: Э-э, брат, про сон во сне — это ещё до «Твин-Пикса» у Михаила Юрьевича нашего Лермонтова было – «В полдневный жар в долине Дагестана»…

 


Японский ликер Мидори (Midori) — 20 градусный алкогольный напиток запоминающегося зеленого цвета. Мидори особенно популярен среди молодежи и употребляется чаще всего в составе коктейлей. Всемирную популярность Мидори обрёл после 1971 года, когда американские бармены «распробовали» его на Токийском чемпионате барменов. В те времена ликер назывался «Гермес» и обладал стойким специфическим привкусом. Фирма-производитель Сантори (Suntory) изменила рецептуру чтобы приблизить вкус к европейским стандартам, и в 1984 году напиток с новым названием «Мидори» стал официальным напитком Лос-Анджелеских Олимпийских игр. Наиболее популярные коктейли с Мидори – «Sex On The Beach» и «Acid Trip».

«Сон» Мидорикавы Цуёси: Сны Зелёной реки

Мидорикава Цуёси, " height=

.Сон (манга) (2008)

Автор: Мидорикава Цуёси (Midorikawa Tsuoshi)

Настоящее имя: Светлана Чежина
Производство: Россия
Жанр: сёдзё/сенен, фэнтези, мистика, приключения
Кол-во томов: 1 (из 5)
Объем: 156 страниц
Графика: 10 баллов
Сюжет: 10 баллов
Он – высший маг, мечтающий о крыльях. Он ищет в чужих снах заклинание полёта, переходя из одного сновидения в другое, без устали преодолевая лабиринты, лестницы, чердаки и закоулки человеческих мыслей. По его следу идут странные люди – идут спокойно и целеустремлённо. Идут, чтобы убить его. Их мотивы различны, корни их ненависти в прошлом, которое нам не известно.

 

Она – русская девчонка, ничем не выделяющаяся из сотен других таких же девчонок. Но во снах она – хладнокровная и дерзкая паркурщица в Токио. Она откликается на имя Най (яп. «никто/ничто»), отлично разбирается в роке и нейролингвистическом программировании, и способна ускользнуть от подосланных якудзой убийц.

Что у них общего?


Ранс, Ловец сновНичего. Разве что тот факт, что высший маг Ранс снится Най, а та, в свою очередь, снится какой-то простой девчонке. И пока продолжается молниеносный стритрейсинг по снам, обстоятельствам, эпохам, взлётам и падениям, объединяет эту троицу простая философия, знакомая каждому паркурщику: нет границ — есть лишь препятствия. Нет границ между сном и явью, между духовным и инфракрасным зрением, между вчера и сегодня, между желанием взлететь и полётом, между мужчиной и женщиной. Всё преодолимо, нужно лишь верить в то, что сможешь. И смертельным зачастую оказывается именно недостаток веры.
Най
Манга Мидорикавы Цуёси «Сон» заслуживает самого пристального внимания по нескольким причинам сразу.

 

Во-первых, она отлично нарисована – что и неудивительно, поскольку в качестве образцов для подражания мангака называет таких мастеров, как Такехико Иноэ (манга «Vagabond» по роману Эйдзи Ёсикавы «Миямото Мусаси»), Масакадзу Кацуру (манга «Айзу» — «I»s», Masakazu Katsura), Умэзава Харуто (Umezawa Haruto, манга «Buraidan Bureemen») и Обата Такеши (Obata Takeshi, манга «Bakuman», «Death Note», «Hikaru no Go»).

 

Во-вторых, у манги Мидорикавы лихо закрученный сюжет. Начинается история с места в карьер – сцена насилия, стремительный бег по запущенным пустым коридорам и грязным лестницам, лихой файтинг, — и десятки загадок, на ходу раскрываемых только для того, чтобы обернуться прологом к новым загадкам и открытиям. По сути, весь первый том – пролог и завязка дальнейшей истории. Ясность наступит, надо думать, в томе втором, оставляя пока что читателя гадать, как же могут сложиться обстоятельства с учётом предложенных правил игры – причём весьма замысловатых.

Ранс и Юки

В-третьих, особый интерес манга представляет для тех, кто интересуется загадками человеческой психики и тайнами сновидения – этой отдельной жизни души и сознания. Реальность и иллюзорная действительность смешаны на страницах «Сна» так ловко, что с первого прочтения только очень внимательный читатель сумеет обнаружить кое-что весьма интересное относительно мест действий и взаимоотношений персонажей.
Возможно, кто-то узнает в текучести времени и лёгком беге сквозь обстоятельства фрагменты своих снов – что неудивительно. Ведь каждый из нас однажды оказывался там, где можно взлететь усилием воли, а прыжок в воду переносит на крышу дома.

 

Ранс и птицы мечты

Радуют культурные отсылки, не переходящие, впрочем в модернистское цитирование, смешивающее в кучу коней и людей. Вполне вероятно, что некоторые из них получились невольными – так, например, кто-то скользнёт лишь беглым взглядом по эпизоду пробуждения Ранса среди изменчивых волн на берегу фантазии,Персонаж, подозрительно похожий на Вилле Валло а поклонники творчества Желязны, возможно, вспомнят о прибрежных прогулках Принца, Имя Которому Тысяча из романа «Создания света, создания тьмы». Промелькнёт в истории и классическое раздумье кэрроловской Алисы – пить или не пить из пузырька с невинным ярлычком «Выпей меня»? Один из эпизодов содержит прямую отсылку к «Матрице», в свою очередь ссылающейся всё на ту же «Алису» — помните, какую рекомендацию прочёл Нео на экране компьютера в аккурат перед стуком в дверь?.. Теперь сделайте поправку на экзотичное место действия, и вместо Нео пусть будет Най :) А если уж говорить о компьютерах, то обратим внимание, что высший маг, он же Ловец Снов, обладает одной удивительной особенностью зрения: он способен, в буквальном смысле этого слова, видеть встречных насквозь, и получать информацию о них прямо из воздуха, оценивая их намерения и предполагаемые действия по множеству параметров. А один из персонажей просто до изумления похож на одного весьма известного музыканта. Хотя сама мангака со смехом утверждает, что моделью для готичного вида юноши с мрачно горящими глазами и в чёрной глубоко натянутой шапочке послужила одна знакомая девушка. Что не отменяет схожести этой самой девушки всё с тем же музыкантом :)

 

После просмотра манга оставила то самое послевкусие, которое, не вдаваясь в сложные метафорические построения и словоблудие, можно выразить так: «Ня!!! Когда следующий том?..»

 

Ранс: " height=

Мидорикава мастерски владеет композицией и динамикой действия, взгляд скользит от кадра к кадру с ощутимым удовольствием. Щедрое использование фоновых скринтонов в сочетании с чёткой линией оставляет впечатление кинематографичности, а позы и пропорции персонажей радуют реалистичностью. Автор показывает своих героев в самых разнообразных ситуациях и ракурсах, блестяще справляясь даже с самыми сложными из них. Эстетическое чувство рецензента во время просмотра мурлыкало от удовольствия и томно потягивалось.

 

Най в ярости
Подобные случаи столь абсолютного приятия произведения, как правило, исключительно субъективны, и могут не получить подобного же отклика у других читателей. Кто-то видел мангу на уровне, кто-то – лучшую, но не будем забывать о том, что среди весьма немногочисленной русской манги ещё меньшее число авторов на данный момент может похвастаться тем, что получил признание у тех, для кого рисование манги – часть культуры: у самих японцев. Поэтому самым верным способом самому всё решить для себя по поводу манги «Сон» будет – окунуться в сны Зелёной реки, Сильной духом – Мидорикавы Цуёси, русской девчонки Светки Чежиной, в детстве бродившей по степи в поисках заклинания для полёта.
Сон

 

(с) Олеся Ольгерд, «Хроники Чедрика»# 2, 2009

Хеталия и страны Оси (манга)

Никого не удивляет, когда, скажем, братья Стругацкие пишут роман о писателе, а режиссёр Фёдор Хитрук снимает мультфильм о тяготах режиссёрской работы, а Владимир Высоцкий поёт «Песню певца у микрофона». Так что идеянарисовать мангу о рисовании манги лежала на поверхности. И оставалось дождаться только того, кто первым додумается воплотить её с таким размахом.

Первыми додумались Цугуми Ооба и Такэси Обато. Шедевры в мангаиндустрии им создавать не впервой (об их «Тетради смерти» знают не только мангафаны , но и их мамы, периодически убирающие со стола страшные чёрные тетрадки, и нервные тётеньки, в общественном транспорте с ужасом разглядывающие дружелюбную физиономию Рюука на сумках, куртках и штанах).

 

Да и что сложного — вспоминай свои первые шаги в ремесле, да зарисовывай. А между тем, не всякой профессии так повезёт на воспевателей и рассказчиков. Ушли в прошлое бодрые рапорты о подвигах бравых комбайнёров и доярок-ударниц, не водружают больше на полки солидные тома с описанием головокружительного романа завцехом и завсклада на фоне пылающей домны :)) (То, что их заменили мемуары политиков и литпутан — разговор отдельный, и не по нашему профилю).

Проще говоря — исчез интерес к такому любопытному явлению, как производственный роман. А ведь жанр этот — особенно в рамках комикс-индустрии — весьма интересное и перспективное дело. Хоть и существует пока лишь благодаря корпоративным комиксам да японской манге.

 

Редакция «ХЧ» с большим интересом послушала бы ваши соображения на тему графических историй о разных видах работ, дорогие читатели. А пока что вашему вниманию — обзор манги о манге от настоящего мангофана ;)P.S. Отдельное спасибо — за перевод манги — команде FMP-team.

О.Ольгерд

 

А.Леонова: С Бакуманом — к вершинам славы!

Каждый из нас на определенном этапе сталкивается с фундаментальным вопросом: чем мы хотим заниматься по жизни? Мы проходим тесты на проф.ориентацию, смотрим на свои оценки в школе, силясь понять, какой же предмет удается лучше других. Делаем выводы, разговариваем с друзьями, обращаемся к опыту собственных кумиров. Нас спрашивают об этом родители — и предлагают свои варианты, сообразно их видению счастливого будущего (возможно, надеясь, что чадо пойдет по их же стопам, продолжая семейную традицию). Так кем ж стать? Инженером, учителем, адвокатом, журналистом, дизайнером? А спрашивали ли у Вас когда-нибудь, не хотели бы вы быть… мангакой?

 

Герой манги «Bakuman», Моритака Мосиро – обычный школьник, не хватающий звезд с неба. В то время как одноклассники уже вовсю обсуждают своё будущее, он так и не может решить, где хочет учиться и кем после учёбы работать. Главный его талант — умение рисовать — по мнению самого Моритаки, является не более чем увлечением, которое не принесет радости и спокойствия его родителям. И всё продолжало бы идти своим чередом, если бы однажды он случайно не забыл в школе тетрадку с набросками. Вернувшись за ней, он обнаруживает в кабинете своего одноклассника – Акито Тагаки, который делает нашему герою неожиданное и интригующее предложение: вместе рисовать мангу.

Но не тут-то было: Моритака категорически не соглашается, ведь это выглядит как сущее безумие. Все прекрасно знают, насколько трудно зарабатывать рисованием манги — как пример тут же всплывает безрадостная история родного дяди Моритаки, Кавагучи Таро, которого эта творческая профессия буквально свела в могилу. Уговорить Моритаку так и не удаётся, даже несмотря на то, что быть мангакой – его давняя мечта, запрятанная в самом тайном уголке сердца.

Только вот и Акито не лыком шит, и просто так сдаваться не собирается. Не без его помощи Моритака и Азуки Михо (одноклассница, в которую Моритака тайно влюблен) узнают о мечтах друг друга: девушка, между прочим, тоже не лишена честолюбия и мечтает стать сейю (актрисой, озвучивающей роли в аниме, видеоиграх, иностранных фильмах, а также на радио и телевидении); наш герой же неожиданно для себя делает ей предложение руки и сердца. Но не рассчитывайте на преждевременный happy end: дама сердца заявляет, что будет с ним только тогда, когда исполнятся их мечты. Вы уже догадались, что это значит? Все верно: путь молодых талантов к вершинам мира манги начинается!

Разворот манги Bakuman (внимание: манга не отзеркалена, читается справа налево)

«Bakuman» – совершенно новое (первый выпуск вышел 8-го августа 2008го года), свежее творение от уже знакомых нам Цугуми Ооба и Такэси Обато, авторов манги «Death Note». Заработав популярность своей предыдущей работой, они делают следующий выстрел — и попадают в самое сердце читателю. На выходе – оригинальное, ни на что не похожее произведение, имеющее все шансы заполучить миллионы поклонников. Но в чем секрет волшебной смеси?
Ооба и Обато делают ставку на современный, не приукрашенный сверхспособностями и мистикой наш мир. Нас затягивают в нашу же реальность, в достоверную, простую и при этом блестящую историю об обыкновенных подростках, наделённых незаурядным талантом вкупе с желанием двигаться только вперед. И мы отвечаем на это да, да и еще раз да! Смелый, нетривиальный ход, и какой эффект он возымел в читательском сознании. Мы попались, и в следующий момент уже ловим себя на мысли, что понимаем рассуждения героев на тему коммерческих ходов, композиции в раскадровках etc — и начинаем применять их же творческий сленг к их собственной манге. Нас не спасти, золотая клетка захлопывается, и мы оказываемся во власти чар этого произведения. И, надо сказать, это просто замечательная новость.

Так что же ожидает нас на страницах манги «Bakuman»?

  • Интересный сюжет, ни на секунду не дающий заскучать, пробуждающий в нас естественное любопытство: что же будет дальше?
  • Отличные персонажи с проработанными, живыми характерами, которым мы просто по-человечески начинаем верить. Ну, потому что так и вправду бывает.
  • Приятный, ненавязчивый и очень тонкий юмор от авторов, не гнушающихся посмеяться и над собой.
  • И, конечно же, знакомый и безумно приятный нашему глазу стиль, который превратит чтение манги в настоящий отдых.
Осталось добавить, что публикация продолжается и по сей день. На данный момент 56 глав переведено на английский язык. А это значит, что нас ждут новые повороты сюжета, любимые герои и еще множество интересных вещей на пути к вершинам мира манги с Bakuman!

Александра Леонова (aka chiaroscuro man),
специально для «Хроник Чедрика #6»

«Роскошный карат Galaxy: Лес священных изваяний»: звёздный блеск и лоск нищеты

Роскошный Карат Galaxy(манга) [2004]
Gorgeous Carat Galaxy
Автор: Хигури Ю [Higuri You]
Производство: Япония
Жанр: сёдзё, сёнен-ай, романтика, приключения, история
Количество томов: 1

Манга, изданная «Palma Press», выглядит действительно роскошно: глянцевая суперобложка, цветная вставка с оригинальным вариантом обложки, плотная бумага, достаточно качественная печать – казалось бы, пиршество для глаз и духа. Однако при более близком знакомстве возникают кое-какие вопросы к издателям.

Итак, о чём нам рассказывает Хигури Ю?

В Париже примерно конца 1890х – начала 1900х годов проживает юный Флориан де Рошфор, отпрыск древнего дворянского рода Рошфоров. Род обеднел и запутался в долгах настолько, что семья вынуждена была отдать Флориана в качестве выплаты огромной суммы, занятой у известного ростовщика по имени Рэй Бальзак, граф Курляндский.

Gorgeous Carat Galaxy: Флориан, Нуа и Лайла

В обществе распространяются слухи, что Флориан – «содержанка графа», и впечатлительный юноша очень переживает по этому поводу. Но не может же он признаться, что на самом деле он не любовник, а подельник Рэя Бальзака, который есть никто иной, как Нуа (Noir, искаж. фр. noire — «тёмный»; также на арго — «ночь») – неуловимый дерзкий вор, специализирующийся на краже редких ценностей. Как и полагается загадочному графу, чьё богатство пришло тёмными путями, Рэй-Нуа проживает с целой компанией «добрых друзей» — со спасённой им восточной красавицей Лейлой, аристократом Флорианом, добродушным усачом Мишелем и с маленьким мальчиком Ноэлем. И, конечно же, есть у Рэя извечный противник – следователь Соломон Сюга из городского департамента полиции, который, согласно характеристике, данной ему Флорианом, «хороший человек, несмотря на то, что суёт свой нос в наши дела и постоянно требует к себе внимания».

Всё это становится известно, увы, лишь после прочтения манги до конца – из так называемого «Бонуса». Именно в этой мини-главке называются все имена и обстоятельства. История же «Леса священных изваяний» — суть один из эпизодов увлекательных приключений графа Курляндского сотоварищи, и Флориану здесь отводится роль эдакого доктора Ватсона – быть на подхвате, попадать в неприятности и простодушно рассказывать обо всём происходящем нам, читателям.

История в манге «Роскошный карат Galaxy: Лес священных изваяний» начинается с «путешествия в прошлое»: маленький мальчик Флориан, гуляя с гувернанткой, отстал от других детей и заплутал в старом лесу. На одной из полян среди гранитных валунов и изваяний загадочных божеств он неожиданно видит девочку, одетую, гм, лишь в солнечный свет; девочка ангельски красива и так чудесно поёт, что Флориан принимает её за фею. Память об этой ошеломительной встрече он бережно хранит в своём сердце. Затем воспоминания переносят его в недалёкое прошлое, когда он получает письмо от своего родственника Жака. Жак вынужден заняться распродажей имущества графов Шабо – сам граф, старший брат Жака, и его жена исчезли много лет назад, оставив на произвол судьбы дочь Элеонору – ту самую «лесную фею».

Теперь Жак уже не в силах поддерживать в должном состоянии виллу Шабо, да к тому же нуждается в деньгах на грядущую свадьбу. Немало беспокоит его и судьба уже подросшей Элеоноры, опекуном которой он стал по воле случая. Чтобы решить все финансовые затруднения разом, он и пишет Флориану, упрашивая его поговорить со своим покровителем, ростовщиком Рэем по поводу приобретения редких картин и драгоценностей из коллекции Шабо. Рэй, питающий к Флориану более чем нежные чувства, умело скрытые маской цинизма, взбешен этим письмом: как человек – из-за двуличия родственников, продавших юношу, а теперь просящих его помощи, и как вор – из-за предложения купить то, что обычно он берёт даром. Флориан же, добрый и бесхитростный молодой человек, готов простить родных и уговаривает Рэя отправиться на виллу Шабо. Там-то и начинается каскад приключений в истинно детективном духе: с семейными тайнами, снегопадом, перекрывающим все дороги, необъяснимыми убийствами, тёмными делами, секретными тоннелями, безумием и отчаянными попытками заполучить любовь насильно.

«Граф Монте-Кристо» Александра Дюма, «Призрак Оперы» Гастона Леру, «Похождения Рокамболя» Понсона дю Террейля, «Арсен Люпен, джентльмен-грабитель» Мориса Леблана – вот лучшие образцы известных во всём мире французских авантюрно-приключенческих романов, на которые вполне очевидно ориентировалась Хигури Ю. В одном из эпизодов мелькает заимствованный из кинематографа чёрный цветок, любезно оставленный вором на месте преступления – только это не тюльпан, как в «Чёрном тюльпане» («La Tulipe noire» Кристиана-Жака, 1964) с красавцем Аленом Делоном, а роза.
Что касается значка М+М, которым «Palma Press» отметила томик – читатель зря будет искать яой; во-первых, в вихре событий у героев на проявление чувств будет всего пара моментов – хоть и волнующих; во-вторых, Флориан, в силу воспитания и душевного целомудрия, способен лишь краснеть и отбиваться. Рэй «в режиме Нуа» ведёт себя достаточно хищно, но дальше трогательного сёнен-ая дело не заходит. Хигури-сан – дама, предпочитающая романтику :) (Тем же, кто хочет более острых ощущений, рекомендуем часть первую саги о Нуа и Флориане – «Gorgeous Carat: The Flame of Mughal», найти которую в сети не составит особого труда – как для ознакомления, так и для покупки).
Прорисовка манги на высоте — что неудивительно; с графическим стилем Хигури Ю российские читатели уже знакомы по прекрасному сборнику «Сны эпохи Тайсё».Немного хуже обстоят дела с печатью – хотя в общем и целом она достаточно качественна, изредка на мелких деталях проскальзывает муар; чёрный цвет не «100 % black».Но уж совсем плохо дела обстоят с текстом.

Во-первых, использованная гарнитура. Неизвестно по какой причине редакция остановила свой выбор на шрифте разновидности «Modern»; то, что смотрелось бы уместно и очень красиво, скажем, в заголовке или названиях глав (если б они были поименованы) – совершенно не воспринимается глазом в качестве речи персонажей (особенно когда говорят сразу несколько). Шрифт декоративный, удлинённый, тонкий; совсем уж катастрофично его использование вне речевых баллонов: на тёмном или пёстром фоне он становится практически нечитаемым.

Во-вторых, перевод. По своим художественным достоинствам он весьма скромен, если не сказать хуже. Фразы вроде «Кажется, мадам Белльз уже не спасти. Похоже, ей проткнули грудь чем-то острым», «Совсем вышло из головы, что ему только восемнадцать», «Глубокий тёмный лес весь покоится в снегу», «Надо же, какая встреча, мой запылившийся чёрный котёнок», «Я нашёл вход под подстилкой из камней» и тому подобные перлы заставляют почувствовать себя счастливым обладателем самопального скана (впрочем, не будем незаслуженно обижать сканлейторов – в их версии перевод был самым высококачественным). А как восхитительны размышления Флориана, разглядывающего своего «покровителя» Нуа: «Куда бы ты ни поехал, ты везде сойдёшь за иностранца… пепельно-чёрные волосы, тёмный цвет кожи в контрасте с яркими зелёными глазами… Контраст в твоей внешности словно рассказывает и о твоей внутренней стороне. Сияние как будто заключено в оболочку тьмы из вельвета… Нуар, ты словно тьма, скрытая под множеством слоёв вуали». Искушённый читатель испытает при этих излияниях чистую радость от встречи со словом, как говаривала переводчица Нора Галь. Особенно ежели у читателя настолько богатое воображение, что он представляет себе, как выглядят пепельно-чёрные кудри, и привык говорить о смуглых людях, что у них, мол, тёмный цвет кожи. О «тьме из вельвета» (которая в оригинале, вероятно, всё же «бархатная тьма», если только не «тёмный бархат» или «сгустившаяся тьма») лучше вообще не упоминать.

Итак – графика 10 баллов, сюжет 8 баллов, печать 8 баллов, перевод 4 балла, шрифт 1 балл. Как видим, претензии в основном не к манге, а к её адаптации для российского читателя.

И ещё один занимательный факт. «Роскошный карат Galaxy: Лес священных изваяний» — всего лишь один том из серии «Роскошный карат», и даже не первый. К сожалению, в последнее время довольно часто ничего не подозревающую публику «радуют» вырванными из контекста произведениями (тем же образом поступили с премьерой 3D-мультфильма «Коралина» по одноимённой книге Нила Геймана – в России показали лишь одну из четырёх частей, и опять-таки не первую). Сложно сказать, чем при этом руководствуются прокатчики и издатели, и на что рассчитывают.

Можно лишь предположить, что часть первую («Gorgeous Carat: The Flame of Mughal», 4 тома) издавать не рискнули из-за наличия рискованных сцен, а выпуск второй («Gorgeous Carat: La Esperanza») ещё продолжается; в то же время манга Хигури Ю пользуется в России успехом; именно поэтому в качестве «первой ласточки» серии GC выбран Carat: Galaxy, безобидный и, в общем-то, довольно интересный сиквел – увы, выхолощенный переводом и неудачными экспериментами с компоновкой текстов внутри баллонов.

Если бы «Palma Press», учитывая вышесказанное, поработала во втором тираже над шрифтом и переводом, а также договорилась с Хигури-сан о выпуске полной серии приключений Флориана и Нуа – эта манга стала бы воистину прекрасным украшением любой коллекции. Пока же, в российской адаптации манги, роскошь– лишь в названии.

Олеся Ольгерд (с) «Хроники Чедрика» # 4’2009

Сны эпохи Тайсё: танец души

Taisho_Dreams_cover

Сны эпохи Тайсё(манга) [2005]
Taisho Dream Stories
Taisho Mugen Kitan
Производство: Япония
Жанр: сёнэн-ай, фэнтези, сёдзё
Кол-во томов: 1

Однажды летним жарким днём красавица Сакуя Карюу, прогуливаясь по саду, увидела забившуюся в кустарник умирающую лису. Пожалев рыженькую, Сакуя выходила её и отпустила на волю здоровой и весёлой. И через некоторое время к ней в услужение нанялась милая девушка по имени Ёко — преданная, верная, готовая на всё ради госпожи. Сакуя и знать не знает, что на самом деле Ёко — лисица с девятью хвостами, прожившая на белом свете долгие 800 лет, и поступившая по древнему принципу: «Плати добром за добро!». Та самая лисица, которую Сакуя спасла от смерти. И теперь неунывающая служанка хранит все секреты своей хозяйки и терпеливо ждёт возможности вернуть долг помощи в трудную минуту. И конечно, приходит день, когда лисичке придётся совершить для любимой госпожи невозможное… Собственно, именно с этого момента начинается манга Хигури Ю «Сны эпохи Тайсё».

 

В томик манги включены три истории, относящиеся собственно к циклу «Снов…», и новелла «Блед», написанная гораздо раньше (в книгу она, видимо, вошла по принципу заполнения оставшегося пространства, поскольку с предыдущими историями никак не связана). Манга была заказана через интернет, поэтому о графике я судить могла разве что по обложке — а она, надо сказать, очень красива. Меня заинтересовало то, что в аннотации говорилось: главная героиня — лисичка. Люблю истории об оборотнях, тем более таких изящных, как японские кицунэ. В назначенный день я получила заказ, с трепетом вскрыла упаковку, открыла мангу — и влюбилась. Графика Хигури Ю удивительна: легка, изящна и выразительна.
Хигури поклонница «чистого стиля» — минимум скринтонов, разве что для создания «цветового пятна»; основной инструмент мангаки — линия.

Taisho_Dreams_InJan Taisho_Dreams_DeathStone

Taisho_Dreams_YokoПервые две новеллы, «Инь/янь» и «Губительный камень» — соответственно история о зловещих снах госпожи Сакуи Карюу и рассказ о непростых отношениях магического танцора театра «Но», Акиры Ханаваки, с его братом Кагурой. В обеих историях лисичка Ёко оказывается, что называется, «вторым главным героем», и успевает полюбиться настолько, что начинаешь жалеть о том, что больше с ней встретиться не суждено: лукавая, храбрая, энергичная и предприимчивая Ёко очень удалась как персонаж.

Новелла «Милосердная принцесса», по признанию самой Хигури Ю, была создана первой в цикле об оммёдзи, став таким образом, предшественницей «Снов…». В ней мы узнаём об одном эпизоде увлекательной жизни оммёдзи Абэ Сэймэя, а также о том, каковы бывают последствия обиды, причинённой влюблённой женщине. Все три истории великолепны и в сюжетном и в графическом смысле: фэнтези, сёдзё, лёгкий сёнэн-ай…

Последняя же новелла, «Блед» (о сыне биолога, застрелившегося после обвинения в создании смертоносного вируса) — относится к совершенно другому жанру, доселе в российском книгопечатании почти не изученному.

Taisho_Dreams_Bled

«Блед» — новелла-яой. Маленькая история нелёгких отношений парня из клуба для мужчин и детектива-альбиноса. Следует отметить, что в рамках жанра — отнюдь не самый интересный образец, как по сюжету, так и по графической подаче: стиль рисовки более груб и «американизирован». Мир «Снов…» Хигури индивидуален и волшебен, и способен мгновенно завоевать сердце истинного ценителя манги; мир же агентов ФБР, преступных группировок,мужской проституции и секретных вирусов — довольно разведанная территория, являющаяся полем игры для слишком многих мангак, и на этом поле Хигури ориентируется гораздо хуже, чем в городах и весях фэнтезийной древней Японии. Но в общем и целом, эта капелька дёгтя не испортит целой бочки отличного мёда: вне зависимости от наличия в портфолио не совсем удачных работ, Хигури Ю по праву можно назвать одним из мастеров рисунка, сюжета и сценария, достойных пристального изучения.

Taisho_Dreams_Sakya_nightmare

Итого: манга рекомендуется, как один из лучших образцов, достойных украсить полку начинающего отаку. Со временем её ценность будет ещё и в том, что она включает в себя одну из первых официально выпущенных в России яой-историй.

(с) Олеся Ольгерд, «Хроники Чедрика» № 1, 2009

Кафе ТАРО: Знакомство с Памелой

cafe_tarot

Tarot Cafe (манхва) (2002)
Кафе Таро
The Tarot Café
Автор: Санг Сун Пак (Sang Sun Park)
Производство: Южная Корея
Жанр: драма, фэнтези, сёдзё
Кол-во томов: 7

Графика: 10 баллов
Сюжет: 10 баллов

…На одной из улиц шумного города есть уютное тихое кафе, носящее название «Кафе ТАРО». Его хозяйка, гадалка Памела — молодая женщина с ясным взглядом и приветливой улыбкой. Она способна видеть прошлое и предсказывать будущее, и у неё нет недостатка в клиентах. И если днём к ней свободно приходят простые смертные, то после полуночи вход открыт лишь для особых посетителей. С них Памела берёт плату не деньгами, а драгоценными камнями, огранёнными в виде бусин. Это не просто бусины – когда-то они были собраны в ожерелье и принадлежали Белиалу, падшему ангелу – демону небытия, лжи и разрушения. Ожерелье, лопнув, разлетелось по всем магическим и человеческим мирам, и собрать его Памела может только с помощью своих особых клиентов – вампиров, фей, оборотней, духов воды, земли, огня и воздуха… А вот на вопросы — для чего прекрасной гадалке нужно магическое ожерелье; каким образом связаны в интригующий узел дела давно минувших дней – Шотландия 1232 года! – и события нынешнего времени; способны ли люди ради любви уходить в мир магии, а драконы – рисковать бессмертием; что такое – умение проникать взглядом в суть вещей и когда даруется такая возможность; — на все эти вопросы мы получим ответы только в конце путешествия по миру, созданному мангакой Санг Сун Пак.


Лицензию на выпуск «Кафе ТАРО» в России приобрело екатеринбургское издательство «Фабрика Комиксов». В настоящий момент в продажу поступили том 1 и 2, готовится к выпуску том 3.


При покупке манги я обычно руководствуюсь следующими соображениями: меня должен заинтересовать сюжет, либо прельстить графика.

Cafe_Taro_cover

В «Кафе ТАРО» счастливо сочетаются оба показателя: графика Санг Сун Пак утончённо реалистична, а сюжет выстроен на классической основе, которую следовало бы назвать «комплекс Шехерезады»: череда мини-историй, которые так или иначе вязаны с главным персонажем – неважно, рассказывает он о них, или участвует в них… или участвует, а после рассказывает. В данном случае связующим персонажем является гадалка Памела, обладающая небольшим, но довольно сильным даром ясновидения.

Можно указать на подозрительное сходство «Кафе ТАРО» с известной мангой Акино Мацури «Магазинчик ужасов» (Akino Matsuri, «Pet Shop of Horrors», 1995), по крайней мере, все внешние признаки налицо: небольшое заведение с загадочным хозяином, связь этого самого хозяина с миром волшебства и опасных чар, его слабость к сладенькому, и масса историй о столкновениях людей с магическими знакомцами главного героя. Уместно, однако, подчеркнуть, разницу в подаче: у Мацури персонажи сказочного мира служат наградой или карой людям – в зависимости от поступков последних (и кара чаще всего следует за причинением психологичекого или физичекого вреда ближним своим), а у Санг Сун Пак волшебные создания относительно мирно сосуществуют с людьми, занимаясь своими делами, и в основном их встречи случаются на самой поэтической и эфемерной почве – на территории любви. Или ненависти, которая, как известно, есть извращённая форма всё той же любви.

Nebiros_Cafe_Taro

Если почитать в Интернете отзывы о манге «Кафе ТАРО», можно отметить любопытный факт: мнения о её жанровой принадлежности разделились кардинально. То есть в принципе, основные её жанры — драма, фэнтези, сёдзё – не вызывают нареканий. Почему-то многих заинтересовала принадлежностьнепринадлежность «Кафе ТАРО» к готике.
Всё относительно. Первым делом необходимо определиться с терминами и представлениями. Если считать готикой только истории о вампирах, мертвецах, неназываемых демонах и Козлищах с Тысячью Агнцев, о кровавых жертвоприношениях, бледной луне, кладбищах, седом мхе, стонущих камнях и тэдэ и тэпэ – «Кафе ТАРО» является готикой лишь наполовину. Или даже на треть. Лично я бы назвала «Кафе ТАРО» мангой в стиле готик-гламур. То есть от реальной готики как литературно-изобразительного жанра взята лишь внешняя, показная, элегантная и обольстительная сторона. Однако если сравнивать, допустим, «Кафе…» и «Ангелов Ковчега» самой же Санг Сун Пак (Sang Sun Park, «Ark Angels», 2005), где море разливанное кавая, и персонажи то и дело переходят в режим «чибиков» (то есть нарочито упрощённых, схематичных человечков с преувеличенной эмоциональностью) – становится ясно, что «Кафе…» ВЕСЬМА ГОТИЧНО – в рамках творчества самой художницы.

Cat_from_Cafe_Taro

Персонажей Санг Сун Пак можно узнать по следующим признакам: у всех у них довольно реалистичные, большие бездонные глаза, обрамлённые удивительно пушистыми кукольными ресницами, — глаза то сияющие, то умоляющие, необыкновенно трогательные (что, если не абстрагироваться, временами может подраздражать нелюбителей слащавости). Девушки как правило похожи на фарфоровых изящных кукол, а юноши похожи на девушек. Думаю, реальным воплощением типично СунПаковского героя был бы Дэвид Боуи времён Зигги Стардаста.

С графической точки зрения – преобладает чёткая линия, скринтоны применяются скупо и точно (в дело идут в основном цветы, орнаменты и кружева, но, повторюсь, в правильных пропорциях), мангака использует разбивку на информационные квадраты, лишь изредка выделяя одну страницу «на крупный план» одному герою (как правило, в целях выразительности в особо острые моменты). Изобразительный стиль – реалистичная фэнтезийность, то есть реальные (чуть удлинённые) фигуры + изящные линии декора. Мангака обожает рисовать гладкие «сияющие здоровьем» локоны и копны кудряшек у девушек. Богато представлены элементы оформления и общая манера стиля «ар-нуво».

Итого: манга рекомендуется ценителям красивых (во всех смыслах) историй о любви, проходящей сквозь века («только ею, только любовью держится и движется жизнь!» — как справедливо заметил И.С.Тургенев, хоть и совсем по другому поводу). Порадует манга и поклонников готик-гламура в его наилучшем проявлении, а также, возможно, любителей эзотерических знаний, которые в полной мере оценят появление на сцене таких весьма непростых персонажей как Белус, Небирос, Белиал, Харут и Марут.

«Кафе ТАРО» несомненно заинтересует и желающих ознакомиться с мифологией разных народов: всерьёз о волшебных существах и разнообразных духах стихий рассказывается мало, ровно столько, сколько требуется по сюжету, но те, кто после прочтения манги обратятся к поисковым системам с запросами по поводу упоминаемых имён, могут обнаружить для себя немало интересного и даже захватывающего, после чего мангу можно будет перечитать заново уже совсем другими глазами.

Об авторе:

 

Sang Sun Park

Санг Сун Пак (Sang-Sun Park)

Дата рождения: August 9, 1974
Группа крови: AB
Образование: Gookmin University, факультет графического дизайна
Хобби:Слушать музыку, смотреть фильмы, играть в игры
Любимый персонаж «Кафе ТАРО»: Белус, потому что он умеет надёжно скрывать свои чувства.
При работе над «Кафе ТАРО» слушала: Adiemus, Ravel, и так далее.
Автор работ:
-1994: Иллюзии («Illusion»)
-1997: Сломанная игрушка («Broken Toy»)
-1998: Потерянные крылья («Lost Wings»s)
-1999: Реквием по душе («Requiem of the Soul»)
-2000-2001: Драгоценности («Les Bijoux»)
-2002-2009: Кафе ТАРО («Tarot Cafe»)
-2005-до сих пор: Ангелы Ковчега («Ark Angels»)


(с) Олеся Ольгерд, «Хроники Чедрика»# 1, 2009

Наталья Ререкина: от Alef до «О! Мега!»

Где живут самые красивые девушки? В России. А самые очаровательные ведьмочки? Конечно же, в Киеве!

Алеф Ререкина, автопортрет
Алеф Ререкина,
автопортрет

И кому это знать доподлинно, как не потомственной киевлянке и мангаке по зову души — Alef, для которой сейчас (и это можно с уверенностью сказать) звёзды сходятся в решающий рисунок, обещающий талантливой девушке замечательное будущее.

И рисунок этот сделан с помощью G-pen, не иначе.

Итак, кто такая Алеф Ререкина, и на каком основании мы делаем столь смелые заявления?

Извольте, основание самое солидное (и, на самом деле, единственно приемлемое для людей творческих): помимо таланта девушка обладает терпением, упорствои и усидчивостью, позволяющими этому таланту развиваться и совершенствоваться. Именно такие люди, как справедливо говорит СиБи Цебульски, имеют самые большие шансы на то, чтобы «прорваться в индустрию». (А уж ему-то верить можно, он — человек, не первое десятилетие сотрудничающий с комикс-издательством Marvel, и побывавший сценаристом, редактором и рекрутёром молодых талантов).

Впрочем, предоставим нашим читателям самим ознакомиться с работами Натальи Ререкиной, и решить для себя, насколько правдивы наши прогнозы.

 

Детство

Наталья Юрьевна Ререкина родилась в столице Украины – городе Киеве. Случилось это 14 сентября 1984 года. На вопрос, какие самые яркие воспоминания детства, со смехом ответила: «Всё, что происходило со мной в детстве, мне казалось ярким и новым!»

 

Рисовать Наташа начала в том возрасте, когда и разговаривать ещё не научилась. Как и все дети. А когда увидела диснеевские мультфильмы, стала рисовать осознанно и целенаправленно. Училась она в обычной школе, и отличницей не была – всему виной рисование на уроках.

 

ХЧ: Как к дочкиному увлечению рисованием отнеслись родители и одноклассники?

НР: Отец постоянно бубнил: «Опять ты “дули” рисуешь, лучше уроки учи!». Я лишь отмахивалась от него и рисовала дальше. Мать же наоборот, была моим первым читателем и почитателем. Каждый нарисованный мною комикс сразу же был в руках матери, лишь потом его читали друзья. С пятого класса я стала популярна среди своих одноклассников. В тот год было нарисовано огромное количество фанарта по диснеевским мультфильмам, и всё по заказу одноклассников. Впоследствии стала потихоньку запрашивать плату за своё творчество.

 

Становление стиля: обычное счастливое советское детство, уже отмеченное печатью Диснея.

Умение рисовать по жизни как помогало, так и мешало. Учителя хорошо ко мне относились (надо сказать, что меня ценили за мой талант) и иногда “вытягивали” по предметам, потому что я всегда рисовала стенгазеты. А мне это не нравилось, но – терпеливо рисовала.

ХЧ: Есть мнение, что, рисуя, человек прорабатывает для себя мысли, впечатления и жизненные уроки. Первая любовь, её романтика или грусть – как отразилась на рисовании?

НР: У меня была несчастная первая любовь. Только горе и разочарование. Все свои эмоции я изложила в комиксе. Когда перечитывала его, боль всегда возвращалась. С тех пор я ценю в историях обнаженные болью чувства, эмоции на грани. При этом герои должны находить выход из лабиринта боли и горя. В итоге всегда должна быть надежда.

Отрочество

Проявившийся с детства талант к рисованию не был пущен на самотёк: Наталья два года посещала художественную школу, где получила неплохую теоретическую базу, затем пять лет шлифовала творческие навыки, устроившись в сфере мультипликации (опыт работы в студиях «Борисфен-Лютес», «Фрески» и «Ялта» обогатил резюме Натальи такими будоражащими воображение профессиями, как прорисовщик, L.O. и аниматор), и в настоящий момент ухитряется совмещать фрилансерское выполнение заказов с рисованием для души.

НР: Помню, в художественной школе мы «рисовали музыку». Учитель включил магнитофон, с какой-то классической музыкой и дал задание, изобразить на бумаге то, что мы чувствуем. Это было очень интересно! Было много натюрмортов, пейзажей. Нас учили видеть природу.

Нигде так наглядно не предоставлено развитие мастерства, как в папке художника. Музыкальные девы от Alef: Фэнси (2002) и Варвара (2009)

ХЧ: Наташа, а как так получилось, что Вы обратились к анимации? Это было целенаправленное намерение, или случайность?

НР: Однажды подруга принесла в школу мой комикс (первый в смешанном стиле аниме и Диснея), показала однокласснице. Эта одноклассница взяла рисунки домой, где их и увидел друг семьи Владимир – аниматор с Киевской студии «Борисфен» . Он загорелся взять меня на работу. Его поразило то, что я легко рисовала шариковой ручкой. Но на это заманчивое предложение я откликнулась только через год.

Юность

ХЧ: Имея опыт работы в студиях и на фрилансе, поделитесь своими впечатлениями – в чём разница, в чём минусы и плюсы для художника?

НР: Работая на студии, я всегда стабильно получала зарплату. Теперь же я не уверена, будет ли у меня завтра хлебушек с маслом. Но достоинство фриланса в том, что ты сам решаешь, когда у тебя понедельник, а когда пятница. Плюс художнику надо освоить разные графические программы, всегда быть начеку и ловить работодателей… либо убегать от сильно назойливых!

Фанарт Alef Ререкиной
по роману Л.Лузиной
«Киевские ведьмы»
ХЧ: Наташа, у Вас интересный стиль рисования – смесь манги и ар-нуво. В сходной манере работает японская художница Одри Кавасаки (Audrey Kawasaki).
А как Вы пришли к такому стилю?
НР: Правда? Я и не знала. С творчеством Одри Кавасаки я не знакома.
Я обожаю это направление в искусстве – ар-нуво. Видимо, это сказывается в моём творчестве. Специально я не шла к этому, я вообще плыву по течению. Просто делаю так, как мне нравится, как сердце велит.
ХЧ: А увлечение мангой и манга-стилистикой – откуда оно пошло, с каких времён?
НР: Про мангу я узнала приблизительно 10 лет тому назад из какой-то статьи. Когда же я добралась до Интернета — узнала о манге больше. Я увидела вырезки из манги «Сейлор Мун». Тогда мне показалось, что это самый чудесный стиль рисования комиксов – лёгкий, полупрозрачный… я влюбилась! Я стала применять характерные для манги приёмы в своих историях.

ХЧ: Кого из мангак можете назвать любимыми и вдохновляющими?

НР: В то время на меня произвели впечатления Наоко Такеучи (Naoko Takeuchi, автор манги Love Witch, Bishoujo Senshi Sailor Moon, The Cherry Project. — Прим.ред.) и Сайто Тихо (Saito Chiho, автор манги Shoujo Kakumei Utena, Basilisk no Musume, Waltz wa Shiroi Dress de. — Прим.ред.). Потом я узнала о Каори Юки (Yuki Kaori, автор манги Tenshi Kinryouku, Ludwig Kakumei, Yousei Hyouhon— Прим.ред.). Она тоже оставила след в моём сердце.

ХЧ: Какой тип историй Вас привлекает?

НР: Разный. Главное — чтобы был смысл всего происходящего в истории. Предпочтение отдаю, конечно же, мистике, ужасам, романтике и драме.

Личные проекты

ХЧ: Наташа, а откуда такой интересный псевдоним? Почему — Алеф?

НР: Алеф – имя моей героини. Этот персонаж «кочевал» у меня из истории в историю.

«Алеф» — первая буква еврейского алфавита. Означает «начало пути». Давая это имя героине, а потом применив его к себе, я подразумевала, что и она и я только в начале жизненного пути, нам предстоит пройти этот путь, накапливая знание и укрепляя дух.

Алеф Гай, своенравная колдунья (страницы манги «Сердце вампира»)

ХЧ: Как возникают задумки историй?

НР: Иногда какая-то мелочь, брошенное кем-то слово, могут дать росток для фантазии. Чаще всего это сны и музыка.

ХЧ: Насколько мне известно, Алеф — героиня манги «Сердце вампира». Скажи, пожалуйста, пару слов о том, что это за история, кто главные действующие лица и какие сюрпризы ожидают читателей. А ещё я слышала, что есть печатный вариант?

Авторская аннотация: Что делать, если тебя выгнали из школы? Да не простой, а магической! «Назло всем, пойду учиться к некроманту!» — решает Алеф Гай, главная героиня истории. А почему бы и нет? Тем более что в придачу к мрачному учителю прилагается красавчик-вампир Ёру…

Обложка и кадры манги «Сердце вампира»
НР: Эта история о магах. В центре сюжета три героя — некромант Самаэль, вампир Ёру и Алеф. Юная колдунья только-только начинает приближаться к ним, к их миру и жизни, и они пугают её. Но она ещё не знает, что они – не просто злая сила, от которой все вокруг трепещут, а что-то гораздо выше и сложнее, ибо обладают даром любить.

Впервые отдельную часть из этой истории напечатали в ежемесячном украинском журнале «К9». Впоследствии вышли две главы в сборнике русской манги «Манга кафе».
Планирую рисовать эту историю и дальше, даже если она никогда не будет напечатана.


От редакции: Несколько страниц из 3 главы и глава 4 публиковались в своё время на сайте КомМиссии, сама же манга и новости о ходе её создания постепенно выкладываются в блоге Алеф под тегом «Сердце вампира».


ХЧ: Есть ещё другая история, «Симфония для Виолетты», рисовать которую ты начала не так давно. О чём она?

НР: В этой манге рассказывается о девушке Варваре, потомственной музыкантке. В наследство от деда ей досталась виолончель, которую Варя зовёт Виолеттой. Приехав в родной город дедушки, чтобы поступить в консерваторию, она случайно узнает, что у Виолетты есть душа!

Alef-art: слева — Виолетта, справа — Варя на экзамене
История делается в соавторстве с моим давним другом со школьной скамьи, профессиональным сценаристом, Джэйре. Задумка родилась после очередного бабушкиного рассказа о том, как она поступала в консерваторию. Сразу же была рождена главная героиня – Варвара. Поначалу хотелось обычной житейской истории, но я просто не смогла без мистики.

Персонажи комикса «Кленовый лист»

Манга будет опубликована в альманахе «Фабрики Комиксов».

ХЧ: Бумфест-2009, питерский фестиваль комиксов, недавно благополучно прошедший, не оставлен Вашим вниманием. Вы долго интриговали читателей своего блога, дразня намёками на некую историю, которая была подготовлена специально для отсылки на фест, но никому не показывалась. Теперь уже не секрет? Что это за история?

НР: Это сайд комикса «Кленовый лист», который я сейчас рисую параллельно с «Виолеттой». Сценаристом и затейником является Алекс Домино. Кстати, с самой историей и некоторыми зарисовками можно ознакомиться на сайте FlameCreator.net

Секреты профи

ХЧ: Как Вы распределяете свой день, сколько отводится рисованию?

НР: Бывает, я целый день брожу бесцельно и только вечером сажусь рисовать. Ночью мир засыпает и я чувствую себя свободно – вне времени.

ХЧ: Сколько времени уходит на страницу (полный цикл, от эскиза до скринтонов)?

НР: Вначале я делаю что-то вроде сториборда на всю главу. На это уходит несколько дней. Потом делаю раскадровку. На эскиз, контур и скринтона трачу почти целый день. Но бывает, в приступе вдохновения, рисую 2 странички. Сам процесс творчества всегда доставляет мне удовольствие, поэтому рисую не спеша.
ХЧ: Делается ли страница за один присест, или между этапами может проходить какое-то время?
НР: На одну готовую страничку у меня уходит от одного рабочего дня до недели. Просто иногда, когда работа не получается, я решаю отложить её, походить, подумать. Но так я делаю, если это моё творчество, а вот работы на заказ стараюсь не затягивать.

Этапы работы над страничкой манги «Симфония для Виолетты»

ХЧ: Предпочитаете цвет или монохром?

НР: Рисуя чёрно-белые комиксы в стиле манга, я отдыхаю. Поэтому всегда отдаю предпочтение монохрому. Но и цветом не пренебрегаю.

ХЧ: Что предпочтительнее – работа «вручную» или в программах?

НР: Я наброски делаю обычным карандашом В5. Контур – рапидографом, но чаще в Манга-студии или САИ. Пользуюсь ленинградскими акварельными красками. В основном, цвет делаю в САИ.

Программы позволяют делать работу быстрей и качественней. Можно исправить ошибки. Это для меня важно. Но иногда работа сделанная от «а» до «я» на компьютере мне кажется не настоящей, иллюзорной. Поэтому я наброски почти всегда рисую «вручную». Вот и акварелью потихоньку пишу.

Скетчи — карандашом, арт акварелью. Слева — братья из графического романа «Кленовый лист», справа — Виолетта и Призрак («Симфония для Виолетты»)
Обложка «Хроник Чедрика
# 6’2009» от Натальи Alef
Ререкиной
ХЧ: Какими программами пользуетесь?

НР: Manga Studio, SAI, Photoshop.

ХЧ: Какие книгифильмы-урокипособия по рисованию считаете полезными для тех, кто всерьёз решил заняться рисованием манги или комиксов?
НР: Нынче очень много пособий по рисованию комиксов. Желающие всегда смогут отыскать тематические уроки в сети. Но, в первую очередь, надо учиться рисовать живых людей, окружающий мир. Из книг могу посоветовать пособия по рисованию Бёрна Хогарта.

ХЧ: Мастера, на чьи работы ориентировались, формируя навыки?

НР:Дисней, Каори Юки, Альфонс Муха и художники эпохи немецкого Возрождения! 

 

Вопросы задавала О.Ольгерд, специально для «Хроник Чедрика # 6»

Светлана Шмакова: «Драмакон» и все-все-все

Светлана Шмакова и Лиллиан Диаз-Пржебыль
Светлана Шмакова
и Лиллиан Диаc-Пржебыль,
New York Anime Festival-2007
© Deb Aoki
Для Светланы Шмаковой нью-йоркский Анимэ Фест-2007 стал настоящей чередой праздников. Третий и заключительный том сделавшей Светлану знаменитостью сёдзё-манги «ДрамаКон» («Dramacon») от TokyoPop был выпущен в начале декабря. Издательство «Yen Press» вовсю раскручивало её следующую серию, «Вечерняя школа» («Night School») — огромные баннеры в вестибюле, автограф-сессии и групповые конференции. И весь день – толпы поклонников, выстраивающихся в очередь, чтобы получить подпись на своём экземпляре и, если повезёт, перекинуться парой слов с дружелюбной, сдержанной художницей.
Предлагаем нашим читателям перевод интервью Светланы Шмаковой, данного в декабре 2007 г. сайту Manga.About.com

За каких-то несколько лет Шмакова прошла путь от обычного художника среди многих таких же в «Artists Alley» до одного из самых популярных мангак в Северной Америке. К тому же, «ДрамаКон» стал не только самым продаваемым тайтлом TokyoPop, но и собрал кучу похвальных рецензий и номинировался на несколько главных премий манга-индустрии, включая Eisner Awards и Harvey Awards.

Довольно ошеломляющий поворот событий для русско-канадской девочки из Онтарио. В общем, самое время поймать Шмакову и поболтать с нею о том, где она была, куда собирается, об истоках «ДрамаКона» и о том, что она припасла для читателей в грядущем выпуске новой серии «Night School».

Dramacon: манга-драма против действительности

Dramacon, том 1
Dramacon, том 2
Dramacon, том 3
«ДрамаКон»: русская версия
от «Фабрики Комиксов»
Деб Аоки: Прежде всего, поздравляю с завершением и выпуском заключительного тома «ДрамаКона»! Давайте для начала немножко поговорим о нём. Что вдохновило Вас на создание этой истории? Правда ли то, что основана она на реальных событиях из Вашей жизни, имевших место на аниме-конвенте?
Светлана Шмакова: И правда, и не совсем. Сам замысел «ДрамаКона» возник в тот период, когда я регулярно посещала разные конвенты. И на одном из них я два года подряд видела некоего косплейера… Он красовался в одном и том же костюме и был действительно так потрясающ, что просто очаровал меня. Мы не пересеклись и не стали встречаться, мы даже ни разу не поговорили. Он и понятия не имеет, кто я и что я, но такова уж специфика писательского мышления – вы вникаете во что-то вроде этого, и остальное уже благополучно домысливается. Я подумала: «А что, если бы всё происходило в манге? И что, если бы на моём месте была не я, а персонаж этой манги?» И вот так всё и получилось.

Фактически, изменений по сравнению с первоначальным замыслом оказалось совсем не много, но, как я и думала, у истории был большой потенциал. Так что, когда появился «TokyoPop», я предложила им эту идею, и мне сказали: «Да, давай так и сделаем».

ДА: Как же выглядела оригинальная идея?

СШ: Сперва всё задумывалось как история о девочке, которая встретила косплейера… и должны были быть всевозможные драмы и препятствия, которые им предстояло преодолеть.

ДА: Когда Вы предложили эту историю «TokyoPop», Вы с самого начала думали, что это будет трехтомный арк? Или предполагалось, что это будет оншот, или…?

СШ: Ну, первый том надо было сделать самодостаточным (потому что они не были уверены, захотят ли заключать договор на оставшиеся две книги), но при этом – оставить лазейку для потенциального продолжения в случае, если позже будет всё-таки решено выпустить его. И вот они читают первый том – и говорят: «Хорошо, давай и другие две в том же духе». Поэтому можно заметить, что в первой книге не так уж много кульминационных моментов, но во второй действие достигает своего апогея, потому что я уже наверняка знала, что будет и третья книга.

ДА: Одна из примечательных особенностей манги «ДрамаКон», думается мне, в том, что в ней есть эпизоды, которые словно бы навеяны реальными событиями анимэ-конвента. Ну, знаете, все эти бесцеремонные сотоварищи по «параду художников», зависть и ревность, соседи по комнате, от которых просто мозги набекрень, и так далее. Насколько это – отголоски Ваших личных переживаний или чьих-то рассказов, услышанных Вами?

СШ: Я хотела бы усиленно подчеркнуть, что всё в книге – сплошной вымысел. Это не настоящие люди и не случавшиеся происшествия! Конечно, у меня немалый опыт участия в конвентах. Какое-то время я полностью посвятила их посещению, и там уж насмотрелась и наслушалась всякого. Таким образом, когда я работала над книгой, я учитывала, что в ней – как бы реальные люди с конвентов и в сходном окружении. Я попробовала написать историю, которая вполне могла бы случиться; я старалась сделать её настолько правдоподобной, насколько это возможно. Но ничего этого не было! Не было, и всё тут! (Мы обе смеёмся).

ОАМанга: от «это не манга» к наградам и почёту

ДА: Одна сцена, которая пробрала меня при первом чтении «ДрамаКона» – это когда Кристи и Бетани противостоит маленький мальчик, который говорит им, что их работа – «не манга», и они вступают в спор. Действительно ли таково было мнение, с которым Вы столкнулись на личном опыте, участвуя в конвентах, и изменилось ли отношение к оригинальной англоязычной манге (ОАМ) с тех пор, так как Вы нарисовали эту сцену?

Кадр манги Dramacon

СШ: Отношение к ОА-манге очень изменилось. Теперь многие люди пишут мне, чтобы сказать: «О, я был пуристом манги, но я прочитал Вашу книгу, или “Fool’s Gold”, или “Bizenghast” – и получил не меньшее удовольствие». Как они резюмируют, «чтобы быть хорошей, ей не обязательно быть только японской».

Ну, вообще это специфическое противопоставление: я никогда не слышала, чтобы что-то вроде этого говорили на конвенте, но зато видела множество таких высказываний на форумах в Интернете. И люди там были весьма злобны. И вправду чувствовалось, что было опасно оказаться художником ОА-манги. Если б вы появились на таком форуме и сказали «О, а я рисую мангу», они бы моментально отбрили вас: «Да нифига подобного!» Серьезно, вам такой бы разнос учинили…

И я прикинула, что подобная сцена как нельзя лучше вписывается в историю Кристи и Бетани, которые, вращаясь в определённых кругах, делают попытки рисовать то, что, по их мнению, является мангой, — но есть публика, которая их мнения не разделяет. И рано или поздно им с этим придётся столкнуться.

«Следуя твоей логике, и пицца — не пицца, если испечена не в Италии и не-итальянцами.
— Манга — это НЕ ПИЦЦА! — Ну да, нет в мире совершенства…» (кадр из «ДрамаКона»)
ДА: «ДрамаКон» номинировался на Eisner Award, этот «Оскар» комикс-индустрии, — и был признан книжными и комиксовыми рецензентами, библиотекарями и прочими как выдающаяся манга-серия. Вы были удивлены такому повышенному вниманию и наградам?

СШ: Я была просто в изумлении! Первую книгу «ДрамаКона» я писала, в основном, дурачась. Я всего лишь хотела позабавиться. Самое большее, на что я надеялась – что книжку примут благосклонно. Я была бы довольна, даже если бы её просто выложили в магазине – так что всё, происходившее сверх этого, вызвало уже реакцию вроде «Эй, а что это тут происходит?».

Когда она начала хорошо продаваться, и поклонники стали писать мне: «Я люблю эту книгу», я подумала: «О, как мило. Спасибо!» Но я была уверена, что ничего значительнее этого уже и не случится. Когда же меня вдруг номинировали на Harvey Award, а затем и на Eisner, первая мысль была: «Ваа, кому за это заплатили??» (смеётся)

Это было первое доброе предвестие для ОА-манги. Когда я только начинала, люди говорили: «ОА-манга – это просто чухня», а теперь всё изменилось.

ДА: В тему того, насколько всё меняется: японское издательство Kodansha в начале 2008 года издает в Японии «МегаТокио» Фреда Галлахера. Кто-нибудь уже обращался к Вам с предложением опубликовать «ДрамаКон» или любую из Ваших других работ в Японии?

СШ: Эмм… Вот так напрямую – нет. С японскими издателями мне встретиться доводилось, и им нравится моя манга, но у них настолько большой ассортимент работ, из которых можно выбирать, что я на самом деле отнюдь не первая в этом списке. Хотя, конечно же, меня прельщает мысль издать мою работу в Японии, — и однажды, надеюсь, так и случится.

«ДрамаКон» уже был издан на 10 языках мира, так что было бы здорово, появись он и на японском. («ДрамаКон» был переведён на японский язык в апреле 2009 г. — Прим.ред.)

ДА: Вот это круто. А что за страны?

СШ: Всех я не помню, но Франция — точно. Франция, Испания, Германия… предполагаю, что издадут также и в России. (Первый тираж «Dramacon: Книга 1» от издательства «Фабрика Комиксов» в России вышел из печати 29 августа 2008 г. — Прим.ред. )

ДА: Ух ты, как волнующе!

СШ: Вот-вот! И я думаю, что буду в таком случае в состоянии самостоятельно переписать сценарий по-русски.

ДА: Припоминая прочитанную Вашу биографию: первая Ваша встреча с мангой и анимэ произошла в детстве, ещё в России, правильно?

СШ: Ну да, то был навеянный мангой комикс. Я прочла «Elfquest», и это стало для меня большим событием. Я изо всех сил захотела создать что-то вроде этого, заставить людей испытать то же чувство, что испытала я после прочтения этого комикса – то изумительное ощущение полного погружения в тот мир, который был так зримо воплощён, настолько отличался от нашего.

Персонажи комикса «ElfQuest» (1978), сценарий Венди и Ричарда Пини, арт — Венди Пини (Richard & Wendy Pini)

ДА: Я знаю, Вы как-то благосклонно упоминали «Кэнди Кэнди» Юмико Игараси («Candy Candy», Igarashi Yumiko) – я тоже питаю слабость к этой истории…

СШ: О! Я смотрела это анимэ неукоснительно, всякий раз, когда только могла… но концовку пропустила, не помню уже, почему… Друг сказал мне, что в конце Кэнди так и не вышла за парня?

ДА: Да. Именно так.

СШ: Так-таки и не вышла? Ааах! Невероятно!

Ди Дюпуи (Dee Dupuy, арт-ассистент по «ДрамаКону» и приятельница Светланы): Вот честное слово, вы – единственные двое на планете, кто следил за этими показами. Ты и она!

ДА: Неправда!

СШ: Вовсе даже неправда! (все мы смеёмся)

ДА: Я только потому упоминаю, что «Candy Candy» — одна из причин, почему я влюбилась в мангу ещё в девчачьем возрасте, и захотела быть мангакой, когда вырасту. Вот такое вот хитросплетение.

СШ: Я и вправду очень любила этот мультик. Его показывали где-то около 7 часов утра. У меня всегда сложно было с приходом в школу вовремя. Но проснуться пораньше, чтобы посмотреть «Candy Candy» и «Robotech»? Никаких проблем! (смеётся)

Манга Candy Candy (1975)
Анимэ Candy Candy (1978)
Кадр из анимэ Candy Candy
Кадр из анимэ Candy Candy
Слева направо: манга «Candy Candy» Юмико Игараси и Киоко Мизуки (1975, Yumiko Igarashi & Kyoko Mizuki);
анимэ «Candy Candy: The Call of Spring» (1978, сценарист Нобору Сирояма); кадры из анимэ «Candy Candy»

ДА:(смеётся) Давайте вернёмся к «Драмакону»! Теперь, когда история подошла к концу, немного грустно расставаться с ней и её персонажами, так ведь?

СШ: Очень грустно! Я не печалилась, когда только-только закончила книгу, потому что была в состоянии лишь радоваться, что наконец могу выспаться (смеётся). Но потом уже я начала думать: «Ой, ведь ещё столько всего осталось нерассказанным…». Надеюсь, в один прекрасный день я смогу вернуться к ней.

Понятно, что сейчас я занята своей следующей серией, но ещё множество историй осталось за кадром. Я хочу сказать, что не уделяла особого внимания глубокой проработке характеров. Взять, к примеру, Монику и Ю Ён – у них тоже есть о чём поведать. И история Бетани далека от завершения. И Радж, увы, не получил с моей стороны должного внимания.

И мы всё еще ничего не знаем о Мэтте! В смысле, он – это парень, которого мы вроде бы знаем, нам известны о нём кое-какие подробности, но мы на самом деле даже не видели, каков он в отношениях с другими людьми. И Сандра – о ней нам вообще мало что известно… в общем, есть где развернуться!

ДА: Я знаю, что у Вас – учёная степень по мультипликации; а не подумываете ли Вы над созданием авторской анимэ-версии своих историй?

СШ: Хотелось бы, конечно, увидеть «ДрамаКон» в виде анимэ… но не думаю, что такое случится. Хотела бы я сама сделать мультфильм? Разве только отрывочек для забавы, потому что мультипликация – это масса тяжёлой работы. Я тут обнаружила, что я на самом деле довольно ленива, и хочу выдавать свою историю сразу же, вместо того, чтобы ждать людей, которые делают за раз понемногу, кадр за кадром, кадр за кадром…. Может быть, я и связалась бы с этим, дай мне раскадровку и сценарий, но сие уж – принятие желаемого за действительное! (смеётся)

Следующая глава: Вечерняя школа

Баннеры «Вечерней школы» на New York
Anime Festival-2007 © Deb Aoki

ДА: Давайте теперь пару слов о следующей манге. Итак, «Вечерняя школа». Будут ли резкие изменения в общей атмосфере, по сравнению с «ДрамаКоном»?

СШ: Я всё еще прикидываю, что к чему. «Вечерняя школа» — история, которую я хотела написать ещё с тех пор, как сама училась в старших классах. Это – приключения в духе урбанистического фэнтези. Тут всё будет мрачнее, чем в «ДрамаКоне», который временами был достаточно суров.

Но я не думаю, что смогу когда-нибудь обходиться совсем без юмора, потому что я не в состоянии сохранять неподвижное лицо согласно сценарию страницу за страницей (смеётся). Смешные моменты найдутся и там.

ДА: Насколько Вы уже продвинулись в работе? Я знаю, что она выходит следующим летом в «Yen Plus», журнале издательства «Yen Press», правильно?

СШ: Как далеко я…? (пауза) А мой редактор тоже это будет читать? О, тогда я очень-очень продвинулась! (смеётся)

ДА: Напряжно ли это – думать о рисовании истории, которая будет издаваться специальными выпусками ежемесячно?

СШ: И да, и нет. На самом деле, это то, чего я с нетерпением жду. Я работаю в таких случаях так же, как со своими веб-комиксами: просто двигаюсь вперёд, рисуя каждую страницу со смутным представлением о том, как будет развиваться история. Когда же я работаю на цельной книгой, мне необходимо строго распланировать события, поскольку в книге определенное количество страниц, и мне нужно «уложить» завершённую историю в их пределах.
Именно поэтому иногда ощущается, как моя история становится немного суетлива – потому что я пытаюсь втиснуть так много всего, и вдруг понимаю, что не вписываюсь в лимит страницы! Так что приходится либо сконцентрировать действие, либо заняться сокращением сцен тут и там. Тогда я завожу разговор с редактором и говорю: «А как насчёт книги страниц на 300?» (смеётся) Ну, это и были бы 300 страниц, если бы мне позволили!
Мои книги том от тома толстеют. Первый том «ДрамаКона» составлял 162 страницы, второй – 183 страницы, последний – уже 194 страницы.
Но «Вечерняя школа»… о, я тааак взбудоражена ею. Я люблю урбанистическое фэнтези. Это что-то вроде комбинации действительности с долей волшебства.
Nightschool, том 1
Nightschool, том 2
Обложки манги «Nightschool» от Yen Press

ДА: Расскажите немного о главных персонажах.

СШ: Их трое. Первая – Алекс. Она потомок особого ведьмовского рода, именуемого Вейрнами; это ведьмы, опекаемые демоническими духами. Алекс – тип капризной, насупленной девочки. Для меня просто дело чести позабавиться над ней из-за этой её угрюмости и серьёзности. Она – женский вариант Мэтта! (смеётся)

Два других главных персонажа – Рени и Рошель. Они — сестры, и тоже Вейрны. Рошель – создание беспечное, крайне дружелюбное и открытое. Ей нравится совать свой нос в чужие дела, и хорошим это никогда не кончается!

Что касается Рени – она из тех, кто, по всеобщему признанию «окончив школу, завоюет мир». Очень покладистая, высокая и красивая, она к тому же весьма умна и талантлива в магии – полная противоположность сестре. Она просто крута. Я рассчитываю на сотрудничество с ней.

На самом деле там масса персонажей. Не думаю, что будет только одна центральная пара, как это было в «ДрамаКоне». Вероятно, теми, кто будет в центре внимания большую часть времени, станут Алекс и Рошель, но иногда там будут и романы.

А ещё там есть Охотники! Они отчасти походят на Убийц из фильмов о Баффи. Если описать «Вечернюю школу» в двух словах, звучать это будет примерно так: «Гарри Поттер встречается с Баффи-истребительницей вампиров». Это – волшебная школа, но у её учеников есть проблемы, потому что на них охотятся Охотники. Есть несколько Охотников, и их прикосновение смертельно для любого подобного демону существа. Мне много радости приносит работа над созданием этого мира, хоть и даётся оно нелегко.

ДА: К какому жанру Вы отнесли бы эту книгу? Драматическая история? Сверхъествественная история? Приключенческое фэнтези?

СШ: Это драма, это саспенс… это всего понемножку. Предположительно, лучшим обозначением для жанра было бы «урбанистическая фэнтези-мистерия». Будут загадки, требующие решения. Например, Алекс поступает в Школу, чтобы узнать о судьбе своей сестры, которая отправилась однажды ночью на работу, да так и не вернулась. И вот Алекс пытается узнать, что же случилось – и оказывается, что произошло кое-что всерьёз жуткое. Так вот, первая книга расскажет о поисках сестры и о том, что же это за загадочная школа.

Вне «ДрамаКона»: планы на будущее и истории, которые ещё будут рассказаны

Страница веб-комикса
Светланы Шмаковой
«Chasing Rainbows»

ДА: Звучит классно! Мне уже не терпится почитать.

Что ж, получается, Вы достигли многого в относительно короткий срок. У Вас есть какие-нибудь цели, которые Вы хотели бы реализовать за следующие несколько лет?

СШ: Я хотела бы продолжать делать своё дело так долго, насколько это только возможно. Я хочу закончить «Вечернюю школу», и сделать её продолжительнее, чем три тома. Я нахожу, что три книги – это очень стесняющие ограничения. А мне бы так хотелось больше времени отвести на развитие характеров. Что ж, поживём – увидим.

У меня ещё есть миллиард других идей! И надо ещё закончить «В погоне за радугой» («Chasing Rainbows», серия веб-комиксов Шмаковой на Girlamatic.com – Прим.авт.), а есть ведь ещё другие истории, которые я даже и не начинала. Мне хотелось бы суметь создать много книг.

ДА: Хотите ли сказать пару слов Вашим читателям?

СШ: Спасибо вам всем большое за ваше чтение! Я совершенно не ожидала, что найдётся так много людей, кто прочтёт мои истории и будет смеяться над моими шуточками! (смеётся). Это просто великолепно, так что спасибо вам.

Оригинал статьи — на сайте Manga.About.com: Interview: Svetlana Chmakova
Перевод — Олеся Ольгерд, специально для «Хроник Чедрика # 6»

Отцы-основатели ОАМ-манги в TOKYOPOP: Рикки и Тавиша Саймонс

Рикки и Тавиша Саймонс, 2007
Фото © lierne (flickr.com)
Как верно то, что издательство TOKYOPOP — лидер революционного освоения манги с его успешными поисками и рекрутингом восходящих звёзд манга-серий, так верно и то, что Рикки Саймонс (Rosearik Rikki Simons) и Тавиша Вольфгарт-Саймонс (Tavisha Wolfgarth-Simons) – первопроходцы в создании жанра Оригинальной Англоязычной Манги (ОАМ) в Северной Америке.
Создатели манги «ShutterBox» не были победителями «Rising Stars of Manga series». Но в 2003 году они сумели неожиданно заинтересовать производителей, и особенно – TOKYOPOP, своей оригинальной работой.
«Именно успех “ShutterBox” повлиял на то, что TOKYOPOP принял решение начать сотрудничество с новыми и перспективными американскими художниками, — сказал Рикки Саймонс в интервью Newsarama. – А история наших с Тавишей и TOKYOPOP`ом отношений уходит корнями ещё в 1998 год, когда Стью Леви организовал издательство под названием “MIXX Entertainment”. Именно MIXX позже стал называться «TOKYOPOP».

В то время, в 1998 году, Стью нанял меня и Тавишу написать, проиллюстрировать и раскрасить серию комиксов «Девочка-Суши», значительная часть которых была создана им самим. Мы сделали 100 страниц «Девочки…», которые по частям были опубликованы в 10 номерах журнала “MIXX Smile”, и 100 страниц, которые были объединены в своего рода графический роман.

Позже, когда мы работали со Стью Леви из “MIXX” и с Хикару Сасахара из “Digital Manga”, те спрашивали нас – как мы думаем, что принесло бы наибольшую пользу для манги в Америке? И обоим мы ответили, что лучше всего получилось бы, если бы они сумели наладить регулярное поступление манги в раскрученные книжные магазины наподобие “Borders” и “Barnes and Noble”, убедив их, что те имеют дело не с мимолётной модной пустышкой, а достаточно серьёзным явлением – и тем самым потихоньку подготовить почву для более глубокого восприятия. Кроме того, мы настаивали на том, что в Америку необходимо перенести навык применения скринтонов и дать художникам возможность обучения работе с инструментами, которыми пользуются их японские коллеги. Мы и по сей день удивляемся, насколько дотошно они последовали нашим советам».
До начала работы над «Девочкой-Суши» Саймонсы публиковали полноцветную комикс-серию «Всезнайка Хиджинкс: Проверка реальности!» (Super Information Hijinks: Reality Check!) совместно с «Sirius Entertainment».
Слева направо: обложки комиксов «Super Information Hijinks: Reality Check!» (1995) и «SushiGirl» (1998); обложка DVD мультсериала «Invader Zim» (2001) и комикс-бук «Ranklechick and His Three-Legged Cat» (2006).

«И вот потом, в 1998 году, мы впутались в разборки по контракту с Сириусом – из-за “Проверки”: по какой-такой причине мы прекратили работу над этой серией и начали трудиться над “Девочкой-Суши” для Стью Леви? – вспоминает Рикки. – А позже, уже в 2000 году, мы прекратили рисовать и “Девочку…” – по трём причинам. Во-первых, “Девочка” стала нам неинтересна. Во-вторых, мы загорелись новым проектом собственного комикса – «РанклЧик и его трехлапая кошка», заинтересовавшим издательство Slave Labor Graphics. Ну и в-третьих, меня нанял Джонен Васкез для прорисовки фонов в его новом шоу “Захватчик Зим”. Кроме того, мне предложили ещё и озвучить одного персонажа, Гира. А в 2002 году, когда работа над “Захватчиком” была завершена, на «Анимэ Экспо» к нам с Тавишей подошёл Стью Леви с предложением возобновить наше с ним сотрудничество – уже под маркой издательства ТОКИОПОП».
Вот тогда Саймонсы и предложили идею манги ««ShutterBox» » Леви, который не только принял и издал её, но и переиздал их двухтомную «Проверку в реальных условиях!» в монохромном варианте.
«К декабрю 2003, когда первый том “ShutterBox” был уже издан, и мы вовсю работали над вторым томом, ТОКИОПОП напечатал нашу “Проверку” чёрно-белой. Тогда же к нам пришли президент ТОКИОПОП Джон Паркер, руководящий редактор Джереми Росс, Стью Леви и тогдашний наш редактор Марк Паниччья, и сказали: первый том пользуется таким успехом, что ТОКИОПОП принял решение найти по крайней мере 50 новых авторов, и что отныне новым приоритетом компании будет Оригинальная Линия – и частью этой политики будет отбор “Восходящих Звёзд Манги”. От этих планов просто дух захватывало.На тот момент помимо “ShutterBox” были ещё две манги, созданных американскими авторами: “На свободе” и “Мир безработных льготников”. Обе они также были выпущены в 2003 году; я не знаю, пользовались ли они успехом.

Но если уж начинать с самого начала, то есть с “Девочки-Суши” – именно мы были самыми первыми американцами, изданными ТОКИОПОП (ведь MIXX и был родоначальником этого издательства)».

?

Уже вышедшие в США тома: [1] Orientation, Damien, Adrien, and the Running of the Hyperpans;
[2] First School Quarter, Thomas and the Banshees; [3] Entry Exam; [4] The Angel of Childhood’s End.
Том 5 был закончен, но не напечатан, поскольку, в связи с «реструктуризацией» TokyoPop в 2008 г., от многих серий (в т.ч. от «Shutterbox») издательство отказалось. В настоящее время Рикки и Тавиша ищут возможность издать том 5 и 6.

«ShutterBox» – шеститомная графическая новелла, испытавшая сильное влияние сёдзё-манги, была создана, что называется, методом семейного подряда — мужем и женой вместе, хотя следует заметить, что концепт истории придумала Тавиша; она же и нарисовала всю историю. «Тавиша – первая японо-американка, опубликовавшая сёдзё в Америке, — говорит Саймонс. – Она пишет и рисует, а в мои обязанности входит создание трёхмерных фонов, тонирование и раскраска обложки. На создание первого тома, объёмом в 150 страниц, у нас ушло 4 месяца. На рисовку второго, намного тщательнее проработанного, и толщиной в 176 страниц, – 8 месяцев. Работа над третьим, 192-страничным заняла у нас год(!). Всё увеличивающееся количество времени, потраченное на каждую книгу, объясняется прежде всего тем, что у нас нет никаких помощников, мы всё делаем сами – письмо, иллюстрирование, тонирование, покраску, подписи, вёрстку в Quark XPress или InDesign. А у японских мангак бывает от восьми и больше ассистентов, как рассказал нам однажды Monkey Punch (автор манги “Lupin III”). В конце концов мы приносим в издательство полностью готовую книгу, и в ТОКИОПОП проводят заключительную подтверждающую читку».

«ShutterBox» рассказывает историю Меган Амано, «кроткой, но пытающейся обрести силу» девятнадцатилетней американки японо-британского происхождения, обнаружившей, что её необычайно яркие сны на самом деле – врата в потусторонний мир, населенный музами и называемый Мерридия. Меган узнаёт, что, благодаря своему дару, она попала в особую «программу обмена» под кодовым названием «ShutterBox», и должна теперь пройти курс обучения на живую музу в паранормальном университете M.U.S.E. (Merridiah University of Spiritual Education).
Любая другая девочка возраста Меган, попав в столь отдалённые от Земли места, подверглась бы серьёзному риску для психики – но Меган, будучи от природы интровертом, переходит из измерения в измерение совершенно спокойно и естественно. Единственное, что озадачивает девочку, так это то, что в Мерридийском Университете ей комфортнее, нежели в родном доме в Санта-Монике, штат Калифорния. Возможно, это чувство объясняется тем, что задолго до её нынешнего рождения, она сама была уже таинственно связана с Мерридией и вечно юным Эдриеном Крэнделлом, Мерридийским Ангелом Окончания Детства. Дух Эдриена (Бритта), имеющего брата-близнеца Дэмьена, замкнут в бесконечном цикле вечной молодости, и его земные воплощения вынуждены раз за разом совершать самоубийство на пороге детства и юности. Как правило, виновником его смерти так или иначе является Дэмьен. В результате, за прошедшие столетия Эдриен убивал себя уже 504 раза.

Эдриен, Ангел Окончания Детства и Дэмьен, Ангел Безвременной смерти
Несмотря на столь трагическую судьбу, Эдриен беззаботен, склонен к забавам и озорству; он покровительствует артистичным детям, подросткам и мечтательным учёным. Его неограниченное воображение ведёт его путями вдохновения. Он дважды разделял с Меган свою короткую земную жизнь. Из-за сущности Ангела Окончания Детства, у Эдриена отняли его чувство ответственности, и воплотили его в зелёного дракона Фаа.
Близнец Эдриена, Дэмьен Крэнделл (Датчанин) – Ангел Безвременной смерти. Несчастные клиенты Дэмьена, избравшие его мрачное покровительство, умирают не своей смертью. Его высокомерное, самоуверенное и властное поведение нацелено на то, чтобы его близкие и любимые были бы вечно покорны его воле – неважно, живы они или мертвы, нравится им это или нет. Датчанин главным образом – муза политического бизнеса и мира высокой моды. Его обычное местонахождение – магазинчик мод в Иммизерии, измерении много ниже, чем Мерридия. К сожалению, Дэмьен возненавидел Землю и населяющих её людей после перенесённого однажды дурного опыта проживания с ними – то была трагическая жизнь в начале 1900-х… вместе с Меган. Из-за сущности Ангела Безвременной смерти, у Дэмьена отнята его совесть – она воплощена в ворона по имени Ка.
Томас Дженкинс – студенческий свободный президент Мерридийского Университета. Вечный друг Эдриена, Том терпеливо ожидает каждого возвращения друга из его коротких жизней, готовя к его приходу комнату в их общежитии. Тома всегда окружает ореол невинности и света, именно он – муза молодых людей в театре и поэзии. Ему приходится быть постоянным рефери в конфликтах Бритта и Датчанина, и известен он тем, что, благодаря некоторой эксцентричности, время от времени переодевается в одежду противоположного пола, перевоплощаясь в своё альтер-эго. В таких случаях он отзывается на имя «Томасина».Во втором томе Меган, пробуждаясь ото сна, обнаруживает, что снова находится в Мерридийском Университете, где отныне она будет проживать постоянно, как полноценный участник программы по обмену. Кроме того, она узнаёт, что есть кое-какие правила, нарушать которые нельзя ни при каких обстоятельствах. Открытием для неё становится то, что Дэмьен добивается её изгнания – и результатом его действий в потустороннем мире становится смерть её подружки Дагни, и угроза смерти самой Меган.

Для студента по обмену «ShutterBox» изгнание означает бесследное уничтожение души, вычёркивание её из круговорота существования – ужасная безвозвратная гибель, которой Дэмьен страстно желает с самого первого момента появления Меган в Мерридии. И кажется, есть кое-какие вопросы из их совместного прошлого, которые Дэмьен хочет решить таким окончательным образом…
В третьем томе Меган должна любой ценой исправить ошибку, допущенную ею при первом появлении в Мерридии – девочка заговорила с пленённой Банши, тем самым освободив её. Банши скрылась в урне с прахом Льюиса Кэрролла, и Эдриен отправляет на помощь Меган Тома Дженкинса. К чему Том и Меган оказались совсем не готовы – так это к неожиданному явлению бессмертной сущности, некогда утерянной для мира, для которой Мерридийский Университет – всего лишь сердце.
Навсегда преобразившаяся после странной встречи, Меган стремится теперь успеть разгадать мрачную тайну Дэмьена, скрытую за стенами его магазинчика в тёмных глубинах Иммизерии, глубоко под Мерридией – успеть разгадать прежде, чем Эдриен вынужден будет вновь родиться на Земле для очередного восемнадцатилетнего существования…
Как американка японского происхождения, при создании «ShtterBox» Тавиша Вольфгарт-Саймонс отдала дань уважения классической сёдзё-манге.

Тавиша Саймонс, 2006 год. Фото © Рикки Саймонс

«Будучи yonsei (4-м японоговорящим поколением) и живя в Лос-Анджелесе, где всегда был Маленький Токио, я выросла на чтении и коллекционировании огромного количества вдохновляющей манги. Манга всю жизнь влияла на меня, как на художника, — рассказывает Тавиша. – Я видела изменения стиля и роста, тенденций и причуд, сменявших друг друга на протяжении всего развития этого художественного движения в течение многих десятилетий. За эти годы я позволяла моему искусству расти и развиваться вместе с этим жанром, сохраняя при этом те драгоценные черты, которые я люблю больше всего. Сёдзё-манга всегда будет иметь надо мной неограниченную власть, поскольку она учит меня текучести, равновесию и утончённости в моих работах.

Я надеюсь, что «ShutterBox» – мой маленький вклад в сохранение того уголка традиций, в котором я выросла, и который так полюбила. Я вижу быстрый рост и изменения в комикс-индустрии и здесь, и в Японии, — и вместе с тем я вижу, как традиционные техники, такие, как раскраска акварелью или ручное нанесение скринтонов, заменяются современными возможностями компьютерных программ. Я полностью за прогресс – но я также и за то, чтобы традиции не умирали. Ещё до того, как образовалось издательство ТОКИОПОП, я видела, что нанесение тонов постепенно превращается из аналогового процесса в цифровой, и я убедила компании вроде «Digital Manga» привнести и предоставить исходные тоны новому поколению американских художников, которые даже не знали, каковы были первоначальные японские скринтоны. Я знала, что, если молодые художники собираются развиваться в рамках традиционного японского стиля, необходимо, чтобы понятие скринтонинга стало для них привычным, и это поможет добиться визуального эффекта аутентичной страницы манги. К счастью, в «Digital Manga» прислушались к моим советам – и стали, таким образом, первыми дистрибьюторами импорта исконно японских скринтонов. А после уж появились такие цифровые тонировщики, как Comic Works.
При работе над «ShutterBox» я хотела смешать традиционные и профессиональные технологии, использующие и рисование от руки, и трёхмерное тонирование, настроенные как с помощью шкалы яркости, так и с традиционными японскими скринтонами. В результате, использование традиционных японских методов манга и хитростей компьютерных программ, очень обогатило нашу историю, и создало уникальный стиль «ShutterBox» уже ко второму тому. Мы также обновили «модельный ряд» японских скринтонов, создавая наши собственные образцы и активно используя Photoshop и Painter – и намерены продолжать нововведения в максимально возможной степени всюду в своих работах, при этом не разрушая краеугольный камень традиции, которую нам нравится поддерживать.Работа на американском комикс-рынке, ориентированная прежде всего на японскую мангу, не была лёгкой ни в один из 12 лет. Для начала, к нам никогда не относились серьёзно на главном поле комикс-торговли, нас часто воспринимали как людей, занимающихся рисованием манги из прихоти, и это несмотря на то, что у нас всегда было множество поклонников. Но, благодаря новым компаниям, таким, как ТОКИОПОП, которые дали хотя бы шанс начать разработку сёдзё-манги, со временем мы выйдем на свою аудиторию. Я склонна видеть происходящее как начало пути к более яркому будущему комикса, поскольку мы прокладываем путь ещё многим поколениям его создателей и читателей».

Логотип TaviCat Studio.
C работами студии можно
ознакомиться на сайте
http://www.tavicat.com

«Мы не рассматриваем свою работу как часть какой-нибудь там революции, и не называем себя “мангаками” – это всё просто коммерческие выдумки, — говорит Рикки. – Наша TaviCat Studio – новая американская графическая студия, и, в то время как многие создатели графических историй кучкуются по направлениям и влияниям – неважно, вокруг Роберта Крамба, Криса Вара, Джека Кирби, Сета, Мёбиуса, Уолта Келли или Серхио Арагонеса – у нас собственная компашка. Чаще всего это те, кто тяготеют к японскому искусству. Мы смотрим на то, что мы делаем, как на работу, которая помогает развитию того художественного направления, к которому мы испытываем тёплые чувства – Манга-Арту. Это можно сравнить с искусством ар-нуво или стилем ар-деко начала 20-го столетия. Как визуальные концепты ар-нуво и ар-деко в своё время, концепция и стилистика манги и анимэ сейчас настолько безграничны, что достигли космополитических пропорций, — и всё, что мы надеемся сделать – это продемонстрировать, насколько мы любим это движение. А сделать это можно, продолжая создавать работы в том стиле, который нас так вдохновляет.

Думаю, в ближайшее время США станут центром графической манга-индустрии, которая распространится на индийские, европейские, японские, корейские, американские жанры арт-хауса, и господствующим жанром в ближайшие десятилетия будет графический роман. Кроме того, я вижу, что некоторые наименования и издатели исчезнут или продадут себя и будут поглочены другими компаниями и лицензиями, чтобы перейти от одного издательства к другому, от одного владельца к следующему – в ближайшие пару лет; но я не буду называть имён сейчас.

Одну вещь я знаю наверняка. Манга – это не прихоть и не причуда. И никогда ею не была. Это полноправный комикс».

 

Перевод (c) О.Ольгерд, специально для «Хроники Чедрика # 6’2009»
оригинал статьи (c) Newsarama.com: TOKYOPOP’S OEL MANGA PIONEERS: RIKKI & TAVISHA SIMONS
Автор текста — Benjamin Ong Pang Kean

8 мая 2010. Круглый стол для издателей и читателей

Тема круглого стола: «Судьба манги в России. Манга как часть визуальной культуры»

Организаторы: Фестиваль «КомМиссия» и веб-журнал «Хроники Чедрика»

Ведущие: Александр «Чедрик» Кунин (главный редактор журнала «Хроники Чедрика») и Олеся Ольгерд (редактор журнала «Хроники Чедрика», куратор раздела «Манга»).

8 мая 2010. Круглый стол для издателей и читателей манги

Continue reading

Сентай и хентай: одна буква разницы, а сколько интересного!..

Всевозможные словари и справочники анимэ- и манга терминов в Интернете — не новость. Помимо довольно-таки исчерпывающих статей в международных Википедиях (увы, англоязычный сегмент всё ещё гораздо богаче информацией о манге, нежели русский), вышло множество пособий для начинающих мангак, где с разными вариациями перепечатывается примерно одно и то же. Сеть полна копий добросовестно потыренной страницы с действительно замечательным словарём от SilentPyramid (как ни достоин восхищения сей труд, последнее обновление в документе, судя по всему, состоялось в 2007 году).

А между тем, пора бы критически пересмотреть всю накопившуюся информацию и привести всё в наглядный вид. Определения многих терминов, признаюсь честно, скопированы из разных открытых источников (впоследствии подвергнуты правке при выяснении подробностей). Зато кое-какие из них до настоящего момента в русскоязычном сегменте абсолютно не разъяснялись, а в лучшем случае лишь упоминались (как, например, smut, гендер-бендер, добуцу). Не было чёткого объяснения, что такое альтернативная манга (заметки о гэкиге и новелл-манге найдены в eng-Wiki). И уж совершенно точно нигде не было такой красивой сводной таблицы жанров манги :) Основной же ценностью статьи будет её предполагаемая пополняемость и наличие иллюстрирующих обложек манги (в связи с объёмом материала, пополнение будет происходить постепенно; все комментарии и подсказки по улучшению информации приветствуются).

Обратите внимание: в данной статье отобраны термины, касающиеся исключительно манги.

Надеюсь, среди и без того известной информации каждый найдёт хоть одно зёрнышко нового.

Жанры и термины манги, о которых рассказывается в статье:

Alternative
Action
Adult
Adventure
Battling companion
Chambara-manga
Comedy
Сyberpunk
Detective
Dobutsu manga
Doujinshi
Drama
Ecchi
Fantasy
Gekiga
Gender Bender
Guro [eroguro]
Harem
Hentai
Historical
Horror
Idols
Josei
Kodomo manga
Lolicon
MartialArts
Mature
Maho-kanojo
Maho-shoujo
Maho-shounen
Mecha
Mystery
Nouvelle Manga
Parapsyhology
Parody
Post-apocalyptic manga
Psychological
Romance
School Life
Sci-fi
Seinen
Semi-alternative
Shotacon
Shoujo
Shoujo Ai
Shounen
Shounen Ai
Slice of Life
Smut
Sports
Steampunk
Supernatural
Tragedy
Vampire’s manga
War manga
Yaoi
Yuri

Далее вашему вниманию предлагается примерная сводная таблица жанров. Естественно, что работы в чистом жанре обычно найти сложно, и интересны они бывают исключительно узкому кругу фанатов жанра… или поклонникам данного художника. Неизменно в выигрыше остаются «золотые серединки» — истории, в правильной пропорции смешавшие несколько жанров, и при этом не особо отошедшие от мэйнстримной продукции.

Continue reading