Метка: Сергей Репьёв

Сергей Репьёв: Кто он, этот «политический» заказчик?

No Comments

Сергей Репьёв − известная фигура в российском комикс-сообществе. Свою деятельность он начинал как художник-карикатурист в популярном в своё время юмористическом журнале «Крокодил».

Судьба и творческая биография Репьёва − тема, к которой мы ещё вернёмся на страницах ХЧ. Сегодня мы решили задать художнику несколько вопросов, связанных с темой номера. Предлагаем вашему вниманию блиц-интервью.

Хроники Чедрика: Как произошло ваше первое знакомство с политической темой в комиксах?

Сергей Репьёв: Началось с Бидструпа. Он один из тех, кто виноват в том, что я начал рисовать карикатуры и комиксы. Его 4-х томник я увидел впервые у сына одного ответственного партийного работника, книги из дома выносить не разрешалось, приходилось навязываться в гости, чтобы познакомиться с шедевральными работами датского мастера. Потом я купил себе однотомник Бидструпа, посвящённый его политическим карикатурам и стрипам. И, можно сказать, рос на нём. Бидструп — поразительный автор. Он мог пропихнуть политическую сатиру даже под видом обыкновенного бытового юмора. Всем известен его стрип про мальчугана, которому дают разбить молотком дорогие часы, лишь бы он не вопил. Оказывается, под этим крикуном Бидструп подразумевал Гитлера, под часами — Чехословакию, а под незадачливыми родителями — политических лидеров Англии и Франции. Журнал «Крокодил», кстати, частенько публиковал политические стрипы. Так что пример для подражания был у меня весьма солидный.

ХЧ: Приходилось ли вам делать комиксы на политическую тематику для партий, во время выборов?

СР: Несколько лет назад ко мне обратилась партия «Жизнь» (сейчас «Справедливая Россия») с просьбой нарисовать несколько комиксов для их предвыборной компании. Пока ехали к ним в штаб в гостиницу Украина, мне рассказали, что они теперь оппозиционная партия. Я позволил себе хмыкнуть, потому что и тогда было известно, что лидер партии — Миронов состоит в ближайшем окружении тогдашнего президента Путина. Мне заказали два сюжета — про Лужкова и про Единую Россию. Второй я рисовал в больнице ( угораздило же попасть туда!). Жена привезла мне в больницу ноутбук, на нём и творил в промежутках между процедурами. Заказчики оказались более, чем щедры. В результате одним только стрипом я окупил тот самый ноутбук, на котором работал. Жаль, но «Справедливая Россия» больше ко мне не обращалась, видимо, люди, которые вышли тогда на меня, занимались к тому времени другими делами.


ХЧ: Можете ли вы дать портрет современного заказчика политических комиксов и карикатур? Каковы основные трудности в работе с ним?

СР: Думаю, это человек денежный и влиятельный. И понимающий, зачем он заказывает комиксы. И что хочет получить в результате. Сотрудничество с партией Миронова запомнилось мне в первую очередь тем, что, заказывая комикс про Лужкова, они очень боялись обидеть его. В результате в комиксе — он чуть ли не положительный герой, а мерзавцы — это те, кто хочет использовать его популярность в своих корыстных интересах. Поэтому про всяческих доделках мне предлагалось как можно больше облагородить образ градоначальника и как можно больше обезобразить облик его оппонентов.

ХЧ: Занимаетесь ли вы политическими комиксами и карикатурой сейчас? О чём преимущественно пишете?

СР: Довольно долгое время я рисовал политические карикатуры для партии С.Н. Бабурина, но после того, как партия «Народная воля» была под смехотворными предлогами не допущена к выборам в Думу, сотрудничество свелось к минимуму. Иногда я передаю им готовые рисунки, которые рисовал «для себя». Политические комиксы мне, к сожалению, сейчас не заказывают.

ХЧ: Насколько важно, чтобы интересы и взгляды комиксмена совпадали с тематикой заказанного ему политического комикса?

СР: Я бы не стал сотрудничать с партией, политические взгляды которой идут вразрез с моими. Я ни за что не стал бы рисовать для Чубайса, Гайдара, Немцова и иже с ними. Принципиально. Эти персоны для меня неприемлимы из-за того вреда, который они нанесли стране. Что же касается той же «Единой России», то если бы тематика их заказа была направлена на искоренение коррупции, властного произвола, нищеты, то я с удовольствием с ними поработал. Только, боюсь, им этого не нужно.

ХЧ: На ваш взгляд может ли комикс быть серьёзным политическим оружием (вообще и в нашей стране в частности)?

СР: Будучи растиражированным и донесённым до зрителя, политический комикс — реальная и серьёзная угроза для того, против кого он направлен. Недаром стрипы Кукрыниксов служили пропагандистскими листовками, разбрасываемыми с самолётов над войсками Вермахта. Карикатура и комикс — ёмкое искусство, позволяющее в яркой и доступной форме доносить основную мысль, вкладываемую в них. Искусство наших ведущих сатириков разило не хуже пуль и снарядов. Недаром многие карикатуристы как у нас, так и за рубежом были заочно приговорены Гитлером к смерти.

Именно по этой причине нынешняя власть так боится этого жанра, не запрещая напрямую, но и не поощряя этот вид искусства. Художник-сатирик сейчас не востребован. Власти выгодно, чтобы рисованная сатира не давала средств для существования её создателям, обрекая их либо на полуголодное существование, либо на уход из профессии.

Вопросы формулировал — А.Кунин
специально для журнала «Хроники Чедрика» #7’2009