Метка: Георгий Литичевский

Список Микки Мауса. 16 лет спустя

No Comments

Уж не знаю, как там в Советском Союзе, но и сейчас в нашей стране любая критика происходящего (особенно художественная) воспринимается как нечто, что следует преследовать если уж не уголовно, то административно. Критиковать можно всё, что угодно, только не местные власти. Поэтому и сегодня апелляция к мировому историческому процессу, особенно к основным его событиям, остается островком свободы для местных интеллектуалов.

Фашизм — одна из неизбывных лихорадок нашего общества. О ней также нельзя говорить открыто. Уж не знаю, почему так. Быть может, современная власть боится откровенных разговоров, потому что заранее не знает ответов и решений? В любом случае, тематическая рефлексия под предлогом размышлений о делах минувших дней, тем более — не в нашей стране, выглядит хорошим поводом задуматься о дне насущном. Read More

СуперАндерсен. Продолжение следует…

No Comments

«Новое обычно рождается на помойке культуры.
Комикс — чисто помоечное явление».
Виктор Ерофеев

 

На выставке На выставке

Думаю, многие согласятся с этой характеристикой комикса, данной Виктором Ерофеевым. Да и спорить, в общем-то, не с чем. Комикс сегодня, как и 50 лет назад, самый популярный жанр массовой культуры. Незамысловатый рисунок, легко читаемый текст, наличие фабулы, кинематографичность, разнообразие тем – все в нем для нашей с вами доступности. Правда, что касается популярности, здесь лидирует Япония, за ней подтягивается Америка, потом Европа. А вот в России этот графически-повествовательный жанр, увы, никогда особо ею не пользовался. У этой явной дискриминации комикса в нашей стране есть свои причины, но сейчас речь не об этом. По крайней мере, в пространстве современного искусства место ему нашлось. Причем без какого бы то ни было сопротивления и полемики, как, например, это было в конце 60-х в Америке и во Франции. Когда к нам пришло современное искусство, судьба комикса уже была решена. И пусть у нас малочислен ряд художников-комиксистов, буквально раз-два и обчелся, но зато дорогого стоят. И «помоечное явление», хоть и не часто, но нет-нет да и явит себя в какой-нибудь из галерей. Все больше в составе групповых выставок, но бывают и исключения. Так в декабре-январе фонд Елены Березкиной «Эра» представлял комикс-сказку «СуперАндерсен» Георгия Литичевского.

На выставке

На выставке

Г.Литичевский и Г.Острецов
Г.Литичевский и Г.Острецов на открытии выставки

Сказка – ложь, да в ней намек. И новый комикс Литичевского – лишнее тому подтверждение. Сосредотачиваться только на формальных, изобразительных признаках представленного на выставке, конечно, можно, но не нужно. Ибо, хотя рисунки в комиксах Литичевского обладают самостоятельной повествовательной функцией, это все же единство изобразительного и словесного рядов. Ведь комикс – это лазутчик литературы на территории изобразительного искусства. Или наоборот. Как кому больше нравится. Хотя, конечно, тот факт, что зрительный ряд в комиксе обязателен, а текст факультативен, он редуцирует до «филактера» – словесного «пузыря», говорит в пользу первого. Но ведь именно «пузырь» является фирменным знаком комикса. Словом, комикс – это синтез. И он диалогичен не только потому, что тяготеет в прямом смысле к драматургическому принципу и его персонажи то и дело паруются, вступая в диалог, но и потому, что он сам – это в своем роде дружеская беседа изобразительности и вербальности. И здесь еще важно отметить, что настоящий комикс, а именно таковым и является «СуперАндерсен» Литичевского», (как, кстати, и сказка) имеет два уровня повествования – то, что говорит комикс, и то, что говорится через него. А потому позволю себе начать с краткого пересказа новогодней сказки, которую поведали «глупые картинки» Георгия Литичевского на выставке в фонде «Эра».

Как-то Снегурочка, один из самых незлобливых сказочных персонажей, вдруг вообразив себя Снежной Королевой, решила, что сказки не нужны. И чтобы покончить с ними раз и навсегда Снегурочная Королева переписала их в снежную книгу, потом разорвала ее и превратила обрывки в хлопья вечного снега. И полетели сказочные фрагменты по миру и достигли границ царства Шахерезады. Удивилась восточная принцесса хлопьям снега, не тающим даже в таком жарком климате, и приказала Алладинам (а их у Литичевского много) собрать снег в банки. Но в банках стали происходить странные процессы. Шахерезада призвала на помощь главного специалиста по фольклору профессора Проппа. Владимир Яковлевич тут же прилетел, подобно андерсеновскому Оле Лукойе, на зонте, а точнее на зонтоцветке. Взглянув на банки, он высказал предположение, что снежные кристаллы сохранили сказочные элементы, и теперь, вступая друг с другом во взаимодействие, образуют гибриды – Русало-Дюймовочка, Соловееголовый Король, невиданные цветы – на курьих ножках, с мышиными ушками и т.д. и т.п. Шахерезада в ужасе – а что если подобная мешанина грозит всему миру сказок?! Словно в подтверждение ее опасений из одной из банок, как цыпленок из яйца, вылупился Елостойкий оловянный солдатик, который вознамеривается взять на себя функции главного сказителя, так как полагает, что теперь знает все сказки. Восточную красавицу, разумеется, такое положение вещей не устраивает, и профессор решает, что из этой сложной ситуации сможет выпутаться только новый Андерсен, а точнее СуперАндерсен. Шахерезада и Пропп, смастерив ковер-самолет из оставшихся снежных хлопьев, отправляются на поиски нового супер героя….

Итак, здесь все происходит по классическому сценарию комикса – завязка, кульминация и «открытый конец», предполагающий известное «продолжение следует». Это продолжение брезжит в возникающем, похоже, в воображении образе нового Андерсена, спускающегося с небес во всей своей доброте, обаянии, готовности и обещании, что все будет хорошо. Хотя и нелегко.

На выставке был представлен комикс, как таковой, вполне традиционный – с «пузырями», а так же самостоятельные изображения персонажей – в своем роде портретная галерея. И здесь художник переносит стилистику комикса в собственно живопись, графику и некий гибрид объекта и скульптурного рельефа, сшитого из ткани (лепестки цветов, преодолевают плоскость и выходят в пространство).

Таким образом, не только персонажи новой сказки предстают странными, но харизматичными уродцами, но и сам комикс Литичевского в известной мере являет собой гибрид.

Однако, о чем это все? На что намек? А не напоминает ли это ситуацию современного искусства, равно как и, охваченного процессами глобализации, современного мира, где все перемешано, и разные культуры, вступая во взаимодействие, бесконечно мутируют, не в силах противостоять влиянию и одновременно пытаясь сохранить себя. Пресловутая мозаичность сознания, перекрестные ссылки, цитирование, фрагментация, гибридизация – новая реальность, требующая нового Андерсена – СуперАндерсена, могущего сочинить про нее сказки, в которых она узнает себя. Итак, продолжение следует.

Текст статьи Лии Адашевской опубликован в журнале ДИ, №2 за 2011 год
Иллюстрации для ХЧ предоставлены Г.Литичевским

Смотрите также:

Георгий Литичевский: Комиксы и современное искусство

No Comments

Георгий Литичевский
В московском комикс-сообществе существует такое заблуждение, что комиксы — это только комиксы, и всё. Ну, может, иногда манга. Начиная с этого выпуска ХЧ будет разрушать это представление. Мы докажем, что комиксмен в России — больше, чем комиксист! Что человек может прекрасно реализоваться со своим комиксным творчеством в самых разных смежных областях деятельности, будь то кино, фотоискусство, видеоарт и даже современное искусство.

Сегодня мы познакомим вас с Георгием Литичевским — художником, комиксменом, теоретиком современного искусства.


Краткую справку о Г.Литичевском смотрите в Википедии.


Итак, мы пришли в гости. Литичевский предложил взять интервью в его мастерской на «Винзаводе». В комнату то и дело заходили другие художники, разговор перетекал из русла в русло… Read More