Рубрика: — Обзор

Hello ACY

No Comments

Hello ACY – это веб-комикс, начинавшийся как серия шуточных стрипов про однокурсников, с годами превратившийся в серьезный и амбициозный проект. Выходит редко и не сказать чтобы регулярно, но зато каждый выпуск радует качественной рисовкой и добрым юмором.

Начало Hello ACY положил банальный случай, когда товарищи, несмотря на все договоренности, разминулись на автобусной остановке на пути в кино. Так появился первый выпуск «Проблемы восприятия», а потом и еще несколько за авторством SvartalF’а, который и стал инициатором создания комикса. Позже бразды правления у него перенял Иван «D.Van» Хорошев, который перерисовал все ранние выпуски и рисует новые по сей день.

hello acy 5 насильственная доброта

Этимология названия: «Hello Сthulhu» + АСУ. Первое – это известный, ныне закрытый, пародийный веб-комикс: рекомендуем ознакомиться (русская версия здесь). Второе – название специальности, на которой изначально учатся главные герои.

Кто не знает, аббревиатура АСУ расшифровывается как Автоматизированные Системы Управления. Первые серии, большинство идей для которых рождалось на парах в институте, являют собой прекрасный образчик студенческого и программистского юмора. Они посвящены взаимоотношениям между главными героями и окружающим миром, и местами понятны только людям, на них изображенным.

hello acy 19 причина учить матан

Но комикс не стоит на месте – он развивается вместе со своими создателями. Hello ACY обретает свое первое постоянное место прописки: сайт non-format.ru (сейчас не работает), студенческий юмор плавно уступает место интернетовскому, появляются такие герои как Ктулху, Бендер, восхитительные в своем безумии серии про вьетнамцев, а позже гораздо более эпичные про Нятрицу.

И эта эпоха Hello ACY проходит, проект переезжает на домен helloacy.ru, юмор становится все более взрослый и актуальный. Выборы президента, всеобщая iPhone-мания, покушение на Артемия Лебедева, запуск LHC, выход на экраны Watchmen, да и просто Новый Год и 1 апреля – все эти события находят свое отражение в комиксе, в то время как старый и добрый Ктулху уходит в прошлое, зохавав с потрохами весь студенческий юмор и последние кусочки кавая.

hello acy 63 опасная профессия

Итак, Hello ACY проделал долгий путь от шуточных шаржей на друзей и однокурсников до актуальной современной сатиры, но чем же он является в настоящий момент? Можно ответить однозначно: одним из лучших отечественных веб-комиксов, на который совершенно не стыдно равняться молодым авторам. А уж что будет с комиксом в будущем, не могут сказать даже создатели, хотя почти наверняка через пару лет мы увидим совершенно другой Hello ACY…

© Александр Козлов, «Хроники Чедрика»# 2, 2009

При поддержке Авторского Комикса

Полный пока

No Comments

В этом выпуске нашего ежемесячного веб-комикс-обозрения хотелось бы обозреть вот уже два месяца как бессменного лидера Рейтинга авторских комиксов (а когда читатели ru_explosm расслабляются — лидера по общему зачету): комикс «полный пока».

Написание названия с маленькой первой, равно как и все остальные, буквы – это отнюдь не пренебрежение к произведению, а дань авторскому стилю. Встречайте: Альфина Голубева, 19 лет, студентка филологического факультета Санкт-Петербургского Государственного Университета, не любит писать большими буквами, научилась рисовать в фотошопе методом научного тыка, преподносит свое творчество с удивительной скромностью.

«полный пока» — неуникальный несовременный нереволюционный проект, который годен в основном для того, чтобы убить пару-тройку десятков минут, растоптать их, смешать с землёй, поглумиться над их распростёртыми трупами! иными словами, это веб-комикс. точно такой же, как и все остальные веб-комиксы: в стрипах, фотошопе и на вордпрессе.

полный пока

История, которая только начинается:

История комикса Альфины только начинается с двух стрипов, которые вскоре вылились в мини-проект «альфин по имени Альфина» про некое непонятное существо с декоративными крыльями и не менее декоративным нимбом, источающее волны кавая и меланхолии.

Но через некоторое время стало ясно, что все эти картинки были не более чем результатом «научного тыка» юной художницы в фотошоп: в живом журнале Альфины стали публиковаться картинки-комиксы под названием «Полный и бесконечно обновляемый список личных качеств, из-за которых число моих друзей в четыре раза меньше потенциально возможного» (это не шутка), которые на голову превосходили все ранее нарисованное. Спустя десяток выпусков и автору, и пока еще немногочисленным читателям стало очевидно, что она все-таки поймала свою волну и останавливаться уже не собирается.

Комикс переименовывается в «полный пока», не без посторонней помощи (угадайте по доменному имени, чьей) открывается собственный веб-сайт alphyna.megus.org, который через некоторое время обрастает FAQ’ами, информациями и персонажах, фан-артами, стройными рядами читателей и, конечно же, остроумными и немного автобиографичными комиксами.

полный пока

Тематика

Чего хотят женщины — ведомо одному Мелу Гибсону, но познать мотивы и желания питерской студентки филфака едва ли по силам даже ему. Так что говорить о некоторой сложившейся тематике комикса еще рано, хотя если бы пришлось протэгировать полусотню нарисованных выпусков, то наверняка самыми «весомыми» тэгами вышли бы: универ, аниме, друзья, депрессия, интернет, мальчишки, мистика, кот.

Перед тем, как приступить к чтению комикса, можете морально подготовиться к встрече со следующими персонажами:

Милая и беззаботная Ася любит аниме и мангу, проводить время с друзьями (или они любят проводить время с ней), иногда впадает в депрессию, почти всегда говорит людям то, что о них думает. Ее лучшая подруга – серьезная и обстоятельная Рен – терпит Асины вечные перепады настроения, всегда невозмутима и умеет в любой ситуации вставить правильный комментарий. Маша – хорошая студентка, слегка зациклена на учебе и комплексует относительно своей внешности. Гала – много путешествует, увлекается мистикой и неожиданно может выкинуть что-нибудь «этакое». Лёша – единственный живой персонаж мужского пола в комиксе, любит хорошую музыку и Асю, а также, по заверениям автора, он симпатичный. Мурзик – ангел-хранитель Аси, почти как Рюук у Ягами Лайта, только не любит яблок и не является богом смерти. Кот – исполняет желание, ну вы поняли.

полный пока

В общем и целом

В общем и целом, «полный пока» – это один из немногих действительно классных русских веб-комиксов, обновляющийся к тому же с завидной регулярностью. Студенты-анимешники уже в восторге, а все остальные просто с нетерпением ждут новых приключений Аси и ее друзей.

Альфина, так держать!

© Александр Козлов, «Хроники Чедрика» # 3, 2009

При поддержке Авторского Комикса

100 лет чилийского комикса: Пиночет, Кондорито и Супергерои

No Comments
«Через историю комикса,
если присмотреться,
можно увидеть историю страны»

 

Годом рождения чилийского комикса считается 1906 год — именно тогда в журнале «Zig-Zag» появляется история о немце-путешественнике Федерико Фон Пилзнере. Главным героем был ученый, приехавший в Чили, чтобы описать странные обычаи местных жителей.
«Фон Пилзнер заметил, что от палок спина у него болит также, как и в Берлине,
и что в Чили для ударов предпочитают тоже место, что и у него на родине»
 

 

Активно же журналы комиксов для детей и взрослых начинают издаваться с 1927 года — и в1950-1964 годах в истории чилийского комикса наступает Золотая Эра. В главной газете страны «Эль Меркурио» печатает свои стрипы известный художник итальянского происхождения Ренсо Пекченино, он же Лукас. Это истории на бытовые темы, зарисовки из жизни чилийцев, короткие и смешные.
 1
 2
 3

Слева направо: 1. Ренсо Пекченино (aka Lukas). 2. Комикс Лукаса «Вечные ценности»
Первый господин: Футбол сильно изменился со времен нашей молодости.
Второй господин: Одно неизменно — хорошие побеждают, плохие проигрывают!
3. Обложка комикса «Бестиарий королевства Чилийского» (Bestiario del Reyno de Chile)

Одна из его самых интересных работ — «Бестиарий», где в виде смешных животных Лукас изобразил все фразеологизмы, которые только существуют в чилийском варианте испанского. Так, у него возникает целый ряд причудливых созданий: петухо-бык (Gallo Vaca, что по-чилийски значит «напыщенный дурак»), куролошадь (Yalla Cabra — «молодая девушка с аппетитными формами») и т.д.

Персонажи Лукасовского бестиария
Никогда не верьте, если кто-то говорит, что в совершенстве владеет языком — быть этого не может; комиксы наподобие этих – лучший тест на знание языка. «Бестиарий» — элемент самобытной народной культуры, этих словечек и смачных оборотов не растолковывают в умных книжках для иностранцев, зато их знают все чилийцы. Оказалось, что даже испаноязычные люди зачастую не понимают некоторых слов и выражений из чилийских комиксов — а ведь я говорю о классических комиксах, типа стрипов Лукаса, которые печатались в ежедневной газете!

 

50-60-е годыпо праву считаются эпохой расцвета детских комиксов. В этот период художник Пепо создает самого известного персонажа чилийских комиксов — Кондорито. «Кондорито» начинает выходить в виде журнала с «анекдотами в картинках» на одну страницу, в которых, чтобы было понятно, где смеяться,после шутки кто-нибудь падает в обморок с веселым звуком «PLOP!» (плюх!). Пепо удалось показать практически все типажи чилийцев — толстых и худых, весельчаков и зануд, модных девушек с чисто чилийской фигурой (аппетитные изгибы и тонкая талия) и их матерей с усиками и необъятных размеров, тиранящих мужей запретом на просмотр футбола… в общем, всё как у нас.

1.- Ааааа! — Что случилось, Коне?
2. — Меня все обзывают «лысым»!
3. — Почему у меня не растут волосы, как у других детей? — Действительно…
4. — А, ну это потому что ты пернатый! — А где же перья?
5. — Там же, где и волосы! — *плюх*

 

В комиксе можно найти и пародии на жителей соседних стран: тут и стильный аргентинец с ослепительной улыбкой и в костюме, и толстый глуповатый боливиец в пончо и сомбреро; ну а сам Кондорито — типичный чилиец (не только потому, что птица кондор — символ страны), даже профиль его схож с характерным профилем индейца. Его манера одеваться немного старомодна, но весьма элегантна, он — живое воплощение Чили, страны поэтов и художников. Сегодня права на Кондорито принадлежат мексиканскму издательству, а сам герой потерял национальность – теперь он «лицо» всей латинской Америки. А вот боливийца из соображений толерантности пришлось со страниц комикса убрать — слишком уж обидный персонаж получился!

Современные персонажи «Кондорито» (подробнее — на официальном сайте Condorito.com)

 

В конце 50-х художники Эдуардо Армстронг и Темо Лобос создают второй по полурности детский комикс – «Мампато». Так зовут мальчика, который, благодаря волшебному поясу, может передвигаться во времени и пространстве — этакий чилийский вариант Алисы Селезневой в мужском воплощении. В России многие родители считают, что комиксы вредны для детей, — вопреки подобным мнениям, комикс «Мампато» завоевал огромную популярность среди чилийцев и доказал свою «полезность». Благодаря чудесному поясу Мампато оказывался то в Древнем Египте, то в Риме, и дети, увлеченные приключениями героя, попутно узнавали, как мумифицировали умерших в Египте или кто такие фараоны и цезари. И это запоминалось гораздо лучше, чем скучные уроки истории.

 

Специально для мальчиков с 1954 года выходит журнал комиксов «Баррабасес», созданный известным художником Гидо Вальехосом. В центре сюжета – приключения футбольной команды, основные события происходят на игровом поле. Герои ссорятся, проигрывают, побеждают, влюбляются, попадают в нелепые ситуации.

 

Выпуск журнала «Barrabases» и, для сравнения,
персонажи советских мультфильмов примерно тех же лет

В этом комиксе огромное количество главных и второстепенных персонажей, и самый главный из них — Пирулете, мальчик со смешной рыжей чёлкой, корый ухитрился отнять мяч у самого Санта-Клауса. Удивительно, насколько стиль рисунка в этом комиксе похож на стилистику советского мультфильма «Шайбу!Шайбу!», — и остаётся только сожалеть, что у нас не было подобного детского комикс-журнала.

Но далеко не все комиксы пишутся для детей. Начиная с 1930-х в Чили выходит много журналов, которые с помощью комикса критикуют политичекую и социальную ситуацию в стране, все они явились своего рода отражением пульса времени. Самый известный из этих журналов — «Топаз» (El Topaze), который просуществовал аж до 1970 года. Классический стрип из «Топаза» известен каждому чилийцу: это история о том, как кандидаты в президенты (слева — Сальвадор Альенде) бросают друг в друга грязью и нечистотами (метафора политических дебатов), из которых в конце концов вырастает горилла — символ диктатуры. Благодаря этому комиксу слово «горило» плотно вошло в чилийский испанский как символ диктатуры.

 

В 1970 году социалист Сальвадор Альенде становится президентом, в истории страны начинается новый этап, а журнал закрывается в связи с общей сумятицей. На обложке последнего выпуска изображен гроб генерала Рене Шнайдера, защищавшего свободные выборы, и надпись: «Погиб, защищая Конституцию». На этом журнал прекращает свое существование.

 

В 1973 году ситуация ухудшается — приходит к власти Аугусто Пиночет, закрываются многие журналы, тиражи оставшихся сокращаются. Политическая критика, как таковая, перестает существовать, в продаже доступны только детские комиксы типа «Кондорито» и «Мампато». Однако, интересный факт: во время диктатуры продолжает выходить «левый» журнал «Ла Бисиклета», который печатает комикс «Супер-Сифуентес» с довольно открытой критикой политического строя нового диктатора.

 

Это явная пародия на американских супергероев: главное действующее лицо — уже немолодой, лысый и пузатый человечек с самой заурядной чилийской фамилией Сифуентес. В детстве он был заброшен родителями на другую планету, чтобы не мешал смотреть телевизор. Когда мальчик вырос, он решил путешествовать в другие миры и вершить справедливость. Так чилийский «СуперВаня» попадает в Консумополис (от consumir — «потреблять»), где все продается и покупается, где даже нищие поют на английском языке, а полиция, вместо того, чтобы помогать, появляется в самый неподходящий момент и требует документы.

 

1. — Прочь с дороги, черт побери! Получи!.. Я Супер-Сифуэнтес, который борется за добро, пока не отправит зло в нокаут! 2.Этот сеньор хотел всего лишь продать мне новую зажигалку (включающую цифровые часы и стерео-радио AM-FM диапазона) в виде пистолета. Вы нанесли сильнейший удар по свободной торговле! — Не может быть! — Может, может… Мэйд ин Тайвань…

 

Каждый эпизод заканчивается тем, что Супер-Сифуэнтес, за свои попытки восстановить справедливость, попадает в тюрьму.

 

1. — Ой, полиция!.. — Ну-ка, что тут у нас? Документы!
2.- Что это за беспорядки на нашем острове свободы? Что это за собрание из двух человек посреди улицы?
И что это за странный костюм, оскорбляющий эстетические и нравственные чувства?
— Если я отвечу на один из вопросов, приз дадут? — Время!
3. Позже, в тюрьме. — А вас за что? — Я писатель.
4. — Как? За это нельзя сажать! — Я писал на стенах. — А, ну тогда можно.

 

Удивительно, как такой журнал продержался до 1980-х годов!
Комикс снова оживает в 90-е годы, появляется новая плеяда художников, которые в большинстве своем — выходцы из города Вальпараисо, культурной столицы страны. Но это уже другой мир, без диктатуры, другие темы, другие герои. Чили с новой силой противопоставляет себя американцам.
В 2002 году Тек создает, по аналогии с Капитаном Америкой, своего Капитана Чили, который очень напоминает американского борца за справедливость (благо цвета флага позволяют), но сюжет его приключений совсем иной.
Капитан Америка и Капитан Чили
Чилийский «супергерой» вместо того, чтобы защищать от монстра-обжоры жителей Панчо-Сити (Панчо — уменьшительное от Франсиско), помогает чудовищу похудеть и напоследок рекомендует с бóльшим вниманием относиться к рациону и выбирать продукты с низким содержанием холестерина — лучше всего, вегетарианцев (capchile). А также по возможности утолять голод на на плантеах, где нет цивилизованных жителей, то есть там, где нет мобильников, телевизоров и интернета. Каждая серия заканчивается возгласом «Вива, Чили, дерьмо!».

Другой чилийский художник, Ренсо Сото, создает своего героя – СуперБыка (vaca, «бык», по-чилийски означает ещё и «дурак»). СуперБык тоже не отличается патриотизмом: так, победив всех врагов искючительно благодаря своей тупости и грубой силе, он отбирает чилийский флаг у мальчика и гордо красуется с ним в последнем кадре.

В современном чилийском комиксе незаметно возникла целая галерея персонажей-пародий: Капитан Лук (Captain Cebolla), Капитан Тыквенная Башка (Captain Zapallo, «zapallo» в Чили — тыква), Бармен и Ром, Барсаман…

Лично мне гораздо ближе супергерои Марко Торреса: Янки Эль Зомби и Киромóн. Торрес умело сочетает в своих историях эстетику детских комиксов и взрослый юмор.

Киромон — всего лишь дитя, он унаследовал от своего отца, Киромáна, миссию супергероя и рабочий костюм — такой же синий, как и у американского прототипа.

Киромон совершает все возможные ошибки и попадает в самые нелепые ситуации, защищая от зла жителей своей планеты – надкушенное яблоко, злых ангелов и президента. Рисунки Торреса очень геометричны и просты, их может повторить любой ребенок — они так и просятся в мультфильмы; именно поэтому художник занимается сейчас в основном мультипликацией.

Посмотрим, каких героев нам принесет новый виток истории!

Анна Воронкова, специально для журнала
«Хроники Чедрика» # 7’2009

Nemi: Звёздная пыль и ложь

No Comments

Мюре Л. Неми: Звёздная пыль и ложь/ Пер. с норв. Н.Морукова. – М.: Парадиз, 2010. – 160 с. ISBN 978-5-903391-69-1

Российских любителей рисованных историй ожидает очередная книжная новинка. Это работа известной норвежской художницы Лизе Мюре (Lise Myhre) о приключениях девушки-гота по имени Неми. Правда приключениями это можно назвать лишь условно. Скорее это история о жизни.
Книга, о которой пойдёт речь, — первое издание комиксов Лизе Мюре на русском языке. По жанру это сборник стрипов, объединенных общими персонажами. Хотя в этой 160-полосной цветной книге есть и несколько многостраничных историй.
Вообще, из всех новинок 2010 года, это одно из тех изданий, о котором приятно говорить. Тем более – рассказывать в числе первых.

 

Об авторе и её графическом эго

У художников-комиксменов есть разные представления о том, как стать успешным и знаменитым. Например – создать яркий, запоминающийся образ, персонаж. По такому пути пошла и Лизе Мюре. Конечно, «правильного», живого персонажа удалось придумать не сразу. А когда он был найден, все амбиции по захвату мира и господству над умами, вероятно, поутихли. Но возникло новое – Неми стала голосом, честью и гневом своего создателя.

Ну и, конечно, не без участия Неми Лизе стала мега-популярным комиксистом в Скандинавии, доводя поклонников и поклонниц своего творчества до состояния зомбического фанатизма. …Или что-то около того.

Nemi стр. 30В кратком вступлении к русскому изданию Лизе пишет:
«Скоро исполнится тринадцать лет с тех пор, как Неми впервые появилась на бумаге. (Первая публикация была в 1997 г. Изначально комикс назывался «Den Svarte Siden» (норв. «Темная страница»). – Прим. Ч.) Бледная, с чёрными волосами, голова в облаках, руки в делах – она полна энтузиазма восьмилетней девочки. Она перевернула мою жизнь с ног на голову.
Мне шел 21 год, я работала барменом, иллюстратором, продавцом книг, графическим редактором, уборщицей и рисовала комиксы. Я обожала рисовать комиксы, но персонажи (всегда мужчины или фигуры животных) казались мне отстраненными и неуловимыми. Я уже готова была отложить комиксы в дальний ящик, как появилась Неми. Девушка-гот: с этим персонажем у меня было больше общего, чем с моими предыдущими крокодилами в галстуках, эту девушку я могла рисовать со всей достоверностью.
…Неми появилась на свет из моей великой любви к историям, сказкам, музыке и волшебству – и депрессии от встречи с миром взрослых».

Говоря о восьмилетней девочке Лизе, конечно, перебарщивает. Её Неми курит, пьёт, просыпается в постели с неизвестными… И вообще этот комикс не для детей. Книгу можно рекомендовать старшеклассникам, студентам… молодежи от 16 до 30-35 лет. Что-то из описываемого в комиксе читателю еще предстоит пережить, а что-то уже давно стало фрагментом обыденности, от которой так хочется сбежать, но потом, почему-то, так по этому скучаешь.

NemiNemi

Конечно, ДРАКОНЫ! Что может быть прекраснее, мудрее и загадочнее?! Только драконы.

Дракон – один из тотемов Nemi. В книге можно найти больше 10 изображений дракона, на любой вкус. Изящный дракон вытатуирован на левом плече Nemi, а на одной из страниц Nemi сама изображена в виде дракончика.

Nemi – гот. Её полное имя — Nemi Montoya. Она ходит в чёрном, слушает хэви-металл и прочую подобающую музыку; уверена, что «мы все умрём»… А ещё – она любит жизнь; любит говорить правду; ненавидит, когда издеваются над животными или просто так убивают их; иногда чувствует себя сумасшедшей;  умеет верить в добро; часто ловит себя на разных мыслях. И ей не всегда хватает денег на жизнь.

По своим убеждениям и образу жизни она бунтарка. И в тех ситуациях, которые представлены в стрипах, Nemi подчас поступает именно так, как сделал бы каждый из нас, если бы хватило отваги и мужества.

Её графический образ сложился не сразу. В первых выпусках она выглядит немного иначе, непрофессиональнее, что ли. Однако комикс выходил в свет как газетный стрип еженедельно, поэтому очень скоро сложился современный вид Nemi.
Благодаря жж-юзеру saint_angel есть возможность увидеть, как выглядели самые первые страницы комикса.

alt

alt

Nemi стр. 103Кроме Nemi в комиксе есть и другие персонажи. Циан, девушка с голубыми волосами, — лучшая подруга Неми. Возможно, Циан является неким альтер-эго главной героини. Тим — парень Циан. И масса второстепенных персонажей, возникающих по мере надобности.

В принципе, характеры трёх основных персонажей проработаны достаточно детально, и этого вполне хватает для решения задач стрипа. Второстепенные герои как правило появляются в страничных и длинных историях на несколько полос.

Nemi в России

NemiВозможно, какие-то поклонники творчества Мюре знали о Nemi едва ли не с конца 90-х, но более или менее активно Nemi начала своё знакомство с русской публикой в 2006 году, когда группа энтузиастов открыла в жж сообщество, посвящённое комиксу. Там они публиковали переводы стрипов, фан-арт и тому подобное. Вероятно, первыми поклонниками Nemi стали фанаты готической музыки и Скандинавии.

В общем-то и те люди, которые приобрели права на издание комиксов о Nemi в России, большее отношение имеют именно к музыке, чем к издательскому бизнесу или комикс-индустрии. Кстати, это немного отразилось и на самом издании в плане каких-то редакторских и корректорских тонкостей. Например, в библиографическом описании допущена ошибка, из которой следует, что книга выпущена в Ленинграде, хотя города этого давно нет на карте нашей страны. А в некоторых местах «сорвался» шрифт, из-за чего тексты реплик повылезали из баблов.

Nemi стр. 49А вот почему на корешке книги стоит римская цифра I – совсем не понятно. Это первый том? Первый выпуск? Будут ещё? В книге никаких объяснений нет.

Теперь о грустном. Если мне книга досталась в обмен на отзыв, который вы тут читаете, то всем другим читателям придется раскошелиться. Nemi уже поступила в продажу, но стоимость – от 750 до 850 рублей. И, думаю, цена ещё будет расти. Но, учитывая, что книга вышла тиражом в 3000 экз., а только в жж-сообществе ru_nemi 7860 читателей, — с покупкой стоит поторопиться.
Комиксистов и тех, кто бывает на комиксных мероприятиях, спешу обнадёжить: есть небольшая вероятность, что на грядущем «Бумфесте» в Питере состоится презентация книги и её можно будет приобрести по ценам издателя.

А.Кунин

Try to Escape

No Comments

В любом мире есть нечто такое, что не должно принадлежать ему. Поскольку подобные объекты нарушают ход событий, мир противится их существованию. Он отторгает их. Хаос, вызванный тем, чего быть не должно, в конце концов уступает и сливается с миром. А перед возмутителем спокойствия возникает блондин с пустыми глазами. Ловцы исправляют все «неисправности» и выносят все самое необычное, все самое невероятное и невозможное за пределы миров. Сюда, в бесконечный город.

Сайт: www.mmgraphic.ru
Авторы: Сайкин Егор, Кузнецов Алексей
Выпусков: 65+

Try to Escape – манга-веб-комикс, первые страницы и наброски сюжета которого были сиюминутным развлечением, навеянным мангой One Piece и Megatokyo, выросший уже к четвертой главе в серьезное произведение с блэкджеком интересным сюжетом и запоминающимися персонажами. А если вам мало того факта, что любительская манга уже перевалила через 3 главы и не думает сбавлять обороты, стоит отметить, что это первый и единственный на настоящий момент русский веб-комикс в стиле манга.

Действие происходит в мире под названием «Бесконечный город», собранном из частиц миллионов других миров, которые своим существованием приводили свой родной мир к парадоксу. Таким образом мир «t.t.Esc» — это вселенская свалка монстров, ненормальных людей и просто неведомой чертовой фигни. В эту «свалку» же попадает 14-летняя девочка Лея, парадокс существования которой в том, что она способна легко поднимать вещи во много раз превышающие ее собственный вес.

Первым человеком, которого встречает Лея, становится Лебон – один из «знаменитостей» бесконечного города, утверждающий что не обладает по сути никакими сверхспособностями и был захвачен по ошибке. Ему и придется взять на себя обязанность по опеке маленькой девочки, а возможно и стать проводником для нее обратно в родной мир. По ходу действия появляются новые герои: девушка-киборг Фрае Биороб, сумасшедшая левитирующая машина Пожиратель Имен, ненормальный дворецкий Лебона по имени Клод, полубог Тео с помощницей Таяной…

С самых первых страниц проект «t.t.Esc» рос вместе с его автором: менялись инструменты, совершенствовалась техника рисования, улучшалась раскадровка, уменьшалось затраченное на страницу время… И это дает все основания полагать, что в будущем манга будет становиться только лучше и лучше.

Но если бы я сказал, что это главная причина ждать новых выпусков «t.t.Esc», то конечно же слукавил бы. Ведь сюжет оставляет еще так много вопросов, на которые хотелось бы получить ответы: Кто он, человек-легенда, сумевший покинуть бесконечный город? Действительно ли Лебон попал в этот мир по ошибке? Удастся ли им с Леей в конце концов совершить побег? – Это только главные из них.

© Александр Козлов, «Хроники Чедрика»# 5, 2009

При поддержке Авторского Комикса

Мир и комиксы Уилла Айснера

No Comments

from www.willeisner.comНа его работах воспитывалось не одно поколение авторов и художников. Уилл Айснер (1917–2005), один из ярчайших авторов американского комикса, на собственном примере доказал, что жанру рисованных историй напрасно отводили место на задворках массовой культуры, и графическая литература с полным правом может причислить себя к полноценному виду искусств.

«Он единственный, кому комикс обязан обретением мозгов», – констатировал мастер английской сценарной школы Алан Мур. «Я всегда считал, что истинный враг — это собственно жизнь, а не чудовища с далеких планет. Мне нечего поведать о битвах между космическими мутантами. Но что я знаю, так это каково выживать в больших городах, и не пропасть заполночь где-нибудь на 42-й стрит. Я пишу и рисую только о том, что знаю», – этого кредо Айснер придерживался с самого начала своего творческого пути, которое пришлось как раз на феноменальный бум комикс-индустрии, прогремевший в середине 30-х годов и нареченный впоследствии «Золотым веком американского комикса».

ДЕТИ ЗОЛОТОГО ВЕКА

Шел уже седьмой год, как Нью-Йорк зализывал раны от последствий обвала на фондовой бирже 1929-го, положившего начало Великой Депрессии, когда издательскую общину потряс свой собственный микро-обвал – крах рынка бульварной литературы.

 

Миллионные тиражи дешевых разножанровых изданий, объединенных в единую категорию под емким прозвищем «pulp fiction» (макулатурная беллетристика), остались вдруг невостребованными. Публика как-то враз утратила интерес к направлению, подарившему, американской словесности таких мастеров, как Дэшиэл Хэммет, Раймонд Чандлер, Аптон Синклер… В унылом бездействии простаивали типографии, обрастали ржавчиной барабаны ротационных машин, лавинообразно закрывались издательские дома. Сопричастные индустрии легкого чтива литераторы, иллюстраторы, оформители, печатники, редактора, издатели искали новые сферы деятельности. На этом хаотичном фоне начинал завоевывать журнальные просторы Нью-Йорка выпускник художественного училища Уилл Айснер.

Неожиданно наметился просвет. К всеобщему удивлению стали неплохо покупаться сборные издания комиксов. До этого жанр существовал главным образом в газетной форме. Любая газета имела секцию с комическими и приключенческими рисованными историями, которыми увлекались и дети, и взрослые.

Поставщики бульварного чтива ухватились за комиксы, как за единственную панацею от бед. В киоски хлынули перепечатки газетных серий, переверстанных под журнальный формат. Айснер вспоминал потом, что наблюдая эти очередные причуды читательского спроса, рассудил: «Что-то явно происходит. Скоро газетных комиксов уже будет недостаточно, и потребуется оригинальный материал», – и был абсолютно прав в своих догадках, потому что наступил золотой век американского комикса.

Оригинальный материал не заставил себя долго ждать. Золотой век вывел в свет плеяду сверхгероев. Родилась новая мифология. Тиражи выпусков зашкаливали до астрономических цифр. Атлетически сложенные, облаченные в обтягивающие трико и наделенные сверхъестественными способностями, сверхгерои из кадра в кадр сражались со злом, неодолимым простыми смертными.

Покуда маятник симпатий политической элиты вяло покачивался в неясном направлении, и задолго до решения Конгресса об объявлении войны, сверхгерои вступили в бой с нацистской Германией. Заокеанская реакция не заставила себя долго ждать. Давно уже стал хрестоматийным эпизод, когда Геббельс прервал одно из кабинетных совещаний в Рейхстаге, ворвавшись со свежим выпуском комикса, чтобы поделится внезапно осенившей его догадкой: «Этот Супермен — еврей!» Эсэсовский еженедельник Das Schwarze Korps не преминул высветить порочную природу комикса, заключив в одной из редакционных статей: «Вместо того, чтобы внушать добродетели, он сеет ненависть, неверие, злобу, лень и преступность в юные сердца. Горе американским подросткам, обреченным жить в столь отравленной атмосфере, и не способным даже распознать ее губительный вред».

Судя по данным почтовой службы США, горе было не только подросткам, но и военнослужащим. Объем продаж комиксов по армии в десять раз превышал объем продаж «Лайф», «Ридерс Дайджест» и «Сатердэй Ивнинг Пост», трех основных лидеров журнальной периодики тех времен.

Коллективный портрет творцов «золотого века» не очень-то укладывается в стереотипные представления о художнической богеме. С архивных фотографий смотрят немного скованные молодые люди в белоснежных рубашках и строгих галстуках. Вполне можно принять за офисных клерков, если б не непременный атрибут каждого снимка — заляпанная тушью рисовальная доска с пришпиленным к ней ватманским листом. Единственной редкой вольность в одежде — закатанные чтобы не извозить манжеты рукава.

Среди художников преобладали выходцы из незажиточных эмигрантских семей, изрядно потрепанных Депрессией. Из каких же их недр сознания выплывали те ницшеанские образы сверхлюдей, что завладели умами детворы? Вероятно, то была просто защитная реакция воображения на нескончаемую вереницу невзгод и потрясений кризисных времен.

Однако же молодежная аудитория комиксных журналов накладывала свои ограничения. Как-то, в интервью «Балтимор Сан», Айснер заявил, что считает комикс полноценной литературной формой в той же мере, что и полноправным жанром изобразительных искусств. «По возвращении в Нью-Йорк я был раскритикован коллегами за зазнайство. Больше я эту тему не подымал», – рассказывал потом Айснер. Когда один из синдикатов вышел на него с предложением готовить комикс-раздел для воскресных приложений газет, художник немедленно согласился. Всевозрастной круг читателей предлагал реальную возможность вырваться из прокрустова ложа подростковых книжек с их полярным разделением персонажей на хороших и плохих и их до абсурда упрощенными мотивациями. Айснер передал свою компанию партнеру и ушел в газетный мир.

ПРИЗРАК БРОДИТ ПО НЬЮ-ЙОРКУ

Детектив Денни Кольт умер для общества, так и не успев толком родиться. Отравленного ученым-вредителем доктором Коброй, его погребли на Диколесном Кладбище, но яд оказался не смертельным, и вот, мнимый покойник оживает, закрывает лицо маской, и возвращается в свой Централ-Сити, чтобы вести борьбу с преступностью. На вопросы об имени он отрекомендовывается Призраком . В урбанистических ландшафтах Централ-Сити легко просматривался Нью-Йорк.

Так, в июне 1940, Уилл Айснер представил на страницах воскресных выпусков одного из самых самобытных персонажей американского комикса.

Форма публикации была экспериментальной по сравнению с традиционным способом подачи газетных серий. Успех комиксов на журнальном рынке вдохновил газетчиков на эксперименты. Сериал про Призрака, в компании с прочими, шел не в виде стандартных в то время таблоидных полос, испещренных многочисленными кадрами, а в дополнительном малоформатном приложении, как публикуются нынче еженедельные вкладки с телепрограммой.

Маска Призрака, оперировавшего в реальных городских условиях и среди нормальных людей, доставляла Айснеру немало забот: «Она не помогала сюжету и вечно конфликтовала с моей приверженностью здравому смыслу. Если ваш герой блуждает по метро в маске, и народ воспринимает это как должное… Это, знаете ли, чересчур».

Экстравагантное одеяние героя имело прозаическое объяснение. Сам Айснер охотно и не раз проливал свет на обстоятельства рождения Призрака: «В один из вечеров мне позвонили из синдиката и поинтересовались, как идет процесс. Я сообщил, что придумал частного детектива, который ведет расследование независимо от полиции. «А костюм у него есть? У него должен быть костюм, а то его никто не купит», — предупредил агент». Популярность Супермена, Бэтмена, Фантома и других «костюмированных» героев диктовала жесткую конъюнктуру. Телефон стоял возле рабочего стола, и Айснер, в несколькими штрихами наведя пятна вокруг глаз сыщика, ответил: «У него есть маска. А еще на нем перчатки и синий костюм!»

С маской, или без, но «Призрак» за двенадцать лет своего существования развился в серьезный литературный цикл. Он словно перенял эстафету у классиков коротких повествовательных форм, которыми столь богата американская литература. В восьмистах семистраничных рассказах серии можно встретить сюжеты перекликающиеся с мотивами Брета Гарта и О’Генри, Амброза Бирса и Трумэна Капоте, отцов «крутого» детектива и приверженцев критического реализма…

 

Разнообразие творческих задач, возлагавшихся на каждый выпуск, превратило комикс Айснера в своеобразный полигон для открытия и совершенствования приемов графического повествования. Среди них и сложные способы кадрирования полосы, и каллиграфические эксперименты, и уникальные методы оформления титульных страниц, адаптированные под жанр и тему очередного рассказа.

 

Вероятно, восхищение формальной стороной заслонило от давнего поклонника Айснера и режиссера недавней киноэкранизации «Призрака» Фрэнка Миллера содержательную часть, поскольку по духу фильм оказался довольно далек от первоисточника – в российском прокате он был переименован в «Мститель».

 

Печатаясь еженедельно в двух десятках газет с общим тиражом около пяти миллионов, «Призрак» откликался на события, весьма далекие от привычных для современного ему комикса тем.

 

Рассказ «Реформа диктатора» опубликованный в то трагическое 22 июня, когда Германия вторглась в Советский Союз, стал одним из ярких антифашистских памфлетов эпохи. Когда по всей стране покатилась волна расследований Комиссии по антиамериканской деятельности, и имя сенатора Маккарти не сходила с уст сограждан, Айснер отреагировал графическими рассказами «Комитет Антиестественной Деятельности» и «Дочки американских охотников на ведьм». В разгар холодной войны «Призрак» оказался чуть ли не единственным комиксом, выводившей русских в роли положительных персонажей. А в комиксе «Налоги с Призрака» главный герой вступил в конфронтацию с такой глыбищей, что по сравнению с ней самые могущественные злодеи массовой культуры кажутся беспомощными младенцами, – с налоговым ведомством.

В 1952 году Айснер завершил серию «Призрак» и вернулся в армию, но уже не в качестве рядового, как во времена Второй Мировой, а в редакционный состав «P*S», журнала по профилактическому уходу за техникой. В военные годы он был в числе тех, кто создавал незаменимое для механиков издание «Арми Моторс», и теперь ему удалось убедить армейские чины в гигантском потенциале комикса как формы изложения инструкций по эксплуатации техники. Больших творческих возможностей графические пособия не сулили. Нужно было организовывать чертежи, диаграммы, текст в единое целое, чтобы донести информацию до пользователя в предельно доступном виде. Но эти пособия могли спасти жизнь.

ПРОБЛЕМНОЕ СЛОВО

Искусство графического рассказа было названо комиксом, поскольку первые его образчики имели юмористический характер. «Comics» – это редуцированное «comic strips» (комические полосы), определение, отражавшее внешний вид и жанр ранних рассказов в картинках. Всю чуть более чем вековую историю комикса «несерьезное» имя обременительным балластом висело на его обширных жанровых и повествовательных возможностях.

С этим в полной мере столкнулся Уилл Айснер, когда в середине 70-х, после двадцати лет работы для армии над P*S, собрался представить читателям «Контракт с Богом». На примере четырех разных историй, происшедших под одной крышей, книга доказывала, что обшарпанные стены типового нью-йоркского арендного дома могут хранить ничуть не меньше трагедий, чем своды замков шекспировских времен.

В отличие от «Призрака», «Контракт с Богом» был обращен только к взрослой аудитории, и во избежание путаницы Айснер определяет его графическим романом. Термин, сразу же подхваченный американскими и европейскими издательствами, оказался спасительным не только для автора, но и для последующего развития комикса, выделив в нем пространство для более сложных по форме и содержанию произведений, чем те, что входят в основной поток массовой культуры.

Понятие «графический роман» применительно к комиксам использовалось и ранее, но именно «Контракт с Богом» представил его истинный потенциал. Собранные под одной обложкой рассказ об иммигранте, проделавшем головокружительный путь от ешиботника из Тифлисского местечка до безжалостного жилищного магната; точно сошедшая с колонок криминальных новостей история управдома, ограбленного и подведенного под монастырь десятилетней девчонкой; хроника одного дня из жизни спившегося уличного певца; автобиографическая повесть о лете прощания с детством — все они словно воскрешали канувшие в небытие под напором «новых волн» традиции неореализма и положили начало циклу графических романов Айснера.

ЦЕНТР ЗЕМЛИ

Как ни странно, Нью-Йорк, с его вавилонским смешением традиций и народов пока не нашел в традиционной литературе такого же достойного описателя, как повезло некогда отыскать Москве в лице Владимира Гиляровского, давшего потомкам уникальный по охвату панорамный портрет столицы. Но в рисованной литературе подобный автор есть. Большинство графических романов Уилла Айснера посвящено его родному городу: «Нью-Йорк для меня — центр Земли. Это неиссякаемый фонтан сюжетов. Этакий огромный театр, в котором вечно что-то происходит».

Каждое из его крупноформатных произведений является своеобразным расследованием. «Один старый учитель сказал мне однажды, что если хочешь изучить что-нибудь, то нужно написать об этом книгу», – объяснял Айснер в одном из интервью.

Мегаполис переполнен невидимыми людьми. Соседи не помнят их лиц, случайные встречные не обращают на них внимания, работодатели не в состоянии сообщить о них ничего, кроме имен. Откуда они приходят и куда потом деваются? Ответ на этот вопрос пробует дать сборник графических новелл «Невидимые люди».

Южный Бронкс второй половины 70-х годов немногим отличался от зоны боевых действий. Было зарегистрировано более 68000 пожаров, дома бросались на произвол судьбы, статистика преступлений росла в геометрической прогрессии. Какие силы ввергли в хаос некогда благодатный спальный район? В «Районе «Дропси-авеню»» Айснер год за годом реконструирует его историю.

Бесконтрольные манипуляции на рынке ценных бумаг, усугубленные коррумпированной индифферентностью правления, привели страну к затяжному кризису, получившему название Великая Депрессия. Средний класс перекочевал за нижнюю планку нищеты, вчерашние брокеры соскребали снег с мостовых, обладатели аристократических фамилий скитались в поисках поденной работы. Что провело ньюйоркцев сквозь те смутные времена? Графический роман «Сила жить» выводит пеструю череду портретов горожан, чьи судьбы переплел кризис 30-х.

Положивший начало «Золотому веку» бум комиксов произвел переворот в американской периодике. Вчерашние профсоюзные деятели, коммивояжеры, учителя перепрофилировались в издателей комиксов, в то время как едва оставившие школьную парту ребята, не обремененные литературным опытом и серьезным художественным образованием, собирались в комиксные артели, выводя в свет героев, овладевавших помыслами публики и рождавших новую мифологию. В рисованной повести «Мечтатель» Айснер с немалой долей иронии вспоминает начало своей комиксной карьеры и те ставшие легендарными события, которые сформировали современный комикс.

СЕРДЦЕ ТЬМЫ

Среди двадцати графических романов Уилла Айснера есть один, который был ему особенно дорог. Романы-путешествия стали неотъемлемой частью традиций англоязычной литературы. Круг аккумулируемых ими идей мог быть необычайно широк. Так, на заре двадцатого века, на страницах «Сердца тьмы» классика Джозефа Конрада престарелый капитан отправляется в недра конголезских джунглей, чтобы обнаружить там примитивную модель общества, предопределившую характер того массового безумия, что охватило последовавшее столетие. Столь же чреватое непредсказуемыми открытиями путешествие по волнам собственной памяти совершает и лирический герой автобиографической книги Айснера «К сердцу бури».

 

Эта книга планировалась стать исследованием национальной нетерпимости в Америке кануна Второй Мировой войны, но по мере работы с архивными материалами Айснер погружался в воспоминания детства, юности и незаметно для себя полностью отошел от первоначального замысла.

 

Вместо исторического романа с четко очерченной тематикой он стал набрасывать историю двух поколений собственной семьи. Большинство из работ «серьезного» Айснеровского периода – будь то изоминиатюры, новеллы, повести и даже исследования по теории комикса – основывались на личном опыте. В том же «Мечтателе» история комикс-индустрии показывалось от первого лица, но фокус был смещен на участников процесса, и роль автора ограничивалась функциями проводника сквозь лихорадочную суету становления комиксного рынка. «К сердцу бури» предполагал глубокий взгляд внутрь себя.

Общественное сознание военного периода не культивировало жертвенный героизм. Корпорации всеми правдами и неправдами пытались уберечь ценных работников от призыва. Тем не менее, получив повестку, Айснер отклонил предложение синдиката посодействовать с «белым билетом» и в мае 1942 года ушел в армию.

Череда воспоминаний о детских и юношеских годах, спрессованная в один день пути воинского эшелона с новобранцами, составила канву «К сердцу бури». Рассказ от первого лица об эмигрантских судьбах, о Первой Мировой, о «рокочущих» двадцатых, о Великой Депрессии вышел далеко за рамки традиционной мемуарной литературы и вылился в эпический народный роман.

Книги Уилла Айснера любимы и читаемы во всем мире. Цикл газетных комиксов «Призрак» сейчас выдерживает очередное, книжное, издание. Один из крупнейших профессиональных конкурсов в Сан-Диего носит имя Айснера. Написанные им учебники «Искусство графического повествования» и «Комикс и последовательное искусство» стали незаменимыми пособиями для любого специалиста, так или иначе связанного с жанром.

© Миша Заславский, «ХЧ»#4’09

«Барак-варвар: В поисках сокровищ Стимулов»

No Comments

В Америке четверть (если не больше) всей телевизионной сетки заполнена программами, в которых умные дяденьки и тётеньки часами обсуждают ту или иную новость «с политического олимпа», ведущие журналы пестрят заголовками, кричащими о новых подвигах свежеиспеченного президента, ну а политдебаты, проводимые в школах и ВУЗах США, давно уже стали неотъемлемой частью образовательной программы. Потому и странно было бы ожидать, что комикс каким-то невиданным образом обойдет стороной этот столь значимый аспект жизни. Вопрос состоит лишь в том, насколько глубоко должна политика проникать в этот жанр, и какое место она должна в нём занимать.

Понимаете ли, политика – это такая сфера нашей жизни, в которой работа должна вестись серьёзная и системная… и потому занятие ею следует оставить профессионалам. При этом политический комикс, являющийся отражением современной жизни, никогда не должен скатываться к ненужному пересказу и без того всем известных событий, или к бессмысленному пиару, но обязан развлекать читателя. Его задача – нести в массы идею, пусть и в несколько иносказательной форме, но никак не наоборот, иначе теряется весь его смысл.

 

Тройка лидеров по наличию политической борьбы, скрытой завлекательными обложками.
Слева направо: «Transmetropolitan» от Варрена Эллиса и Дарика Робертсона (Warren Ellis, Darick Robertson);
«Ex Machina» от Брайена Вогана, Тони Харриса, Тома Фейстера и ДжиДи Меттлера (Brian K.Vaghan, Tony Harris, Tom Feister, JD Mettler); «DMZ» от Брайана Вуда и Рикардо Бурчиелли (Brian Wood, Riccardo Burchielli)

Прежде говорить о популярности политического комикса не приходилось, да и вообще сама эта тема никогда особенным интересом у авторов не пользовалась. Тому есть множество различных причин, но основная всё же в том, что целевая аудитория попросту не стала бы раскупать огромные тиражи комиксов об интригах в кулуарах Белого Дома. Конечно, существуют популярнейшие серии «Transmetropolitan», «Ex Machina», «DMZ», где если не главное, то очень значимое место отведено вопросам политической борьбы – но это случаи всё же единичные, да и, кроме того, на их успех повлияли совершенно иные факторы. Поэтому было бы сложно себе представить такую ситуацию, при которой в мире (и прежде всего в США) политика вышла бы на первое место, и жизнью страны начали интересоваться все от мала до велика. Но, как ни странно, такая ситуация возникла, и именно что в Соединенных Штатах – приход к власти чернокожего президента Барака Обамы перевернул сознание людей и вселил в них угасшую надежду на лучшее.

 

Сейчас образ Президента США уже находится где-то между иконой и брендом: о нем пишут книги, лучшие газеты и журналы ни дня не обходятся без его фотографии на первой полосе, его именем называют детей, а на Тайм Сквер перед огромным плазменным экраном регулярно собираются толпы людей – лишь бы не пропустить очередное обращение новоиспеченного спасителя к народу. Как следствие, Обама-бум нашел свое отражение и в комиксах тоже.

 

Восторгу американских подростков нет предела: на полку с комиксами о Конане-варваре
теперь можно ставить томики с приключениями варвара Барака!

«Все выше и выше в гору поднимался статный темнокожий воин. Плечи его были широки, руки полны неистовой силы, а на поясе красовался широченный меч», – так начинается история варвара Барака из деревеньки Шикаго, в ходе своих странствий прибывающего в Варшингтун, город, в котором коррумпированные чиновники пренебрегают интересами слабых, где нет места милосердию, а апатия стала официальной религией. Нетрудно догадаться, что именно ему, герою из дальних краёв, отведена основная роль – свержение с трона ненавистного деспота Бууша и его приспешников. Пересказывать сюжет далее бессмысленно, потому что откуда растут ноги новой серии издательства DDP ясно с первого взгляда. Даже подзаголовок комикса, «Quest for the Treasure of Stimuli» (В поисках сокровищ Стимулов), говорит сам за себя, являясь отсылкой к современным реалиям – восстановлению страны после финансового кризиса и плану стимулирования американской экономики, реализуемому администрацией Обамы.

 

Обама уже и прежде появлялся в комиксах – в сухом, сугубо биографическом «Barack Obama: The Comic Book Biography» (описание непростого пути к теплому креслу в Овальном кабинете) и в серии «Barack Obama: The First 100 Days» (скрупулёзный пересказ действий Обамы в первые сто дней на посту президента), а также в одной из последних графических новелл Кайла Бейкера, одного из известнейших американских авторов независимых комиксов. И всё же, несмотря на все старания художников и издателей, «Barack the Barbarian» на фоне данных произведений выглядит во сто крат ярче и убедительнее.

 

Плоды Обама-бума — от официоза до глума.
Справа налево:
«Барак Обама: Дорога к Белому дому»; «Барак Обама: первые 100 дней»;
обложки журнала «Mad» — «Обама: первые 100 минут» и «Да, мы не способны!»; постер, рекламирующий
«научно-фантастическую драму«Drafted»» от всё того же издательства DPP.

 

«Barack the Barbarian: Quest for the Treasure of Stimuli» является прекрасным образцом того, как следует совмещать политику и комиксы. Выполненный в аллегоричной форме, он полон едкой сатиры и тонкой издёвки, адресованной не только Белому дому, но и всему американскому обществу. Все действующие лица легко узнаваемы, но то, в какие именно образы вписали их сценарист Ларри Хама (Larry Hama) и художник Кристофер Шонс (Christopher Schons), не может не вызывать улыбку, а в ряде эпизодов и вовсе ввергает в неистовый восторг. Избранный президент предстает в образе супергероя, явившегося из ниоткуда, чтобы Спасти и Защитить – в чем ему помогают волшебница Хилария (Хилари Клинтон) и лукавый, но жутко трусливый Менни Хитрожопый (уж извините, более приличного аналога в русском языке не нашлось), он же Дик Чейни. Противоположный лагерь представляют жадные до денег прямые конкуренты темнокожего героя – Старый Вояка (МакКейн) и его напарница, Рыжая Сара (Сара Пейлин), воительница из холодных северных земель. Расклад сил поначалу равный, но чем дальше, тем очевиднее, на чьей стороне преимущество: кто умнее, сильнее и храбрее (хотя в данном конкретном случае, наверное, лучше было бы сказать: кто глупее, слабее и трусливее). Эти сопоставления, пускай и являющиеся как бы мимолётными, доведены авторами порой до совершеннейшего абсурда – используя все подручные средства, они унижают недалёкого вояку-МакКейна и воспевают дифирамбы темнокожему герою.

Несмотря на очевидную авторскую позицию, всё это – лишь верхний пласт. Под легкомысленной обложкой рассматривается куда более важная тема – как не опуститься окончательно до уровня общества, в котором каждый второй житель страны эгоистично ждет, что придет Некто и спасёт всех.

Мысль авторов довольно проста: Барак Обама, хоть он и глава государства, прежде всего обычный живой человек; от того, что и как у него получится, зависит многое – но немаловажная роль отведена и нам, простым гражданам, а потому сидеть, сложа руки и переложив все свои проблемы на плечи правительства – не просто глупо, но еще и непростительно беспечно.

Юрий Епифанов (aka supergodzilla), специально для журнала
«Хроники Чедрика» # 7’2009

Хеталия и страны Оси (манга)

No Comments

Никого не удивляет, когда, скажем, братья Стругацкие пишут роман о писателе, а режиссёр Фёдор Хитрук снимает мультфильм о тяготах режиссёрской работы, а Владимир Высоцкий поёт «Песню певца у микрофона». Так что идеянарисовать мангу о рисовании манги лежала на поверхности. И оставалось дождаться только того, кто первым додумается воплотить её с таким размахом.

Первыми додумались Цугуми Ооба и Такэси Обато. Шедевры в мангаиндустрии им создавать не впервой (об их «Тетради смерти» знают не только мангафаны , но и их мамы, периодически убирающие со стола страшные чёрные тетрадки, и нервные тётеньки, в общественном транспорте с ужасом разглядывающие дружелюбную физиономию Рюука на сумках, куртках и штанах).

 

Да и что сложного — вспоминай свои первые шаги в ремесле, да зарисовывай. А между тем, не всякой профессии так повезёт на воспевателей и рассказчиков. Ушли в прошлое бодрые рапорты о подвигах бравых комбайнёров и доярок-ударниц, не водружают больше на полки солидные тома с описанием головокружительного романа завцехом и завсклада на фоне пылающей домны :)) (То, что их заменили мемуары политиков и литпутан — разговор отдельный, и не по нашему профилю).

Проще говоря — исчез интерес к такому любопытному явлению, как производственный роман. А ведь жанр этот — особенно в рамках комикс-индустрии — весьма интересное и перспективное дело. Хоть и существует пока лишь благодаря корпоративным комиксам да японской манге.

 

Редакция «ХЧ» с большим интересом послушала бы ваши соображения на тему графических историй о разных видах работ, дорогие читатели. А пока что вашему вниманию — обзор манги о манге от настоящего мангофана ;)P.S. Отдельное спасибо — за перевод манги — команде FMP-team.

О.Ольгерд

 

А.Леонова: С Бакуманом — к вершинам славы!

Каждый из нас на определенном этапе сталкивается с фундаментальным вопросом: чем мы хотим заниматься по жизни? Мы проходим тесты на проф.ориентацию, смотрим на свои оценки в школе, силясь понять, какой же предмет удается лучше других. Делаем выводы, разговариваем с друзьями, обращаемся к опыту собственных кумиров. Нас спрашивают об этом родители — и предлагают свои варианты, сообразно их видению счастливого будущего (возможно, надеясь, что чадо пойдет по их же стопам, продолжая семейную традицию). Так кем ж стать? Инженером, учителем, адвокатом, журналистом, дизайнером? А спрашивали ли у Вас когда-нибудь, не хотели бы вы быть… мангакой?

 

Герой манги «Bakuman», Моритака Мосиро – обычный школьник, не хватающий звезд с неба. В то время как одноклассники уже вовсю обсуждают своё будущее, он так и не может решить, где хочет учиться и кем после учёбы работать. Главный его талант — умение рисовать — по мнению самого Моритаки, является не более чем увлечением, которое не принесет радости и спокойствия его родителям. И всё продолжало бы идти своим чередом, если бы однажды он случайно не забыл в школе тетрадку с набросками. Вернувшись за ней, он обнаруживает в кабинете своего одноклассника – Акито Тагаки, который делает нашему герою неожиданное и интригующее предложение: вместе рисовать мангу.

Но не тут-то было: Моритака категорически не соглашается, ведь это выглядит как сущее безумие. Все прекрасно знают, насколько трудно зарабатывать рисованием манги — как пример тут же всплывает безрадостная история родного дяди Моритаки, Кавагучи Таро, которого эта творческая профессия буквально свела в могилу. Уговорить Моритаку так и не удаётся, даже несмотря на то, что быть мангакой – его давняя мечта, запрятанная в самом тайном уголке сердца.

Только вот и Акито не лыком шит, и просто так сдаваться не собирается. Не без его помощи Моритака и Азуки Михо (одноклассница, в которую Моритака тайно влюблен) узнают о мечтах друг друга: девушка, между прочим, тоже не лишена честолюбия и мечтает стать сейю (актрисой, озвучивающей роли в аниме, видеоиграх, иностранных фильмах, а также на радио и телевидении); наш герой же неожиданно для себя делает ей предложение руки и сердца. Но не рассчитывайте на преждевременный happy end: дама сердца заявляет, что будет с ним только тогда, когда исполнятся их мечты. Вы уже догадались, что это значит? Все верно: путь молодых талантов к вершинам мира манги начинается!

Разворот манги Bakuman (внимание: манга не отзеркалена, читается справа налево)

«Bakuman» – совершенно новое (первый выпуск вышел 8-го августа 2008го года), свежее творение от уже знакомых нам Цугуми Ооба и Такэси Обато, авторов манги «Death Note». Заработав популярность своей предыдущей работой, они делают следующий выстрел — и попадают в самое сердце читателю. На выходе – оригинальное, ни на что не похожее произведение, имеющее все шансы заполучить миллионы поклонников. Но в чем секрет волшебной смеси?
Ооба и Обато делают ставку на современный, не приукрашенный сверхспособностями и мистикой наш мир. Нас затягивают в нашу же реальность, в достоверную, простую и при этом блестящую историю об обыкновенных подростках, наделённых незаурядным талантом вкупе с желанием двигаться только вперед. И мы отвечаем на это да, да и еще раз да! Смелый, нетривиальный ход, и какой эффект он возымел в читательском сознании. Мы попались, и в следующий момент уже ловим себя на мысли, что понимаем рассуждения героев на тему коммерческих ходов, композиции в раскадровках etc — и начинаем применять их же творческий сленг к их собственной манге. Нас не спасти, золотая клетка захлопывается, и мы оказываемся во власти чар этого произведения. И, надо сказать, это просто замечательная новость.

Так что же ожидает нас на страницах манги «Bakuman»?

  • Интересный сюжет, ни на секунду не дающий заскучать, пробуждающий в нас естественное любопытство: что же будет дальше?
  • Отличные персонажи с проработанными, живыми характерами, которым мы просто по-человечески начинаем верить. Ну, потому что так и вправду бывает.
  • Приятный, ненавязчивый и очень тонкий юмор от авторов, не гнушающихся посмеяться и над собой.
  • И, конечно же, знакомый и безумно приятный нашему глазу стиль, который превратит чтение манги в настоящий отдых.
Осталось добавить, что публикация продолжается и по сей день. На данный момент 56 глав переведено на английский язык. А это значит, что нас ждут новые повороты сюжета, любимые герои и еще множество интересных вещей на пути к вершинам мира манги с Bakuman!

Александра Леонова (aka chiaroscuro man),
специально для «Хроник Чедрика #6»

Европейский комикс №1!

No Comments

alt

В январе 2009 года Европа праздновала грандиозный юбилей — 80 лет Тентену! Вечно юный репортёр — герой культового комикса Жоржа Реми известен и в России. В предлагаемой статье Михаил Хачатуров рассказывает историю вымышленного человека-легенды и его великого автора.

 

Почему Тентен

Итак, почему Тентен?
И почему сейчас, когда серии исполнилось 80? Только вдумайтесь: персонажу комикса 80, а книги с его приключениями до сих пор расходятся миллионными тиражами! В чем заключен феномен Тентена? Казалось бы, в графике Эрже ничего особенного нет, многие рисуют гораздо ярче. Раскадровка? Масса художников предлагает раскадровку куда более смелую и изобретательную. Цвет? Тут и вовсе говорить нечего – он совсем простой, плоский, как калмыцкая степь. Сюжет? Обычные приключения: съездил-вернулся, побегал-попрыгал, ударил-увернулся… Текст? Можно легко найти авторов, уделяющих тексту гораздо больше внимания.

 

alt

Тогда почему именно Тентен стал европейским (так и хочется сказать «мировым», да всякие Бэтмены с Тарзанами не дают!) комиксом номер один? Отвечу так. Если вдруг завтра прилетит инопланетянин в голубом космолете, достанет свой бластер и спросит: «А ну, говори, странное земное существо, какой комикс самый-самый комиксный? У нас мало времени, нам еще 500 планет облететь надо, так что давай нам по-быстрому что-нибудь эдакое, чтобы мы сразу поняли, что же такое этот ваш комикс-момикс!», то я не моргнув глазом вручу им томик Тентена. Как некий архетип, идеальный образец сложносоставного искусства, который в наиболее простой и доступной форме объединяет в себе литературу и графику, колористику и кинематографию (не будем забывать, что комиксный художник — прежде всего режиссер), простоту и сложность — короче, все то, что делает комикс комиксом. Кто-то лучше рисует, кто-то лучше кадрует, кто-то лучше пишет, кто-то лучше красит, но если все объединить воедино и воспринимать комикс как синтетическое жанр, именно Тентен становится этим идеальным, «самым-самым комиксным» комиксом. В Тентене все основные компоненты — нарративные, иллюстративные, текстовые, шрифтовые — доведены до некоего идеала. Не исключаю, что все это не было специально задумано, просто так получилось — вдруг появился человек, который сумел создать практически идеальный образец того вида искусства, в котором он решил себя выразить.

alt

 

Когда прошло время и мне начали попадаться книги о самом Эрже, о том как он строил свою работу, я понял почему так произошло — просто с той тщательностью, с которой подходил к созданию комикса Эрже, к нему в то время не подходил никто. Буквально каждый кадр, включая его размер и расположение на странице, тщательно продумывался, едва ли не каждое движение репетировалось с натуры. Когда уже в 1950-е годы Эрже добился солидного успеха — в том числе коммерческого — и создал собственную студию, он начал мучить своих сотрудников тем, что без конца заставлял их прыгать, бегать, ходить туда-сюда… И все это он старательно переносил на бумагу с тем, чтобы найти единственную фазу, которая наилучшим способом передает задуманное движение. Например, по замыслу нужно, чтобы человек резко вскочил со стула: что-то его там обеспокоило за окном… Но ведь если просто нарисовать встающего со стула человека, будет довольно трудно понять — встает он или, наоборот, садится! Это не так просто определить без спидлайнов, а линии движения все-таки перегружают рисунок, меняют его композицию. Поэтому Эрже и пытался найти ту фазу, которая однозначно и четко передает именно вскакивание, причем зафиксированную одним-единственным кадром, поскольку истории у Эрже достаточно плотные и насыщенные, они требуют много места — если каждое движение передавать тремя-четырьмя кадрами, не хватит не только 62, тут и 500 страниц может не хватить! Сознанием мы можем этого не понимать – что-то там происходит, и ладно – но мозг тем временем регистрирует: «ага, вот он сидел себе сидел, а тут вдруг взял и вскочил – видно что-то произошло!», и внутренне мы уже готовы к тому, что действие вот-вот резко ускорится и начнется новый виток событий. И хотя в процессе чтения мы ничего специально не анализируем, мы просто читаем, смотрим картинки, но где-то внутри то или иное ощущение остается, поэтому чтение идет легко.
alt

 

Беда многих современных авторов, прежде всего наших, в том, что они классику практически не знают, не знают этих фундаментальных законов и кодов, которые европейские и американские художники выучили назубок. Все, даже самые новаторы-разноваторы, впитывали эти законы с раннего детства, и если они ломают какие-то классические каноны, они знают, что конкретно они ломают и зачем они это делают. Да, они так видят мир, да, они видят его иначе — но при этом они прекрасно знают, как устроена классика.
alt

 

Классика, она ведь почему классика? Не потому, что она стара, а потому, что она фактически идеальна. Потому, что прошла проверку временем, выдержала смену эпох и культурологических парадигм. Как, например, студентов ВГИКа заставляют во множестве смотреть старые фильмы — ведь не потому, что профессора такие злые: «мол, смотри, и все тут!», — а потому, что если ты не понимаешь этих фундаментальных законов, найденных когда-то великими основателями, даже если ты собираешься стать новатором, успеха тебе не достичь. Чтобы стать подлинным новатором, нужно четко знать, что ты «новируешь», какие именно каноны ты хочешь нарушить.

alt

Европейские авторы, даже самые что ни на есть альтернативные, все это прекрасно знают, у них классика в голове сидит чуть не с пеленок, они выросли на Штрумпфах, Тентенах и Астериксах. У наших комиксистов такой возможности, к сожалению, не было, вот и приходится постигать законы творчества методом проб и ошибок, что называется, по ходу дела. Например, вопрос: как расположить в кадре героя? Где его «поставить»? Слева? Справа? На переднем плане? В глубине?… А расположить его надо так, чтобы расстановка фигур в кадре четко соответствовала повествовательной структуре всего разворота, чтобы «выход из страницы» персонажу не загораживал другой персонаж, чтобы герой не стоял лицом «не в ту сторону»… Все это кажется мелочью, но на самом деле в этом и есть суть комиксного искусства. Эрже в «Тентене» добился того, что все эти мелочи глазом вообще не воспринимаются — будто так и должно быть. Самое интересное, что действительно, так и должно быть! Собственно, поэтому Тентен и стал Тентеном – феноменом, который издан по всему миру общим тиражом под 300 миллионов экземпляров, переведенным едва ли не на все языки мира. Я тут на досуге посмотрел свеженький каталог 2008 года, так там в разделе «Тентен на языках мира» попадаются языки, о существовании которых я даже не подозревал, хотя с детства интересуюсь филологией (см. врезку). Там есть реликты, на которых говорит, быть может, человек 200, ну, 1000 максимум. Понятно, что все это делается исключительно престижа ради: «смотрите, мол, на каких уникальных языках мы издаем наши книжки!». Но согласитесь, ведь что попало не будут переводить на крохотные наречия, какие-то исчезающие (или уже исчезнувшие!) местные диалекты.

alt

Вот Корто Мальтезе, скажем, не будут издавать на местных диалектах, хотя это тоже серия будь здоров! Кстати, единственная, пожалуй, которая может конкурировать с Тентеном по своей исключительной атмосферности, способности втягивать в себя читателя. Пратт и Эрже, два, пожалуй, главных комиксных классика ХХ-го века, были людьми очень тщательными, они самым наивнимательнейшим образом изучали и моделировали все, что имеет отношение к истории, которую они хотят рассказать. А это — помимо таланта и одаренности, разумеется, – очень серьезная работа над каждой страницей, каждым кадром, каждой позой. Интересно, что какой-то особой графической детализации нет ни у Тентена, ни у Корто Мальтезе — кадры в этих сериях не перегружены, они легко воспринимаются глазом. У Эрже кадры вообще выстроены предельно просто. Иными словами, восприятие истории максимально облегчено, поскольку именно ИСТОРИЯ для Эрже, как и для всех авторов классических серий прошлого, играет основополагающую роль.

 

alt

Любопытно, что уже будучи довольно пожилым человеком, Эрже в очередной раз выказал редкую дальновидность, включив в завещание пункт, запрещающий продолжение серии «Приключения Тентена» кем бы то ни было в течение, если не ошибаюсь, 70 лет после его смерти — чем и спас своего героя от «растаскивания». Другие авторы так не сделали, и по целому ряду классических серий мы сейчас видим во что это выливается. Дело в том, что подлинный автор, Автор с большой буквы, не просто рисует своих героев — он вкладывает в них часть своего «я», а после его смерти все это уходит к просто хорошим рисовальщикам, владеющим вроде как всем необходимым — законами жанра, мастерством изложения, — но не вкладывающим в создание произведения ничего внутреннего, ничего «лично выстраданного» если хотите, в результате чего происходит постепенная деградация персонажа. Эрже все это предвидел и обезопасил Тентена от обезлички.

 

Впрочем, несмотря на запрет, в мире существуют сотни пиратских «Приключений Тентена», вышедших в самых разных странах. Фанаты, зачастую даже не профессиональные художники, просто берут и рисуют целую историю полос эдак на 60: «Тентен там-то», «Тентен и то-то». Все это издается без каких бы то ни было разрешений и стоит потом сумасшедших денег у букинистов. Причем речь именно о продолжениях, выполненных со знанием дела, на полном серьезе, а ведь есть еще сотни и сотни откровенных пародий.
alt

 

И напоследок еще одна любопытная деталь. Вплоть до недавнего времени серия выходила без нумерации — тома имели названия, но не имели порядковых номеров, что уже весьма нетипично. Так вот, еще несколько лет назад ответить на простецкий, казалось бы, вопрос «сколько томов в серии «Приключения Тентена»?» было не так-то легко. Один сказал бы «24» и был бы прав, потому что действительно, с учетом последнего, изданного в виде набросков и так и не законченного тома «Tintin et l»Alph-Art» (примерно — «Тентен и Золотой Алфавит»), их было бы 24. Другой бы сказал «23», потому что он этот самый «Алфавит» за полноценный том не считает. Третий озвучил бы цифру «22», и это тоже было бы правдой, поскольку долгое время классическая, регулярно переиздаваемая серия состояла как раз из 22 томов (без уже упоминавшегося первого, про Страну Советов, и без последнего — того, что в набросках). Но если бы кто-то вдруг ответил «21» то, как ни странно, и это не было бы большой ошибкой, ибо многие пуристы последний прижизненный том «Tintin et les Picaros» («Тентен и Пикаросы») в «классическую» серию высокомерно не допускают: «мол, это уже не то, это уже не Тентен»! Действительно, Эрже фактически вынудили нарисовать эту книжку, чтобы оживить интерес к серии, и он, скрепя сердце, сделал то, что от него просили, но… скажем так, без всякого желания. Как бы то ни было, теперь ее тоже пронумеровали, и отныне в серии официально числятся 24 книжки. И еще 45 лет их будет ровно 24.
alt

 

И уж совсем напоследок. По профессии Тентен — репортер, он вообще-то должен писать отчеты о своих многочисленных приключениях и отсылать их в редакцию. Так вот, во всех 24 томах есть только один-единственный кадр, в котором Тентен изображен занимающимся своей профессиональной деятельностью – написанием статьи.

«Жорж Реми: краткая хронология»

22 мая 1907: в Эттербеке (одна из многочисленных коммун брюссельской агломерации), в семье служащего Алексиса Реми и домохозяйки Элизабет Реми, урожденной Дюфур, на свет появляется мальчик по имени Жорж

февраль 1924: в журнале «Бельгийский бой-скаут» опубликованы первые рисунки 17-летнго Жоржа Реми, а уже в декабре того же года появляется и ставшая легендарной подпись — “Herge”

январь 1929: в журнале “Petit Vingtieme” («Малыш ХХ-й век», или просто «Маленький ХХ-й век», поскольку журнал был задуман как молодежное приложение к «взрослому» журналу «ХХ-й век») выходят первые две страницы «Приключений Тентена в Стране Советов»

май 1941: на страницах тома «Краб с золотыми клешнями» (“Le crabe aux pinces d’or”) впервые появляется капитан Хаддок (Haddock) – душа и совесть серии

1942: Тентен становится цветным! Первым томом, вышедшим непосредственно в цвете, становится «Загадочная звезда» (“L’etoile mysterieuse”); одновременно происходит унификация всех предыдущих томов до единого объема в 62 полосы (ранее объем был произвольным, варьируя от 100 до 130 полос)

26 сентября 1946: в Брюсселе выходит первый номер журнала «Тентен»

1950: создание знаменитой «Студии Эрже», которая объединила молодых художников, впоследствии ставших классиками; среди них Эдгар Пьер Жакобс, Жак Мартен, Боб де Моор, Роже Лелу и другие. Отныне Тентен не просто комикс, а настоящие предприятие!

1956: «Приключения Тентена» впервые достигают потолка в 1 000 000 проданных за год экземпляров; примерно в это же время резко возрастает количество переводов

1959: в знаменитом издательстве «Галлимар» (“Gallimard”) опубликована первая в истории книга, посвященная – подумать только! — автору комиксов. Как вы думаете, кому?

1959: завершена работа над альбомом «Тентен в Тибете» (“Tintin au Tibet”) — по мнению большинства исследователей, абсолютно лучшим в серии

1961: выход первого полнометражного игрового фильма о приключениях Тентена – «Тайна золотого руна» (“Le mystere de la toison d’or”), снятого, заметьте, по оригинальному сценарию, в «книжной» серии подобной истории нет! Всего таких фильма было два – в 1964 появился еще «Тентен и Синие апельсины» (“Tintin et les Oranges bleues”)

1969: выход первого полнометражного мультипликационного фильма – «Храм солнца»; в итоге экранизировали почти все тома регулярной серии; еще один мультфильм, «Тентен и акулье озеро» (“Tintin et le lac aux requins”, 1972), был снят по оригинальному сценарию

1976: выход последнего полноценного альбома о приключениях Тентена – «Тентен и Пикаросы» (“Tintin et les Picaros”), наименее убедительного со времен пресловутой «Страны Советов»

3 марта 1983 года: в госпитале Сен-Люк в нескольких километрах от Брюсселя скончался Жорж Реми, вошедший в историю под псевдонимом Эрже

октябрь 1986: издательство CASTERMAN публикует альбом “Tintin et l’Alph-Art” (буквально — «Тентен и Альф-Арт», хотя мне больше нравится вариант перевода «Тентен и Золотой Алфавит»), представляющий собой набор карандашных набросков, выполненных Эрже в конце 1970-ых; именно в таком виде он переиздается и по сей день

«Эрже, основная библиография»

(названия книг, годы изданий и количество томов приведены в соответствии с текущим каталогом издательства CASTERMAN)
1. «Тотор, капитан отряда скаутов «Майские жуки» (“Totor, C.P. des Hannetons”), 1926
2. «Приключения Тентена и Милу» (“Les aventures de Tintin et Milou”) — 24 тома, 1929-1979
3. «Подвиги Квика и Флюпке» (“Les exploits de Quick et Flupke”), 12 томов, 1930-1969
4. «Пополь и Виржини у Лапиносов» (“Popol et Virginie chez les Lapinos”), 1934
5. «Приключения Жо, Зетт и Жоко» (“Les aventures de Jo, Zette et Jocko”) – 5 томов, 1936-1954

«Тентен-полиглот»

Вот неполный список языков и диалектов, на которых свободно говорит этот величайший полиглот ХХ-го века:

  1. аклот (один из поддиалектов валлонского – языка бельгийцев французской части страны)
  2. английский
  3. арабский
  4. армянский
  5. арпитан (очень близкий к окситанскому язык части жителей Савойи)
  6. астурийский (диалект испанского — язык жителей провинции Астурия)
  7. африкаанс
  8. баскский
  9. бенгали
  10. бернский (один из диалектов жителей швейцарского города Берна)
  11. болгарский
  12. брессан (еще один вариант близкого к окситанскому языка жителей ряда регионов Савойи, прилегающих к городу Брессу)
  13. бретонский (язык жителей французской Бретани)
  14. брюкселуа (диалект части жителей Брюсселя)
  15. валлонский льежский (диалект валлонского, распространенный на востоке страны, в окрестностях города Льежа)
  16. валлонский шарлеруазский, он же валлоно-пикардийский (диалект валлонского, распространенный на западе страны, в окрестностях города Шарлеруа)
  17. венгерский
  18. вогезский (один из лотарингских диалектов, характерный для жителей французских департаментов Вож, Мозель, Мёрт-и-Мозель и ряда областей Эльзаса)
  19. галисийский (язык жителей испанской провинции Галисия)
  20. галло (диалект жителей окрестностей французского города Ренна)
  21. голландский
  22. гомэ (еще один из диалектов лотарингского языка, характерный для местности, расположенной на границе трех стран — Франции, Бельгии и Люксембурга)
  23. греческий
  24. грюэрьен (диалект жителей швейцарского кантона Фрибур, характерный для окрестностей города Грюйера, знаменитого своим сыром)
  25. гэльский (язык жителей северо-западной Шотландии и Гебридских островов)
  26. датский
  27. иврит
  28. индонезийский
  29. испанский
  30. исландский
  31. итальянский
  32. каталонский
  33. китайский
  34. корейский
  35. корсиканский
  36. кхмерский
  37. латынь
  38. люксембуржуа, он же лётцебюргеш (язык западно-германской группы; наравне с французским и немецким — один из трех основных языков Великого Герцогства Люксембург, встречается также в ряде приграничных регионов Бельгии, Франции и Германии)
  39. малайский
  40. монгольский
  41. немецкий
  42. норвежский
  43. окситанский, он же провансальский
  44. остендэ (диалект жителей бельгийского города Остенде и прилегающих окрестностей)
  45. оттентуа (язык части жителей бельгийской провинции Брабант; близок к пикардийскому и гомэ)
  46. папиаменту (один из креольских языков, характерный для ряда Малых Антильских островов – прежде всего, Аруба, Бонер и Кюрасао; наиболее близок к португальскому и испанскому)
  47. пикардийский Турне (один из диалектов пикардийского – языка романской группы, характерного для ряда регионов на границе Франции и Бельгии; распространен в районе бельгийского города Турне)
  48. пикардийский Вимё и Понтьё (еще один диалект пикардийского; распространен в районе соответствующих французских областей)
  49. польский
  50. португальский
  51. прованский
  52. ретороманский (наряду с французским, немецким и итальянским, один из четырех государственных языков Швейцарской Конфедерации)
  53. румынский
  54. русский
  55. сербский
  56. словацкий
  57. таитянский
  58. тайский
  59. твентс (восточно-голландский диалект)
  60. тибетский
  61. турецкий
  62. фарерский
  63. фарси
  64. финский
  65. фризон, он же фрюск (северо-голландский диалект, близкий к староанглийскому языку)
  66. хорватский
  67. чешский
  68. шведский
  69. ш’ти (очень близкий к пикардийскому диалект жителей северной части Франции, граничащей с Бельгией)
  70. эльзасский
  71. эсперанто
  72. японский

 


«Тентен – путешественник»

За 24 тома своих приключений вездесущий брюссельский репортер успел:

 

 

 

  • посетить все континенты, кроме Австралии (куда не долетел совсем чуть-чуть – бандиты помешали) и Антарктиды (зато уж на Арктике отыгрался по полной!);

 

 

 

  • побывать в СССР, США, Конго, Перу, Китае, Индии, Непале, Тибете, Египте, Шотландии, а также в Сильдавии, Бордюрии (это на Балканах), Нуэво-Рико, Сан-Теодоросе (это в Латинской Америке), Раваджпуталахе (это, естественно, в Индии) и мятежном эмирате Хемед (ну а это, как вы понимаете, на Ближнем Востоке);

 

 

 

  • избороздить все океаны;

 

 

 

  • отметиться на Луне;

 

 

 

  • прокатиться на летающей тарелке.

    «Из комикса – в миф»

    В апреле 1984-го, спустя месяц после смерти Эрже, журнал (A Suivre) выпустил специальный номер, в котором ведущие авторы, лидеры ВД нового поколения, отдали дань уважения своему великому предшественнику, по горячим следам нарисовав по коротенькому трибьюту создателю Тентена. Среди них были: Энки Билаль, Франсуа Бук, Франсуа Буржон, Даниель Сеппи, Флоранс Сестак, Дидье Комес, Жан-Клод Дени, Дериб, Филипп Дрюйе, Ф’Мюрр, Жан-Клод Форест, Фред, Лусталь, Франк Маржерен, Жан-Клод Мезьер, Рене Петийон, Чарли Шленго, Франсуа Шюитен, Бенуа Сокаль, Жак Тарди, Тед Бенуа, Тронше, Алекс Варенн, Мартен Вейрон, Марк Вастерлен и многие другие. Используя собственную графическую манеру, каждый из них попытался в рамках небольшой истории поделиться своим восприятием героя, ставшего планетарным мифом…


     

    ©Михаил Хачатуров, «Хроники Чедрика»# 1, 2009

Михаил Хачатуров: Жизнь в картинках

No Comments
Все иллюстрации в статье увеличиваются щелчком мыши
и открываются в отдельном окне

…Почему-то ни одно уважаемое издательство-мейджор [1], будь то DARGAUD, CASTERMAN, DUPUIS или DELCOURT, комикс-биографии «в чистом виде» не выпускает. Конечно, в каких-то сериях появляются реальные исторические фигуры, куда без них, но служат они главным образом «для мебели» — дабы помочь читателю вписаться в эпоху.

 

Исключение – французское издательство GLENAT, которое изначально ориентировалось на исторический жанр; а где история, там уж, ясное дело, и биография. Но и те в плане жизнеописаний предпочли ограничиться скромненькой серией «Великие писатели» [2], причем даже в ней речь идёт не столько о биографиях, сколько об эпизодах из жизни (своего рода, исторических анекдотах) большей частью окрашенных в авантюрные, сценарно-привлекательные тона. Нельзя, кстати говоря, не отметить, что в негласной иерархии «уважаемости» GLENAT заметно уступает вышеперечисленным лейблам.

Напротив, в Европе существует целый пласт образовательной и научно-популярной комиксной продукции, обслуживающей интересы юной публики, которой действительно лень читать книжки, а экзамены сдавать надо. Для них толпы безвестных художников рисуют стрипы про какого-нибудь Марка Аврелия, Карла Лысого или Жана Жореса, отталкиваясь в данном случае от реальных биографических данных. Вот только комиксом, да и вообще художественным произведением, подобные творенья назвать нельзя – это чистой воды методическая литература, и издают ее специализированные издательства, а не те, что выпускают обычные комиксы.

Правда, в последнее время я стал замечать, что и тут наметился сдвиг в креативную сторону — видно, совсем уже полную фигню перестали покупать и в сугубо познавательных, не обремененных художественным запросом, целях.

Впрочем, это вовсе не означает, что серий, которые по внешним признакам можно отнести к биографическим, нет вообще. Есть они, есть… Только вот нюансы имеются.

Нюанс первый

Как правило, протагонисты подобных серий мифологизированы настолько, что обыденным сознанием уже давно не воспринимаются как реальные, когда-либо состоявшие из плоти и крови люди, а скорее, как античные герои, эдакие былинные богатыри – с одной стороны, они вроде как были, а с другой – вроде как и нет. Да и какая, по сути, разница? Стереотипы, которые с каждым поколением только крепнут, победили факты, и даже имена этих персонажей стали нарицательными, таким образом окончательно оторвавшись от телесной оболочки. Посидев над каталогами основных франко-бельгийских издательств, я составил список наиболее популярных исторических лиц, которые удостоились чести стать титульными героями комиксов. И список этот о-очень красноречив.


[1]… издательство-мейджор… – (здесь) крупное издательство «с именем», специализирующееся на выпуске данного вида продукции (в нашем случае комиксов) и играющее определяющую роль на соответствующем рынке. Термин пришел из музыкальной индустрии.

[2]… серией «Великие писатели»… — «Grands ecrivains». В серии, выходившей в середине 1990-х по сценариям Жана Дюфо (Jean Dufaux, художники разные), вышли тома, посвященные Бальзаку, Хемингуэю, де Саду, Хэммету и Пазолини.


Лидирующие позиции в списке самых востребованных в современном комиксном мейнстриме персон занимают: Жанна д’Арк [3], Чингисхан [4], Аттила [5], Распутин [6] и многочисленные легенды Дикого Запада – Буч Кассиди, Каламити Джейн, Буффало Билл и другие [7]. Что же касается совсем уж растасканных на анекдоты товарищей вроде Дракулы, Джека-Потрошителя или Железной Маски – их в контексте «биографии» обсуждать не хочется даже мельком. Впрочем, положа руку на сердце, вряд ли хоть одну из перечисленных книг можно всерьез обсуждать в данном контексте; к биографическому жанру они имеют чисто номинальное отношение. Известное имя – лишь повод для раскрутки действия, определенный набор букв, вызывающий хрестоматийные ассоциации. А уж жанр не имеет значения, это может быть всё, что угодно — приключения, детектив, вестерн, эротика, юмор и даже фантастика. Соответственно, историческая достоверность мало кого волнует, включая специалистов – все понимают, что речь идет не о реальных фигурах, а об их образах, традиционно трактуемых весьма вольно.


[3]… Жанна д’Арк… — Понятное дело, для французов это «намбер уан», достаточно взглянуть на список экранизаций! То же и в BD, правда здесь вольностей побольше (см. ссылки). Орлеанская дева лидирует и среди комиксной дидактики – с ходу я насчитал с полдюжины более или менее академичных биографий, но уверен, что их на самом деле гораздо больше. Из «просто комиксов» стоит ознакомиться с версиями (весьма далекими от канонических!) Ф’Мюрра и Жийона:

  • P. Gillon «Jehanne – La Seve et le Sang», ALBIN MICHEL, 1993
  • P. Gillon «Jehanne la Pucelle» (переработанный и дополненный вариант), ALBIN MICHEL, 1997
  • F’Murrr «Jehanne d’Arc» – 2tt, CASTERMAN, 1980-85

[4]… Чингисхан… — Тоже весьма популярный BD-персонаж, хотя к Франции никакого отношения не имеет. По вольности трактовки даст сто очков вперед любой Жанне д’Арк! В жанровом отношении средний комикс о Чингисхане можно охарактеризовать как «300 спартанцев» в азиатском стиле. Пара красноречивых примеров:

  • Cothias/Griffo, «Cinjis qan» – 3 tt, GLENAT 1996-97
  • Tarek/Moriniere «Tengiz» — 3tt, EP Editions 2006-07

[5] Чем французам так приглянулся Аттила – ума не приложу, но в BD он фигурирует на удивление часто, хотя в качестве титульного героя серии выступает лишь однажды:

  • Mitton/Bonnet, «Attila mon amour» – 6 tt, GLENAT 1998-2003

[6] … Распутин… — О, это вообще песня! Если вспомнить русскую тему в европейском комиксе, то по части упоминаний старец уступит разве что Владимиру Ильичу и Иосифу Виссарионовичу. Тут и Пратт отметился, и Сокаль, и Рибера с Годаром. Из свеженького:

  • Tarek/Pompetti «Raspoutine» – 3tt, EP Editions 2006-2008
[7]…многочисленные легенды Дикого Запада… – Буч Кассиди, Каламити Джейн, Буффало Билл и другие… — Тут все понятно: реальный исторический персонаж помогает сделать вестерн более зримым – в конце концов, все смотрели Джона Форда и Джорджа Роя Хилла. К тому же, не самым звездным авторам громкое имя на обложке помогает слегка расширить круг потенциальных читателей, хотя он в любом случае вряд ли выйдет за рамки заядлых любителей вестернов. Ссылок – масса, приведу лишь несколько, из числа последних (не «Люки Люка» же цитировать, хотя там и Каламити Джейн есть, и Джесси Джеймс, и Билли Кид!):
  • Martin/Hanuka/Kness «La legende de Cassidy» – 2tt, EP Editions 2003-06
  • Brremaud/Duhamel/Vermot-Desroche «Butch Cassidy» — 3tt, Vents d”Ouest 2006-07 (NB: чистый юмор!)
  • Blanchin/Perissin «Martha Jane Canary» — t.1, FUTUROPOLIS, 2008

 


Нюанс второй

Биографические (даже в приблизительном смысле слова) серии никогда не становятся бестселлерами. Хуже того, они редко вообще бывают удачными, даже у таких звезд, как Жийон. Показательный момент: всезнающие BD-справочники, оценивающие стоимость первых изданий, редко дают таким комиксам хоть какие-то котировки (либо те надолго замерзают на минимуме в 10-15 евро), если, конечно, речь не идет об откровенном антиквариате.

Нюанс третий

В качестве героя рисованного байопика [8] автору гораздо выгоднее выбрать личность, мягко говоря, неположительную, ну, на худой конец – неоднозначную (те же Распутин, Атилла & Co). По ходу дела её, конечно, можно изрядно очеловечить, придать, так сказать, глубину резкости, но герой по определению должен нести в себе какую-то червоточину. Истории о стойком оловянном солдатике устарели — скучно, нет внутреннего конфликта. Вот если б он сперва кого-нибудь зарезал…

Скажем, мне не знакома ни одна комикс-биография Жана Мулена (Jean Moulin), хрестоматийного героя Сопротивления, занимающего во французской национальной мифологии примерно такое же место, как наш Александр Матросов или политрук Клочков – а вот опусы о жизни и деятельности не менее хрестоматийного для Франции персонажа Анри-Дезире Ландрю, эдакого французского Чикатило, казнённого в 1922 году за зверские убийства женщин, появляются с изрядной регулярностью [9]. Из той же серии недавняя работа Ходоровского и Манары о приснопамятном семействе Борджиа [10] — милейшие люди, что говорить!

А подобные произведения, несмотря на все их художественные достоинства, априори не могут стать событием — как ни крути, как ни ёрничай, а подсознательно народ тянется к положительным в основе своей героям. Если уж преступник – так Буч Кассиди, если распутник – так Казанова [11], но никак не Ландрю или Борджиа. Заметьте, кстати: все перечисленные имена относятся к числу тех самых, ставших нарицательными!


[8] Байопик – вообще-то термин чисто киношный: bio-pic, bio[graphical] – pic[ture]. Иными словами, художественный фильм-биография. Я позволил себе использовать его применительно к комиксам, поскольку это всё-таки тоже «картиники»!

[9] … опусы об Анри-Дезире Ландрю появляются с изрядной регулярностью… — с «изрядной регулярностью» это я, конечно, приврал, но пару ссылок могу привести легко:

  • Novi/Bielot «Landru» – GLENAT, 1981
  • Chaboute «Henri Desire Landru» – Vents d’Ouest, 2006 (попутно: Кристоф Шабуте – очень интересный автор, работающий в жанре графического романа, плохих книг у него нет в принципе!)

[10]…. Серия о Борджиа ещё продолжается…

  • Jodorowsky/Manara «Borgia» – 3tt, ALBIN MICHEL-DRUGSTORE 2004-2009

[11] … Казанова… — Ну, конечно, куда ж без него! Тоже один из традиционных героев и BD, и кинематографа (само собой!), мне удалось найти как минимум 4 комикса на эту тему. Правда, строго говоря, их корректнее рассматривать не как биографии, а как литадаптации – первоисточник-то у всех один.


В этот же пункт логично запихнуть еще одну распространенную тему – комиксы про вождей. Да, да и такие есть! Правда, все они за редким исключением носят научно-популярный характер и издаются профильными издательствами. Например, довольно активны в этом сегменте всяческие леворадикальные и анархистские партии, имеющие свои издательские подразделения с говорящими названиями («Черный флаг», «Мир анархизма» и т.д). В числе прочей продукции (обильной!) они выпускают и комиксы – например, о Несторе Махно [12], где в качестве персонажей фигурируют Николай II, Керенский, Ленин, Троцкий, Деникин, Врангель… Очень, должен сказать, занятно, хотя и корявенько. А как вам серийка «Вожди для начинающих»? [13] А рисованная биография товарища Сталина? [14] Право слово, чего только в мире нету…

Ну, и чтобы закончить с вождями, пара более симпатичных примеров (хотя кто их там разберет…). «Че» Остерхельда и обоих Бречча и так всем теперь известна, поэтому даже ссылку приводить не буду, а вот факт существования европейского комикса о Мартине Лютере Кинге, уверен, от большинства ускользнул [15]. Для особо дотошных (а в интернет-песочнице народ любит ловить чужих мышей и меряться совочками) спешу уточнить: хоть Бречча с Остерхельдом и аргентинцы, в наш обзор они попали отнюдь не случайно, ибо, несмотря на географический фактор, аргентинский комикс (по крайней мере, в лучших своих проявлениях) вполне европейский по сути; тем более, что многие тамошние авторы (Муньос и Сампайо, Сентнер, Альтуна, Трильо, тот же Энрике Бречча) долгое время жили и работали в Европе. Ну да речь не об этом.


[12] … комиксы о Несторе Махно…

  • F.Hombourger «Makhno» – 2tt, Les Editions Libertaires et Les Editions du Monde Libertaire, 2002

[13]… серийка «Вожди для начинающих»… — (Ed. Maspero, 1982, разные авторы)

  • «Lenine pour debutants»
  • «Trotsky pour debutants»

[14]… рисованная биография товарища Сталина… —

  • Dunbar «Staline» – Ed. du Cirque Divers ASBL, 1980

[15] Полное название монументальной трилогии английского художника H.C. Андерсона звучит так: «Мартин Лютер Кинг, неофициальная биография», но самое интересное тут другое. Как вы думает, что скрывается за инициалами «Н.С.»? Думаете, Howard Clayton? Или Herbert Christopher? Нетушки – Ho Che. «Хо» — как Хо Ши Мин. И «Че» — как сами знаете кто. Так что не мы одни богаты Виленами, Владленами и Мэлисами (это от «Маркс, Энгельс, Ленин И Сталин», кто не догадался).

  • H.C. Anderson «King» – 3tt, EP Editions, 2003-04.

 


Нюанс четвертый

Есть такое небольшое французское издательство, NOCTURNE, которое специализируется на совмещении двух видов искусства — комикса и музыки. Оно издает компакт-диски джазовых, блюзовых и других серьезных музыкантов, оформленные в виде стрипов. Рисуют их как правило очень достойные художники, причем не простые, а горячо любящие музыку, которые, к тому же вольны выбирать исполнителя по вкусу. Очень любопытно, хотя и требует минимального знания предмета [16].
Кстати, музыкантам вообще повезло с комиксами: среди несомненных удач жанра никак нельзя упустить one-shot все тех же Муньоса и Сампайо, посвященный трагической судьбе легендарной певицы Билли Холидей [17].

И напоследок

Не могу обойти молчанием книжки замечательного югослава Градимира Смуджи (род. в 1954 г в городе Нови-Сад), которые формально тоже могут быть отнесены к жанру биографий, хотя на самом деле никакие это не биографии, а своего рода рисованный гимн «Белль Эпок», прекрасной эпохе, и ее гениям. Праздничные, окрашенные искренней любовью и теплым юмором истории про Ван Гога, Тулуз-Лотрека и их великих современников [18] стали настоящим событием в европейском комиксе, в который раз доказав, что умение рисовать биографу-комиксисту – отнюдь не помеха. Особое удовольствие книги Смуджи принесут любителям живописи конца XIX – начала ХХ века, он умудрился спародировать (причем исключительно в позитивном ключе, одновременно смешно и деликатно) всех и вся; это настоящая мини-энциклопедия эпохи, причем на ее страницах вы встретите не одних только художников (среди которых Делакруа, Моне, Гоген, Дега, Пикассо, Сезанн, Ренуар, Сёра и даже Рембрандт!), но и скульптора Родена, фотографа Надара, композитора Дебюсси, артистку Сару Бернар, певца Аристида Брюана, а также Мату Хари, Дрейфуса, Оскара Уайлда, Льва Толстого, влиятельных импрессарио, модных куплетистов, популярных танцовщиц, легендарных соблазнительниц, знаменитых скакунов-чемпионов и прочую столь же колоритную публику – причем, как видите, не только двуногую.

И уж на самый последний последок – две стопроцентные биографии, тем более что это едва ли не единственный пример (другие вот так сразу на ум не приходят, хотя они наверняка есть) настоящих, без каких-либо «но», комикс-биографий, выпущенных солидным мейджором. Самое любопытное, что они имеют непосредственное отношение к России: одна посвящена Александру Невскому, другая – Владимиру Красное Солнышко [19]. По графике обе – классический BD-реализм бельгийской школы, который нынче нечасто и встретишь, – комиксистам со стажем должно понравиться. Личность художника (Поль Тенг, довольно известный в профессиональных кругах автор) мы покамест оставим в стороне, а вот о сценаристе стоит, пожалуй, рассказать чуть подробнее.


[16] Сейчас в серии от NOCTURNE более ста книг, среди которых рисованно-звуковые портреты Луи Армстронга, Дюка Эллингтона, Чета Бейкера, Чарли Паркера, Каунта Бейси, Дина Мартина, Джанго Рейнхарда, Эдит Пиаф, Фернанделя, Фреда Астера, Фрэнка Синатры, Эллы Фицджеральд…

[17] Munoz/Sampayo «Billie Holiday» – CASTERMAN, 1991

[18] … книжки югослава Градимира Смуджи…

  • Smudja “Vincent et Van Gogh” – DELCOURT, 2003 (one-shot)
  • Smudja “Le Bordel des muses” (позднее — “Cabaret des muses”) – 4 tt, DELCOURT 2004-08 (серия продолжается).

[19] … одна посвящена Александру Невскому, другая – Владимиру Красное Солнышко…

  • Teng/Volkoff “Saint-Vladimir – Le Soleil Radieux” – LOMBARD, 1992
  • Teng/Volkoff “Alexandre Nevsky” – LOMBARD, 1995

 


Владимир Волков (1932-2005) родился в Париже, в семье эмигрантов первой волны. Закончил Сорбонну, некоторое время работал – не поверите! – разведчиком в ходе алжирской войны, потом преподавал русский в Атланте (США), но в итоге сосредоточился на литературной деятельности. Получил известность как автор научно-фантастических, детективных и шпионских романов, однако в его активе есть и театральные пьесы, эссе, биографии, документальные реконструкции, в большинстве своём так или иначе связанные с политико-исторической тематикой, часто на русском материале (долгое время Волков пользовался репутацией отъявленного славянофила и ярого антикоммуниста). Кроме двух означенных книжек, больше комиксов в его послужном списке не значится.

Вот такая вот история с биографией. Не сложилось у европейских комиксистов с этим жанром – наверное оттого, что он слишком требователен к деталям, нуждается в серьезной работе с документами, архивами, историческими свидетельствами… А это, во-первых, слишком утомительно, во-вторых – все равно ничего не принесёт, ни славы, ни денег. Но главное, мне кажется, в другом: все более и более замыкающимся на себя европейцам (речь прежде всего об авторах, а не о читателях) попросту неинтересны другие, им неохота проводить год-полтора в чужой жизни, разбираться в мотивациях чужих поступков, жить чужими эмоциями. Отсюда и один из главных BD-феноменов последних лет – обилие АВТОбиографий. Но это уже совсем другая история…

Михаил Хачатуров,
специально для «ХЧ» #4’2009

Кафе ТАРО: Знакомство с Памелой

No Comments
cafe_tarot

Tarot Cafe (манхва) (2002)
Кафе Таро
The Tarot Café
Автор: Санг Сун Пак (Sang Sun Park)
Производство: Южная Корея
Жанр: драма, фэнтези, сёдзё
Кол-во томов: 7

Графика: 10 баллов
Сюжет: 10 баллов

…На одной из улиц шумного города есть уютное тихое кафе, носящее название «Кафе ТАРО». Его хозяйка, гадалка Памела — молодая женщина с ясным взглядом и приветливой улыбкой. Она способна видеть прошлое и предсказывать будущее, и у неё нет недостатка в клиентах. И если днём к ней свободно приходят простые смертные, то после полуночи вход открыт лишь для особых посетителей. С них Памела берёт плату не деньгами, а драгоценными камнями, огранёнными в виде бусин. Это не просто бусины – когда-то они были собраны в ожерелье и принадлежали Белиалу, падшему ангелу – демону небытия, лжи и разрушения. Ожерелье, лопнув, разлетелось по всем магическим и человеческим мирам, и собрать его Памела может только с помощью своих особых клиентов – вампиров, фей, оборотней, духов воды, земли, огня и воздуха… А вот на вопросы — для чего прекрасной гадалке нужно магическое ожерелье; каким образом связаны в интригующий узел дела давно минувших дней – Шотландия 1232 года! – и события нынешнего времени; способны ли люди ради любви уходить в мир магии, а драконы – рисковать бессмертием; что такое – умение проникать взглядом в суть вещей и когда даруется такая возможность; — на все эти вопросы мы получим ответы только в конце путешествия по миру, созданному мангакой Санг Сун Пак.


Лицензию на выпуск «Кафе ТАРО» в России приобрело екатеринбургское издательство «Фабрика Комиксов». В настоящий момент в продажу поступили том 1 и 2, готовится к выпуску том 3.


При покупке манги я обычно руководствуюсь следующими соображениями: меня должен заинтересовать сюжет, либо прельстить графика.

Cafe_Taro_cover

В «Кафе ТАРО» счастливо сочетаются оба показателя: графика Санг Сун Пак утончённо реалистична, а сюжет выстроен на классической основе, которую следовало бы назвать «комплекс Шехерезады»: череда мини-историй, которые так или иначе вязаны с главным персонажем – неважно, рассказывает он о них, или участвует в них… или участвует, а после рассказывает. В данном случае связующим персонажем является гадалка Памела, обладающая небольшим, но довольно сильным даром ясновидения.

Можно указать на подозрительное сходство «Кафе ТАРО» с известной мангой Акино Мацури «Магазинчик ужасов» (Akino Matsuri, «Pet Shop of Horrors», 1995), по крайней мере, все внешние признаки налицо: небольшое заведение с загадочным хозяином, связь этого самого хозяина с миром волшебства и опасных чар, его слабость к сладенькому, и масса историй о столкновениях людей с магическими знакомцами главного героя. Уместно, однако, подчеркнуть, разницу в подаче: у Мацури персонажи сказочного мира служат наградой или карой людям – в зависимости от поступков последних (и кара чаще всего следует за причинением психологичекого или физичекого вреда ближним своим), а у Санг Сун Пак волшебные создания относительно мирно сосуществуют с людьми, занимаясь своими делами, и в основном их встречи случаются на самой поэтической и эфемерной почве – на территории любви. Или ненависти, которая, как известно, есть извращённая форма всё той же любви.

Nebiros_Cafe_Taro

Если почитать в Интернете отзывы о манге «Кафе ТАРО», можно отметить любопытный факт: мнения о её жанровой принадлежности разделились кардинально. То есть в принципе, основные её жанры — драма, фэнтези, сёдзё – не вызывают нареканий. Почему-то многих заинтересовала принадлежностьнепринадлежность «Кафе ТАРО» к готике.
Всё относительно. Первым делом необходимо определиться с терминами и представлениями. Если считать готикой только истории о вампирах, мертвецах, неназываемых демонах и Козлищах с Тысячью Агнцев, о кровавых жертвоприношениях, бледной луне, кладбищах, седом мхе, стонущих камнях и тэдэ и тэпэ – «Кафе ТАРО» является готикой лишь наполовину. Или даже на треть. Лично я бы назвала «Кафе ТАРО» мангой в стиле готик-гламур. То есть от реальной готики как литературно-изобразительного жанра взята лишь внешняя, показная, элегантная и обольстительная сторона. Однако если сравнивать, допустим, «Кафе…» и «Ангелов Ковчега» самой же Санг Сун Пак (Sang Sun Park, «Ark Angels», 2005), где море разливанное кавая, и персонажи то и дело переходят в режим «чибиков» (то есть нарочито упрощённых, схематичных человечков с преувеличенной эмоциональностью) – становится ясно, что «Кафе…» ВЕСЬМА ГОТИЧНО – в рамках творчества самой художницы.

Cat_from_Cafe_Taro

Персонажей Санг Сун Пак можно узнать по следующим признакам: у всех у них довольно реалистичные, большие бездонные глаза, обрамлённые удивительно пушистыми кукольными ресницами, — глаза то сияющие, то умоляющие, необыкновенно трогательные (что, если не абстрагироваться, временами может подраздражать нелюбителей слащавости). Девушки как правило похожи на фарфоровых изящных кукол, а юноши похожи на девушек. Думаю, реальным воплощением типично СунПаковского героя был бы Дэвид Боуи времён Зигги Стардаста.

С графической точки зрения – преобладает чёткая линия, скринтоны применяются скупо и точно (в дело идут в основном цветы, орнаменты и кружева, но, повторюсь, в правильных пропорциях), мангака использует разбивку на информационные квадраты, лишь изредка выделяя одну страницу «на крупный план» одному герою (как правило, в целях выразительности в особо острые моменты). Изобразительный стиль – реалистичная фэнтезийность, то есть реальные (чуть удлинённые) фигуры + изящные линии декора. Мангака обожает рисовать гладкие «сияющие здоровьем» локоны и копны кудряшек у девушек. Богато представлены элементы оформления и общая манера стиля «ар-нуво».

Итого: манга рекомендуется ценителям красивых (во всех смыслах) историй о любви, проходящей сквозь века («только ею, только любовью держится и движется жизнь!» — как справедливо заметил И.С.Тургенев, хоть и совсем по другому поводу). Порадует манга и поклонников готик-гламура в его наилучшем проявлении, а также, возможно, любителей эзотерических знаний, которые в полной мере оценят появление на сцене таких весьма непростых персонажей как Белус, Небирос, Белиал, Харут и Марут.

«Кафе ТАРО» несомненно заинтересует и желающих ознакомиться с мифологией разных народов: всерьёз о волшебных существах и разнообразных духах стихий рассказывается мало, ровно столько, сколько требуется по сюжету, но те, кто после прочтения манги обратятся к поисковым системам с запросами по поводу упоминаемых имён, могут обнаружить для себя немало интересного и даже захватывающего, после чего мангу можно будет перечитать заново уже совсем другими глазами.

Об авторе:

 

Sang Sun Park

Санг Сун Пак (Sang-Sun Park)

Дата рождения: August 9, 1974
Группа крови: AB
Образование: Gookmin University, факультет графического дизайна
Хобби:Слушать музыку, смотреть фильмы, играть в игры
Любимый персонаж «Кафе ТАРО»: Белус, потому что он умеет надёжно скрывать свои чувства.
При работе над «Кафе ТАРО» слушала: Adiemus, Ravel, и так далее.
Автор работ:
-1994: Иллюзии («Illusion»)
-1997: Сломанная игрушка («Broken Toy»)
-1998: Потерянные крылья («Lost Wings»s)
-1999: Реквием по душе («Requiem of the Soul»)
-2000-2001: Драгоценности («Les Bijoux»)
-2002-2009: Кафе ТАРО («Tarot Cafe»)
-2005-до сих пор: Ангелы Ковчега («Ark Angels»)


(с) Олеся Ольгерд, «Хроники Чедрика»# 1, 2009

Welcome to Hoxford

No Comments
.
Томов: 4 (релиз — 27 августа 2008 г.)
Издатель: IDW Publishing
Сюжет:
Рэймона Дельгадо, после ужасного случая в тюрьме переводят в исправительное учреждение для самых опасных и сумасшедших преступников под названием «Оксфорд». Там у него нет никаких надежд на свободу, условно-досрочное освобождение, или же реабилитацию. В больницу постоянно привозят новых заключенных. Но почему-то еще никто из нее живым и здоровым не выходил…
Автор:
Бен Темплсмит — Сценарист и художник

Бен Темплсмит

Бен Темплсмит – один их наиболее известных и ярких художников в современном американском комиксе. Совместные работы с такими мастерами жанра, как Стив Найлз (“30 Days of the Night”) и Уоррен Эллис (“Fell”), принесли ему поистине фантастическую известность и возвели в ранг полубогов, восхваляемых и обожаемых во всех концах Америки, а само имя Темплсмита стало хорошо продаваемым брендом. Своим невероятно жестоким, кровавым и рваным рисунком он идеально подходит под сегодняшнюю модель комикса-ужастика: жестокого, бескомпромиссного, кровавого, доведенного, порой, до абсурда. Использование исключительно серых, черных и обильного количества красных чернил создают непревзойденно глубокую картинку, полную отчаяния, безумия и гротескной жестокости. Именно поэтому любые вещи, нарисованные Темплсмитом, напрочь лишенные шика, лоска и блеска, присущего всем супергеройским комиксам, по праву считаются одними из наиболее тяжелых для чтения, но в то же время, они имеют такую немаловажную составляющую для комикса как атмосфера.
Welcome to Hoxford – не первая работа Бена Темплсмита, где он занимает обе должности – и сценариста, и художника. Из-под его пера и кисти вышли уже несколько комиксов, первая – Singularity 7, а вторая – Wormwood: Gentleman Corpse, и, если первая вещь не могла быть показателем писательского таланта, то вторая прочно закрепила за Темплсмитом звание середнячка. Не блещущие особенными изысками истории с лихвой компенсировались самобытным рисунком, за который ему прощали все огрехи и примитивные сюжеты.

Обложки всех томов Welcome to Hoxford

Действие Welcome to Hoxford происходит, как вы уже догадались, в Оксфорде, тюрьме особо назначения, кстати говоря, построенной на деньги российского олигарха Алишера Усманова. Сюда попадают самые отпетые маньяки со всей Америки: педофилы, насильники, некрофилы, убийцы и каннибалы. Центральным персонажем повествования является Рэймонд Дельгадо, как раз один из таких заключенных, одаренный множеством труднопроизносимых психических отклонений. И, как бы странно это ни звучало, но наиболее ненормальный персонаж, ведомый своими безумными идеями, в итоге единственный, кто бросит вызов охранникам-оборотням и станет для всех остальных последней надеждой на спасение.

Подобный ход, где пешки превращаются в дамки, мы уже наблюдали и прежде, а прием “кто злодей, а кто добряк” пошел только на пользу комиксу и стал ярким дополнением к обыденному побегу из населенной монстрами тюрьмы. На первый взгляд все очень просто. Сюжет несложный, философского смысла на первый взгляд не содержит, но, однако он пробуждает какой-то неописуемый интерес, восхищение и желание перечитывать снова и снова, каждый раз открывая для себя новые изыски. Надо сказать, убийца-каннибал, выступающий в роли героя, никогда не был в числе моих любимчиков. В обычных условиях подобный персонаж был бы ходульным монстром-убийцей стандартным, поверхностным и неразговорчивым. Здесь же Дельгадо — сложная, непредсказуемая натура, которая, не скупится на монологи, демонстрирует разные грани характера, и по этой причине трехмерна и одушевленна.

Другим очевидным достоинством комикса является немыслимый уровень жестокости, который, кстати говоря, даже для самого Темплсмита стал откровением, и он не раз в своих интервью отмечал, что Welcome to Hoxford по праву может считаться самой омерзительной, жестокой и мрачной его работой. Многие сцены пропитаны чернейшим юмором, например, встреча некрофила с трупом оборотня.

Но насколько бы ни был великолепно прописан главный психопат на этом параде уродов, он ни в силах перекрыть необычайно бестолковый финал. Если первый выпуск большинство фанатов и журналистов встретили с огромным интересом и неподдельной радостью, то про завершение истории я не услышал ни одного лестного отзыва. А ведь это самое главное. Не важно, какой получилась история – за классную, драматичную концовку тебе простят абсолютно все. В нашем случае все совершенно наоборот.
Из Welcome to Hoxford можно было бы слепить неплохой триллер, плавно раскрыв идею и донеся ее до читателя, но не тут-то было. Первый выпуск, пускай далекий и от идеала, но все же, содержащий интересную завязку и предвещающий массу вкусных событий, стал лишь уловкой, потому что последующие три выпуска Бен Темплсмит откровенно начал сливать и к концу всей мини-серии, буквально утопил читателя в крови, массе жестоких сцен, не имеющих особенного смысла, еще раз подтвердив, что выше планки мясного слешера ему не подняться, но, думаю, он и не особенно то и старался.

© supergodzi11a,
специально для «ХЧ»#3’09