Хигури Ю: интервью журналу Comickers Art # 2’2008 (часть 1)

Хигури Ю: интервью журналу Comickers Art # 2’2008 (часть 1)

Предлагаем вашему вниманию перевод интервью, данного Хигури Ю американскому журналу Comickers Art (номер 2 за 2008 год).

* * *

Ю Хигури родилась 16 октября в префектуре Осака. Как самостоятельный автор Хигури дебютировала в 1993 году, с книгой комиксов «Azel Seimaden» от издательства Сэйсинься (Seishinsha). До того момента она участвовала в создании иллюстраций для игры «Gakuen Heaven» от компании Spray, принимала участие в создании ТВ-сериала «Night Head Genesis».

На момент выхода этой статьи (прим. переводчика: 2008 год), Хигури работала над следующими сериями:

— «Crown» по сценарию Синдзи Вада (Shinji Wada) в журнале «Princsess GOLD», издательство Akita Publishing (в русском переводе — «Корона», издательство «Палма пресс»);

— «Night Head Genesis» в соавторстве с Джорджи Йида (George Iida), издательство Коданся (Kodansha);

— «Gakuen Heaven-New Series Endo Edition» для журнала «Magazine Be x Boy» в соавторстве со Spray, издательство Libre Publishing.

Сотрудничество на поприще манги и анимации

Q: Как вы начали работать над проектом «Night head Genesis»?

A: О, это игра случая. Человек, который занимался поиском людей для нового проекта, увидел моё портфолио. Поскольку ему самому никак не удавалось разобраться с графикой персонажей, он предложил заняться этим мне.

Q: Если можете, расскажите немного о создании этой манги.

A: Прежде всего я выяснила у авторов, каков лимит рисунков для двух книг. Оригинальный текст был очень объёмным, поэтому издатель разрешил проиллюстрировать только те моменты, которые мне понравятся, иначе вместить повествование в две книги не получилось бы. Помимо истории в моём распоряжении были еще и раскадровки Джорджи Йиды, поэтому я без труда выбирала то, что буду иллюстрировать — и объединяла получившиеся материалы в общий эпизод. Таких эпизодов получилось два, и каждый из них я проработала так, чтобы они смотрелись целостно даже отдельно от продолжения (что обычно не свойственно «стандартной» длинной истории). Кроме того, я старалась сделать повествование понятным даже для тех, кто саму книгу не читал. В оригинальной истории есть выверенные, скрупулёзно просчитанные эпизоды, поэтому я не могла просто взять, «вырезать и вставить» кусок текста; моя работа была скорее перемонтажом длинного рассказа в короткий, который, кстати, не был бы таким увлекательным, если бы исходная история не служила мне своеобразным ориентиром. В получившейся манге я сплавила воедино оригинальную авторскую задумку и чувства читателя. Старалась сделать оба эпизода живыми и яркими, я в то же время очень нервничала, так как они находились в середине сериала, и мне не дано было предугадать, что же выйдет в финале.

Q: На что будут похожи сцены сражений?

A: Представьте такую картинку: вот вы уставились на вазу для цветов, и она, дзынькнув, идёт трещинами… Я стараюсь любую сцену изобразить максимально реалистично. Персонажи большинства манг очень рассудительно разговаривают, в их историях недостаточно динамичных сцен, да и местоположение героев меняется редко. А я, бывает, рисую и постапокалиптические картинки, не имея при этом представления, как главный герой справляется с тамошними трудности, или как он вообще может существовать в таких декорациях. Главная составляющая такой истории — личный конфликт героя, и именно по этой причине я отхожу от реалистичности, чтобы сцена не получилась монотонной. Сталкиваясь с длинными диалогами, которые на рисунке обычно выглядят очень скучными, я пробую выбирать нестандартные ракурсы: снизу вверх, сверху вниз, просто сверху; иногда вставляю «кадры-размышления», чтобы сместить композицию и привлечь внимание читателя. Вообще-то, самое сложное — рисовать сцены, где движения вообще нет.


Два разворота из манги «Night Head Genesis»

Q: Меняли ли Вы свой стиль рисования в зависимости от проекта? Скажем, есть разница между графикой «Night Head Genesis» и «Gacuen Heaven» (оригинальная компьютерная игра) и графикой Вашего личного проекта «Cantarella»?

A: Я никогда об этом не задумывалась… Но я точно изменила стиль передачи эмоции через выражения лиц… И способ покраски иллюстраций (это особенно касается классических техник). Работая над «Gakuen Heaven», я использовала компьютерные технологии, персонажи стали больше похожи на тех, что были в аниме. И именно поэтому у Кейты из причёски торчат «прядки-антеннки»!

Q: Эти торчащие прядки Кейты — типичная отличительная черта аниме.

A: И мне так кажется. Аниматоры не забыли про эти прядки и проделали действительно отличную работу. И ассистенты мне постоянно напоминали, чтобы я не забыла про них.

Q: До настоящего момента вы работали над проектами, сценарии к которым писали другие люди. Какая разница между работой со сценаристом и самостоятельным написанием истории для будущей манги?

A: Работая для себя, я начинаю с набросков, почеркушек, выстраивая мир моей манги вокруг нескольких основных сюжетных линий. Иногда я в самом начале задаю себе наводящий вопрос: «А как я могу развить вот эту линию?» А бывает, просчитываю пути развития истории, уже зная её «финальный аккорд». Это самая сложная часть в процессе работы, но, с другой стороны, и самая весёлая. Если история уже расписана другими сценаристами, мне, конечно, намного проще. Когда же у меня самой творческий затык, я буквально загоняю себя в угол. Случается, накатывает страстное желание просто выскочить среди ночи на улицу! Писатель вкладывается в историю, самовыражаясь, а я стараюсь понять этот посыл и передать его читателям самым оптимальным образом, добавляя ещё немного и своего видения.

Q: О чём Вы больше всего заботитесь при работе с другими сценаристами?

A: Когда мне приходит мысль изменить что-то в оригинальной истории, я стараюсь внести своё предложение мягко и обойтись без кардинальных переделок. Думаю, каждая история уже есть самодостаточный мир, которому я просто должна помочь воплотиться. Если внести туда слишком много от себя, этот задуманный мир может просто разрушиться, что совершенно недопустимо. Я отступаю перед авторитетом автора, но всё равно где-нибудь в истории украдкой прячу «фирменную метку Хигури».

Q: Как думаете, какая часть истории лучше всего подчёркивает вашу оригинальность, когда вы работаете над сценарием другого писателя?
A: Уверена, что это — сценические эффекты. Работа может выглядеть абсолютно по-разному в зависимости от ваших целей: можно кардинально перевернуть смысл сцены, всего лишь изменив выражение лица героя. В исходном сценарии не всегда прописано, должен ли персонаж в данный момент плакать или смеяться, но вы можете преобразить эту историю, подключив собственное воображение. Это то же самое, что ставить пьесу: история приобретает новые оттенки, если актёр интерпретирует одну и ту же роль разными способами.

Q: А что за история связана с созданием «Короны» (Crown)?

A: В редакции Akita Publishing запускали новую мангу под рабочим названием «стостраничный проект» и в качестве автора сценария был выбран Синдзи Вада (Shinji Wada). До меня дошёл слух, что на этапе подбора художника Синдзи увидел мои рисунки, и они ему понравились. Потом мне уже официально позвонили из редакции и предложили посотрудничать. Поскольку предполагалось, что для проекта надо создать всего 100 страниц, я приостановила работу над «Кантареллой», переключившись на «Корону», чтобы вернуться к собственной манге после того, как «Корона» будет подготовлена к печати. Однако Вада настолько увлёкся историей, что изначально задуманный «томик в сто страниц» разросся до полноценных пяти томов!


Главные персонажи манги «Crown»

Q: В каком виде вы получили сценарий «Короны», когда Синдзи Вада его дописал?

A: В виде небольшой рукописи вроде новеллы — не совсем проза, но и не схематический список сюжетов. Всего лишь отдельные заметки, причём каллиграфически выписанные. Почерк у Вады просто восхитительный!

Q: А Вы можете рассказать поподробнее о процессе создания этой манги?

A: Ну, Вада отправил мне сценарий «Короны», я подготовила черновую раскадровку и эскизы, которые затем обработала набело. Синдзи сообщил, что я могу рисовать, как мне заблагорассудится, лишь бы основные события истории остались в том виде, в каком они были в сценарии. Позже он добавил более детальные описания и свои соображения относительно тех моментов, где следовало наметить принципиально важный акцент или соблюсти заявленное сценарием – скажем, я непременно должна была сделать купальник Махиро-тян жёлтым… Вообще-то манга чёрно-белая, так что для меня осталось загадкой, как передать эту желтизну.

Q: В «Короне» очень много динамичных сцен; а есть в этой истории ещё какие-то моменты, которые сложно было рисовать?
A: Я люблю рисовать персонажей в движении; мне не сложно передавать при этом индивидуальность людей. Тут проблем не возникает, я даже предпочитаю динамичные сцены романтическим или каким-то другим… но вот когда персонажи берут в руки оружие или должны забраться в танк — я сдаюсь.

Q: Тем не менее, сцен с оружием здесь предостаточно.

A: В этих случаях я прошу помощи у одного моего ассистента – он просто фанат огнестрельного оружия. Он даёт мне исчерпывающие рекомендации по использованию в определённых сценах определённого вооружения; я могу всецело на него положиться. У него настоящая оружейная философия, он всегда подскажет, какой «ствол» подобрать простому рядовому, а какой – элитному бойцу. Наверное, именно поэтому некоторые фанаты огнестрелов получают такое удовольствие от чтения «Короны».


Два разворота манги «Корона» (перевод издательства «Палма пресс»)

Q: Вада просит Вас использовать какое-то специфичное вооружение?

A: Ну, в оригинальном сценарии было только одно место, гласившее: «Выстрел из базуки». Я поинтересовалась в редакции, как мне с этим быть, поскольку никаких материалов по загадочным «базукам» у меня не было. Мне посоветовали посмотреть «G.I. Samurai» — самое смешное, что редактор даже выслал мне DVD с этим мультфильмом. Я слышала, что и Вада брал скриншоты оттуда же.

Q: Вам и впрямь необходим милитаристски настроенный ассистент-отаку.

A: Несомненно. В следующий раз я нарисую историю, где будет много наёмников и батальных сцен. Я вот теперь в курсе, что существуют различные виды танков – тип 70, тип 90 и тому подобные. Обычно люди читают название модели как «тип девяносто», а вот знатоки – как «kuy-maru» («девять-ноль»). Я этого не знала. Но кто-то мне сказал, что если ты называешь танк тип 90 «kuy-maru», значит, ты реально знаешь о танках всё. Кстати, танк из «Короны» — это именно «kuy-maru»!

Q: Используете ли вы в своей работе референсы, например, военные журналы?

A: О да. И из редакции мне высылают неплохой справочный материал. Когда мне пришла мысль, что неплохо бы приобрести небольшой танк для наглядности, ассистент выбрал подходящую пластиковую модель и привез её в мой офис. Когда я рисовала сцену, где танк опрокидывает взрывом, я переворачивала свою модель и выбирала наилучший ракурс и композицию. У меня нет проблем и с изображением мечей, несмотря на то, что это довольно опасное оружие. Я вообще имею склонность к фэнтези и историческим событиям.


Цветные иллюстрации Хигури Ю к манге «Кантарелла»

Q: Вы рисовали несколько фантазийных сцен в «Кантарелле». Что вы можете сказать о лошадках?

A: Мне нравятся лошади. Когда я была маленькой, очень много их рисовала. Я их люблю.

Q: Ходите ли Вы понаблюдать за живыми лошадьми?

A: Использую любую такую возможность. Поблизости есть зоопарк, но туда я нечасто выбираюсь. Когда я была маленькой, мне очень нравилось, как рисует лошадей Осаму Тедзука. Собственно, рисовать лошадей я начала благодаря чтению его манги. Больше всего мне нравился Юнико (Unico), поэтому я его копировала, надеясь когда-нибудь использовать этого персонажа для себя. Этот метод рисования назван в честь Тедзуки: я запомнила «форму лошади», а потом пошла смотреть на неё вживую. Когда я увидела гарцующих коней, я сказала себе: «О, лошади и вправду выглядят именно так! Как же красиво!..». Этот метод действительно оказался как нельзя кстати: мне очень пригодилось знание этих животных при работе над моей фэнтезийной и исторической мангой. Так рисование лошадей было для меня сначала хобби, а потом стало частью работы. Вот о танках я не очень много знаю; мне симпатичнее ноги, нежели колёса или танковые «гусеницы».

Продолжение следует…

Перевод — Лидия Бабинцева,
редакция — Олеся Шамарина