Наталья Ререкина: от Alef до «О! Мега!»

Где живут самые красивые девушки? В России. А самые очаровательные ведьмочки? Конечно же, в Киеве!

Алеф Ререкина, автопортрет
Алеф Ререкина,
автопортрет

И кому это знать доподлинно, как не потомственной киевлянке и мангаке по зову души — Alef, для которой сейчас (и это можно с уверенностью сказать) звёзды сходятся в решающий рисунок, обещающий талантливой девушке замечательное будущее.

И рисунок этот сделан с помощью G-pen, не иначе.

Итак, кто такая Алеф Ререкина, и на каком основании мы делаем столь смелые заявления?

Извольте, основание самое солидное (и, на самом деле, единственно приемлемое для людей творческих): помимо таланта девушка обладает терпением, упорствои и усидчивостью, позволяющими этому таланту развиваться и совершенствоваться. Именно такие люди, как справедливо говорит СиБи Цебульски, имеют самые большие шансы на то, чтобы «прорваться в индустрию». (А уж ему-то верить можно, он — человек, не первое десятилетие сотрудничающий с комикс-издательством Marvel, и побывавший сценаристом, редактором и рекрутёром молодых талантов).

Впрочем, предоставим нашим читателям самим ознакомиться с работами Натальи Ререкиной, и решить для себя, насколько правдивы наши прогнозы.

 

Детство

Наталья Юрьевна Ререкина родилась в столице Украины – городе Киеве. Случилось это 14 сентября 1984 года. На вопрос, какие самые яркие воспоминания детства, со смехом ответила: «Всё, что происходило со мной в детстве, мне казалось ярким и новым!»

 

Рисовать Наташа начала в том возрасте, когда и разговаривать ещё не научилась. Как и все дети. А когда увидела диснеевские мультфильмы, стала рисовать осознанно и целенаправленно. Училась она в обычной школе, и отличницей не была – всему виной рисование на уроках.

 

ХЧ: Как к дочкиному увлечению рисованием отнеслись родители и одноклассники?

НР: Отец постоянно бубнил: «Опять ты “дули” рисуешь, лучше уроки учи!». Я лишь отмахивалась от него и рисовала дальше. Мать же наоборот, была моим первым читателем и почитателем. Каждый нарисованный мною комикс сразу же был в руках матери, лишь потом его читали друзья. С пятого класса я стала популярна среди своих одноклассников. В тот год было нарисовано огромное количество фанарта по диснеевским мультфильмам, и всё по заказу одноклассников. Впоследствии стала потихоньку запрашивать плату за своё творчество.

 

Становление стиля: обычное счастливое советское детство, уже отмеченное печатью Диснея.

Умение рисовать по жизни как помогало, так и мешало. Учителя хорошо ко мне относились (надо сказать, что меня ценили за мой талант) и иногда “вытягивали” по предметам, потому что я всегда рисовала стенгазеты. А мне это не нравилось, но – терпеливо рисовала.

ХЧ: Есть мнение, что, рисуя, человек прорабатывает для себя мысли, впечатления и жизненные уроки. Первая любовь, её романтика или грусть – как отразилась на рисовании?

НР: У меня была несчастная первая любовь. Только горе и разочарование. Все свои эмоции я изложила в комиксе. Когда перечитывала его, боль всегда возвращалась. С тех пор я ценю в историях обнаженные болью чувства, эмоции на грани. При этом герои должны находить выход из лабиринта боли и горя. В итоге всегда должна быть надежда.

Отрочество

Проявившийся с детства талант к рисованию не был пущен на самотёк: Наталья два года посещала художественную школу, где получила неплохую теоретическую базу, затем пять лет шлифовала творческие навыки, устроившись в сфере мультипликации (опыт работы в студиях «Борисфен-Лютес», «Фрески» и «Ялта» обогатил резюме Натальи такими будоражащими воображение профессиями, как прорисовщик, L.O. и аниматор), и в настоящий момент ухитряется совмещать фрилансерское выполнение заказов с рисованием для души.

НР: Помню, в художественной школе мы «рисовали музыку». Учитель включил магнитофон, с какой-то классической музыкой и дал задание, изобразить на бумаге то, что мы чувствуем. Это было очень интересно! Было много натюрмортов, пейзажей. Нас учили видеть природу.

Нигде так наглядно не предоставлено развитие мастерства, как в папке художника. Музыкальные девы от Alef: Фэнси (2002) и Варвара (2009)

ХЧ: Наташа, а как так получилось, что Вы обратились к анимации? Это было целенаправленное намерение, или случайность?

НР: Однажды подруга принесла в школу мой комикс (первый в смешанном стиле аниме и Диснея), показала однокласснице. Эта одноклассница взяла рисунки домой, где их и увидел друг семьи Владимир – аниматор с Киевской студии «Борисфен» . Он загорелся взять меня на работу. Его поразило то, что я легко рисовала шариковой ручкой. Но на это заманчивое предложение я откликнулась только через год.

Юность

ХЧ: Имея опыт работы в студиях и на фрилансе, поделитесь своими впечатлениями – в чём разница, в чём минусы и плюсы для художника?

НР: Работая на студии, я всегда стабильно получала зарплату. Теперь же я не уверена, будет ли у меня завтра хлебушек с маслом. Но достоинство фриланса в том, что ты сам решаешь, когда у тебя понедельник, а когда пятница. Плюс художнику надо освоить разные графические программы, всегда быть начеку и ловить работодателей… либо убегать от сильно назойливых!

Фанарт Alef Ререкиной
по роману Л.Лузиной
«Киевские ведьмы»
ХЧ: Наташа, у Вас интересный стиль рисования – смесь манги и ар-нуво. В сходной манере работает японская художница Одри Кавасаки (Audrey Kawasaki).
А как Вы пришли к такому стилю?
НР: Правда? Я и не знала. С творчеством Одри Кавасаки я не знакома.
Я обожаю это направление в искусстве – ар-нуво. Видимо, это сказывается в моём творчестве. Специально я не шла к этому, я вообще плыву по течению. Просто делаю так, как мне нравится, как сердце велит.
ХЧ: А увлечение мангой и манга-стилистикой – откуда оно пошло, с каких времён?
НР: Про мангу я узнала приблизительно 10 лет тому назад из какой-то статьи. Когда же я добралась до Интернета — узнала о манге больше. Я увидела вырезки из манги «Сейлор Мун». Тогда мне показалось, что это самый чудесный стиль рисования комиксов – лёгкий, полупрозрачный… я влюбилась! Я стала применять характерные для манги приёмы в своих историях.

ХЧ: Кого из мангак можете назвать любимыми и вдохновляющими?

НР: В то время на меня произвели впечатления Наоко Такеучи (Naoko Takeuchi, автор манги Love Witch, Bishoujo Senshi Sailor Moon, The Cherry Project. — Прим.ред.) и Сайто Тихо (Saito Chiho, автор манги Shoujo Kakumei Utena, Basilisk no Musume, Waltz wa Shiroi Dress de. — Прим.ред.). Потом я узнала о Каори Юки (Yuki Kaori, автор манги Tenshi Kinryouku, Ludwig Kakumei, Yousei Hyouhon— Прим.ред.). Она тоже оставила след в моём сердце.

ХЧ: Какой тип историй Вас привлекает?

НР: Разный. Главное — чтобы был смысл всего происходящего в истории. Предпочтение отдаю, конечно же, мистике, ужасам, романтике и драме.

Личные проекты

ХЧ: Наташа, а откуда такой интересный псевдоним? Почему — Алеф?

НР: Алеф – имя моей героини. Этот персонаж «кочевал» у меня из истории в историю.

«Алеф» — первая буква еврейского алфавита. Означает «начало пути». Давая это имя героине, а потом применив его к себе, я подразумевала, что и она и я только в начале жизненного пути, нам предстоит пройти этот путь, накапливая знание и укрепляя дух.

Алеф Гай, своенравная колдунья (страницы манги «Сердце вампира»)

ХЧ: Как возникают задумки историй?

НР: Иногда какая-то мелочь, брошенное кем-то слово, могут дать росток для фантазии. Чаще всего это сны и музыка.

ХЧ: Насколько мне известно, Алеф — героиня манги «Сердце вампира». Скажи, пожалуйста, пару слов о том, что это за история, кто главные действующие лица и какие сюрпризы ожидают читателей. А ещё я слышала, что есть печатный вариант?

Авторская аннотация: Что делать, если тебя выгнали из школы? Да не простой, а магической! «Назло всем, пойду учиться к некроманту!» — решает Алеф Гай, главная героиня истории. А почему бы и нет? Тем более что в придачу к мрачному учителю прилагается красавчик-вампир Ёру…

Обложка и кадры манги «Сердце вампира»
НР: Эта история о магах. В центре сюжета три героя — некромант Самаэль, вампир Ёру и Алеф. Юная колдунья только-только начинает приближаться к ним, к их миру и жизни, и они пугают её. Но она ещё не знает, что они – не просто злая сила, от которой все вокруг трепещут, а что-то гораздо выше и сложнее, ибо обладают даром любить.

Впервые отдельную часть из этой истории напечатали в ежемесячном украинском журнале «К9». Впоследствии вышли две главы в сборнике русской манги «Манга кафе».
Планирую рисовать эту историю и дальше, даже если она никогда не будет напечатана.


От редакции: Несколько страниц из 3 главы и глава 4 публиковались в своё время на сайте КомМиссии, сама же манга и новости о ходе её создания постепенно выкладываются в блоге Алеф под тегом «Сердце вампира».


ХЧ: Есть ещё другая история, «Симфония для Виолетты», рисовать которую ты начала не так давно. О чём она?

НР: В этой манге рассказывается о девушке Варваре, потомственной музыкантке. В наследство от деда ей досталась виолончель, которую Варя зовёт Виолеттой. Приехав в родной город дедушки, чтобы поступить в консерваторию, она случайно узнает, что у Виолетты есть душа!

Alef-art: слева — Виолетта, справа — Варя на экзамене
История делается в соавторстве с моим давним другом со школьной скамьи, профессиональным сценаристом, Джэйре. Задумка родилась после очередного бабушкиного рассказа о том, как она поступала в консерваторию. Сразу же была рождена главная героиня – Варвара. Поначалу хотелось обычной житейской истории, но я просто не смогла без мистики.

Персонажи комикса «Кленовый лист»

Манга будет опубликована в альманахе «Фабрики Комиксов».

ХЧ: Бумфест-2009, питерский фестиваль комиксов, недавно благополучно прошедший, не оставлен Вашим вниманием. Вы долго интриговали читателей своего блога, дразня намёками на некую историю, которая была подготовлена специально для отсылки на фест, но никому не показывалась. Теперь уже не секрет? Что это за история?

НР: Это сайд комикса «Кленовый лист», который я сейчас рисую параллельно с «Виолеттой». Сценаристом и затейником является Алекс Домино. Кстати, с самой историей и некоторыми зарисовками можно ознакомиться на сайте FlameCreator.net

Секреты профи

ХЧ: Как Вы распределяете свой день, сколько отводится рисованию?

НР: Бывает, я целый день брожу бесцельно и только вечером сажусь рисовать. Ночью мир засыпает и я чувствую себя свободно – вне времени.

ХЧ: Сколько времени уходит на страницу (полный цикл, от эскиза до скринтонов)?

НР: Вначале я делаю что-то вроде сториборда на всю главу. На это уходит несколько дней. Потом делаю раскадровку. На эскиз, контур и скринтона трачу почти целый день. Но бывает, в приступе вдохновения, рисую 2 странички. Сам процесс творчества всегда доставляет мне удовольствие, поэтому рисую не спеша.
ХЧ: Делается ли страница за один присест, или между этапами может проходить какое-то время?
НР: На одну готовую страничку у меня уходит от одного рабочего дня до недели. Просто иногда, когда работа не получается, я решаю отложить её, походить, подумать. Но так я делаю, если это моё творчество, а вот работы на заказ стараюсь не затягивать.

Этапы работы над страничкой манги «Симфония для Виолетты»

ХЧ: Предпочитаете цвет или монохром?

НР: Рисуя чёрно-белые комиксы в стиле манга, я отдыхаю. Поэтому всегда отдаю предпочтение монохрому. Но и цветом не пренебрегаю.

ХЧ: Что предпочтительнее – работа «вручную» или в программах?

НР: Я наброски делаю обычным карандашом В5. Контур – рапидографом, но чаще в Манга-студии или САИ. Пользуюсь ленинградскими акварельными красками. В основном, цвет делаю в САИ.

Программы позволяют делать работу быстрей и качественней. Можно исправить ошибки. Это для меня важно. Но иногда работа сделанная от «а» до «я» на компьютере мне кажется не настоящей, иллюзорной. Поэтому я наброски почти всегда рисую «вручную». Вот и акварелью потихоньку пишу.

Скетчи — карандашом, арт акварелью. Слева — братья из графического романа «Кленовый лист», справа — Виолетта и Призрак («Симфония для Виолетты»)
Обложка «Хроник Чедрика
# 6’2009» от Натальи Alef
Ререкиной
ХЧ: Какими программами пользуетесь?

НР: Manga Studio, SAI, Photoshop.

ХЧ: Какие книгифильмы-урокипособия по рисованию считаете полезными для тех, кто всерьёз решил заняться рисованием манги или комиксов?
НР: Нынче очень много пособий по рисованию комиксов. Желающие всегда смогут отыскать тематические уроки в сети. Но, в первую очередь, надо учиться рисовать живых людей, окружающий мир. Из книг могу посоветовать пособия по рисованию Бёрна Хогарта.

ХЧ: Мастера, на чьи работы ориентировались, формируя навыки?

НР:Дисней, Каори Юки, Альфонс Муха и художники эпохи немецкого Возрождения! 

 

Вопросы задавала О.Ольгерд, специально для «Хроник Чедрика # 6»

Мидорикава Цуёси: В издательствах меня часто принимают за парня

Мидорикава Цуёси, русская мангакаМидорикава Цуёси, русская мангака

ХЧ: Здравствуйте, Мидорикава-сан. Думаю, поклонники Вашего творчества прекрасно осведомлены об истории превращения простой челябинской школьницы Светы Чежиной в мангаку Мидорикаву Цуёси, с недавних пор известную и в Японии и (немного меньше) в России. Однако же наверняка это интервью прочтут и те, для кого Ваше имя пока было совершенно неизвестно – повторимся для них? История-то ведь довольно занимательная – с лунным волшебством, с заветной мечтой и с доброй феей-крёстной :)


Светлана родилась в 1985 году в городе Рудный, Кустанайской области, Республика Казахстан. В 14 лет для продолжения учебы переехала в Россию, в маленький уральский город Коркино. И с первого года жизни в России увлеклась японской анимацией.
В 2000 году Светлана поступила в Челябинское художественное училище на специальность «Декоративно-прикладное искусство и народные промыслы» со специализацией «Художественная керамика».
Защитив с отличием диплом, в 2004 году художница закончила обучение.
А в 2002 году у нее появилась идея продолжить образование в вузе по специальности «художник-аниматор аниме».

Связавшись с известной японской художницей Такеучи Наоко (Naoko Takeuchi) — автором истории «Bishojo Senshi Sailor Moon», Светлана узнала о манга. И по совету мангаки попробовала себя в рисовании комиксов. Вскоре художница всерьез увлеклась созданием рисованных историй (с) сайт «Маглатроникс»


Sailor Moon, прекрасная воительницаSailor Moon, прекрасная воительница

ХЧ: Итак, с чего началось Ваше увлечение мангой?

МЦ: Здравствуйте!
Увлечение мангой? Конечно, все началось с анимэ. Чуть больше 10 лет назад я впервые увидела по телевизору сериал «Сейлор Мун», с чего все и началось. Я мечтала стать художником-аниматором, но, когда узнала о профессии «мангака», изменила свои предпочтения.

ХЧ: Из каких соображений было взято столь экзотическое имя? Что оно означает?

МЦ: Думаю, мое имя не так уж экзотично в среде анимэшников. Почти у каждого из них есть свой ник. Я его брала из тех же соображений, но с немного другим подходом. Меня не интересовали имена популярных персонажей. Я верю, что имя может влиять на характер человека – поэтому тщательно искала себе имя с хорошим значением. Мой выбор пал на имя Цуёси со значением «Сильный духомсердцем». Фамилию (Мидорикава – «Зелёная река») выбирала по тому же принципу.

ХЧ: Тот факт, что Цуёси (Tsuyoshi) – мужское имя, Вас не смутил? Это был осознанный выбор?

МЦ: Были некоторые сомнения, но в итоге я приняла это имя — и не жалею. До сих пор это источник забавных ситуаций. В издательствах меня часто принимают за парня. В Японии, шутя, называют Цуёси-кун. В этом есть свои плюсы — часто предлагают рисовать сёнен-мангу, которую я обожаю.

ХЧ: Можно ли сказать, что имя отражает Ваш характер? Насколько Вы задириста/женственна?

МЦ: Думаю, это имя придает мне силы двигаться вперед, наперекор всем стереотипам. Могу сказать, что я обладаю тяжеловатым характером, что не редкость среди Козерогов. Мы сами себе на уме, упорны в делах и требовательны к себе и окружающим.

В жизни я спокойный человек, задирой никогда не была, но могу проявлять агрессию, если обижают моих друзей и близких, а также, если покушаются на мое достоинство. Я не раздумывая вступаю в бой. При этом я верю, что достаточно женственна =)

 

Светлана в Японии: у дверей издательства ShogakukanСветлана в Японии: у дверей издательства Shogakukan

ХЧ: Какие жанры манги предпочитаете? Есть ли разделение «вот такую люблю читать, а такую – рисовать»?
МЦ: Я читаю много разной манги. Очень люблю мистику, спорт, боевые искусства, приключения, фантастику, романтику, женские романы (все виды женской манги). Мне бы хотелось попробовать себя во всех этих жанрах.
ХЧ: Легко ли увлекаетесь воображаемыми мирами? Компьютерные игры – как к ним относитесь? Есть ли любимые, на которые находится время даже в плотном мангаковском расписании дня?
МЦ: Компьютерные игры для меня — способ расслабиться после рабочего дня. Сама играю в «World of Warcraft», но свободного времени действительно не много. Сейчас уделяю много времени для изучения японского языка.
ХЧ: Кстати, типичный день сурового челябинского мангаки – как он выглядит? Вы по натуре «сова» или «жаворонок», насколько рано встаёте? Когда обычно ложитесь?
МЦ: Обычно, я встаю примерно в 9 утра, а ложусь в 2-3 часа ночи. Могу и в 5 лечь, но все равно — в 9 как штык. Привычка, наверное. ^^’
До обеда я обычно занимаюсь разными вещами: проверяю блог, почту, потом сажусь за работу. Сейчас приходится работать в напряженном графике, так как еще учусь на курсах японского языка. Это отнимает много времени, но я стараюсь не отставать от запланированного в работе. Еще я много общаюсь с друзьями по Skype и MSN, помогаю с организацией в манга-журнале, работаю с начинающими художниками. Все это иногда кажется трудным, но, в свою очередь, делает работу интересной и увлекательной.
ХЧ: Вопрос из разряда «что было раньше, курица или яйцо». Работать предпочитаете карандашом/пером по бумаге или стилусом на планшете?
МЦ: Сейчас я в основном работаю на планшете, но иногда стараюсь возвращаться к традиционному рисунку. Не хочу терять навыки в акварели. Кроме того, есть манга, которую я рисую по старинке, так как решила для себя, что раз начала рисовать на бумаге, то и заканчивать буду тоже на бумаге.

ХЧ: Какие программы используете для рисования? В чём их преимущества?

МЦ: Использую Photoshop и SAI. Первая программа позволяет без труда накладывать скринтоны, а SAI использую для рисования цветных иллюстраций. Кроме того, это хорошая замена карандаша и туши.

Основная проблема рисунка на бумаге — это искажение изображения из-за того, что стол горизонтален, а монитор нет. То есть — вероятность пролететь в пропорциях гораздо меньше.

Творческие завоевания Светланы-Мидорикавы:
2003 год — «Лучший постер 2003», журнал «Gen-13» (издательство Ровесник, г. Москва);

2004 год, октябрь — обложка журнала «Поппури Аниме», проект «Wings of a dragonfly», персонаж Ogata Nomu (учредитель ООО «Майа», г. Киров);

2005 год — «Лучшая манга 2005» журнал «Gen-13», проект: манга «Сон/Yume» (издательство Ровесник, г. Москва);

2006 год — участие в Московском международном фестивале рисованных историй «КомМиссия-2006». Проект: манга «Сон/Yume», участник выставки финалистов фестиваля в выставочном комплексе «M`ARS».

2007 год, июль — 1е место в конкурсе рисунков журнала «Аниме-гид», проект «Крылья стрекозы/Wings of a dragonfly» (издатель и учредитель ООО «Аниме-гид», г. Москва).

2008 г. — манга «Портрет/ShoZo», выпущенная издательством «Маглатроникс», завоевала серебро в международном конкурсе Second International MANGA Awards, который проводит МИД Японии при участии Японского Фонда.

По материалам сайта «Маглатроникс»

ХЧ: Вы – автор манги «Сон» и «Портрет», выпущенных в России издательством «Маглатроникс». А какие истории с Вашими рисунками известны в Японии? Сотрудничаете ли Вы с кем-либо из зарубежных сценаристов?
МЦ: В Японии мои манга еще не издавались, но несколько копий манги «Портрет» есть в Международном Музее Манги в Киото, в библиотеке Японского Фонда. Будучи в стране восходящего солнца, я не упустила возможности презентовать книги министру иностранных дел Японии, президенту анимационной студии «Pierrot», известной выпуском таких хитов как «Блич» и «Наруто». Также была встреча с редакторами издательств Shogakukan, Kodansha и Betsukomi. Совсем скоро обе манги будут переведены на японский, и я начну вести переговоры, чтобы издать их в Японии.
В редакции издательства ShogakukanВ редакции издательства Shogakukan

А сейчас работаю над проектом «Heaven revolution» для канадского издательства «Zeros 2 Heroes» в Мельбурне. Кроме того, рисую историю проект «Firefly», совместно с американским писателем. Ведутся переговоры с издательством «Marvel» по поводу издания комикса в США.
И, кроме того, я продолжаю рисовать мангу «Сон» для ежемесячного журнала «ruМанга» в Москве.

ХЧ: Над каким проектом работаете в настоящий момент? Кто автор? О чём история?

МЦ: Это уже упомянутая манга «Heaven revolution» по сценарию Холдена Голда. Жанр — спорткон, боевые искусства, точнее — бои без правил.

Это новый для меня жанр, поэтому очень интересно рисовать.
Сюжет о том, как бойцы добиваются победы, отношения внутри коллектива, махинации корпораций и так далее.
«Firefly» и «Сон» тоже находятся в процессе.
ХЧ: Есть ли «хрустальная мечта» нарисовать какую-нибудь историю, заведомо некоммерческую, но для души?

МЦ: Моя мечта — поскорее дорисовать все 5 томов манги «Сон» :)))

ХЧ: Любите ли читать? Есть ли на это время? Какой(ие) жанр(ы?) Какая книга сейчас в чтении, и какие ощущения и мысли вызывает?

МЦ: Если честно, на чтение катастрофически не хватает времени. Я люблю читать исторические романы, фэнтези и энциклопедии. Сейчас на полке лежат книги Харуки Мураками, «Сказания о горах Хогэн», «Воины-тени» (книга о ниндзя), учебник по японскому языку, словари, французские комиксы и много-много танкобонов манги и еженедельных журналов «Джамп», «Бэцукоми» и «Агадзин».

ХЧ: Хотелось ли когда-нибудь проиллюстрировать какую-нибудь книгу?

МЦ: По какой книге я бы хотела нарисовать мангу — я не знаю, но иногда такое желание возникает, и надеюсь, что мне когда-нибудь это удастся. Если наберусь смелости.
Я понимаю — это будет ответственная и тяжелая работа. По книгам кино трудно снимать, потому что зритель всегда оценивает с точки зрения «лучше или хуже первоисточника».

ХЧ: Последняя прочитанная манга? Или та, что сейчас читается? Любимые манги (за что любимые? – рисовка, сюжет?)

МЦ: Сейчас я читаю и жду с нетерпением выхода каждой главы манги «Бакуман» от Обата-сенсея. Недавно я прочитала все тома манга «Голубой дракон» («Blue dragon») его же пера.
Любимейшие манги: «Марс» от Фуми Сорё-сенсей («MARS», Souryou Fuyumi), «Загадочная игра» Ватасе Ю («Fushigi Yuugi», Watase Yuu), «Вагабонд» несравненного Такехико Иноэ-сенсея («Vagabond», Inoue Takehiko), «Бакуман» Обаты Такеши («Bakuman», Obata Takeshi), «Бременские музыканты» Умэзавы Харуты («Buraidan Bureemen», Umezawa Haruto) и манга «Айзу» гениального Масакацу Какацуры («I»s», Masakazu Katsura). Список можно продолжать…

alt

Главное – это сюжет, но немаловажно как художник передает его. Я не стану читать мангу с неинтересным сюжетом, но и с плохой графикой тоже.

ХЧ: Мангаки, которых с полным правом можно назвать сенсеями? Какие черты стиля невольно хочется копировать?
МЦ: Я училась рисовать, глядя на работы многих авторов. Много подчеркивала для себя и наконец-то смогла сформировать свой собственный стиль. Я глубоко уважаю Такехико Иноэ. Его манга «Вагабонд», без преувеличения, перевернула мое понимание о жанре манги. Каждая страница комикса – как отдельная картина. Я часто заглядывала на страницы его манги и говорила сама себе: «Я смогу рисовать так же красиво, как Иноэ-сенсей!». Когда ленилась, снова заглядывала на страницы, и не давала себе расслабиться и халтурить.
В прошлом году мне посчастливилось побывать у него в гостях в студии. Мы много говорили о манге и о жизненном пути художников. Вообще, он произвел впечатления светлого и общительного человека; узнав о нашем визите, он заранее подписал постеры на память.
Серебряные призёры Second International MANGA Awards в гостях у 
Такехико ИноэСеребряные призёры Second International MANGA Awards в гостях у Такехико Иноэ

 

Inoue Takehiko and Tsuyoshi MidorikawaInoue Takehiko and Tsuyoshi Midorikawa

ХЧ: Часто несведущие люди утверждают, что в манге все персонажи «из одного ларца, одинаковы с лица». На возражения о существовании канонов, правил, графического языка, который подразумевает скрытую символику, обычно следует пренебрежительное: «Да всё это от того, что просто лень рисовать как следует!». Случается, что авторов начинают обвинять в копировании уже нарисованных героев и героинь. Каким образом начинающему мангаке избежать таких обвинений, и возможно ли их избежать?
МЦ: Это действительно проблема. Если взять женский журнал, порой трудно понять, где рисуют разные авторы, а где просто продолжение истории. Если раньше это делали ради того, чтобы облегчить труд художников и аниматоров, то сейчас это скорее дело техники. Манга подразумевает в себе прежде всего историю, а потом уже графический ряд. Однако пренебрегать тем или другим не есть хорошо. Если читатель не будет узнавать стиль художника, то успеха не будет. Это золотое правило. Избежать «похожести» можно – и многие добиваются этого. Начинающим авторам нужно в первую очередь – опираясь на жанровые предпочтения, выработать свой стиль, в котором ему комфортнее рисовать.
ХЧ: Некоторая однотипность черт, как думают некоторые, преследует ещё и чисто утилитарную цель: так быстрее рисовать. На самом деле, не секрет, что японским мангакам на контракте приходится работать в условиях жёсткого цейтнота. Каковы требования? Сколько страниц, допустим, в месяц, должен выдавать на-гора мангака, чтобы оставаться на плаву, и есть по выходным свой кусок хлеба с маслом и икрой?

МЦ: Быстро рисовать, упрощая рисунок, – это бич художников, работающих на еженедельные журналы. Тем, кто не может позволить себе ассистентов, часто приходится обращаться к этому. Потому что манга в Японии — это большой бизнес. Горько осознавать – но искусство отходит на второй план. Главный художник отвечает за раскадровку, тексты и схематичную планировку событий. Графические нюансы ложатся на плечи ассистентов.
Сроки сдачи главы зависят от типа издательства. Есть ежемесячные журналы, есть еженедельные, реже издают сразу танкобон (книгу).
Если рисовать в одиночку, то нормой считается от 25 до 35 страниц в месяц.
Для еженедельников требуется несколько ассистентов, чтобы за неделю выдавать 25 страниц и больше.

ХЧ: Сколько времени уходит на одну страницу? Каковы расценки на рисование одной страницы в России и в Японии?

МЦ: Ну, я могу только сказать, сколько уходит времени у меня лично. Это 1 страница в день. В России за страницу платят от 100 рублей, в среднем 250 рублей. В Японии расценки были от 1200 йен (420 рублей), в среднем гонорар составляет 10 000 йен за страницу (по курсу 100 йен = 35руб, это 3500 рублей. – Прим. ХЧ), но, в связи с кризисом, сейчас гонорары снизили до 7 000 йен (2 450 рублей. – Прим. ХЧ). 10 000 – это обычная цена, но новички могут рассчитывать не более, чем на 2 000 йен. За лист манги, которая стала хитом, мангака может получать около 4 тысяч долларов. Правда, для этого нужно быть не меньше чем автором «Vagabond» или «Death Note»! ;D
В США и Канаде примерно такие же расценки, что и в Японии.
ХЧ: Другая наша соотечественница, Светлана Шмакова, тоже получившая международное признание в области рисования манги и комиксов, проживает сейчас в Канаде. Не хотелось бы и Вам посмотреть на мир «с той стороны красивого холма»? Прикидывали ли для себя возможность отъезда и работы за рубежом? Если да, то какая страна манит Вас?
МЦ: Мне показалось немного странным, что вы назвали ее «соотечественницей». Светлана в свои 14 лет покинула просторы России, и, став художницей, не представляет интересы нашей страны. Я знаю, что, выпустив ее комикс в России, издатель устроил PR-акцию в поддержку, выдавая ее за русскую мангаку.
Что касается меня, то я не исключаю вероятности, что могу уехать из России в Японию, но это не повлияет на мою работу с издателями в России и Америке.
ХЧ: Помимо людей, принимающих как должное желание художника достойно зарабатывать и работать с максимальной отдачей, — есть ведь масса на удивление недоброжелательных и неадекватных личностей, воспринимающих чужой успех как личное оскорбление. Как же в случае отъезда быть с вопросом ПАТРИОТИЗМА! и Отсутствия Любви К Родине, в коих непременно обвинят при первом же намёке на возможную смену места жительства?
МЦ: Да, неадекватных личностей хватает, это точно. Чего я только не начиталась. Писали, что я сломала жизнь, украв мечту стать первой мангакой России, и другие нелепости. У меня есть чувство юмора, но иногда это переходит любые границы. Слава богу, что есть друзья, которые поддерживают в такие моменты, и не позволяют опускать руки.
Что касается патриотизма, то в век глобализации это понятие немного нивелировалось.
Неважно, в какой части планеты живет художник. Важно то, что он делает, кем себя считает, и интересы какой страны представляет. Если я уеду в Японию, это не значит, что перестану быть русской мангакой, потому что я продолжу представлять интересы России, а не Японии. И там меня будут воспринимать так же.

 

ХЧ: Нужно ли начинающим мангакам знать историю происхождения манги как «Отче наш», разбираться в японской истории и культуре, и быть в состоянии с ходу перечислить имена самых известных мангак – или в принципе для обучения рисованию в этом стиле достаточно уметь рисовать большие глаза и груди? :)
Вообще, насколько культурный багаж отягощает/упрощает жизнь художника? Многое ли приходится узнавать прямо по ходу дела? Каковы самые интересные или неожиданные сведения, пригодившиеся Вам в Ваших работах?
МЦ: Художнику знать нужно всё, что ему может пригодиться в работе. Но нет ничего того, что нужно знать обязательно о Японии. Выучиться рисовать мангу можно без знания языка и штудирования имён самых известных авторов. Это уже определение кругозора, а не профессионализма. В проектах часто встречаются такие вещи, о которых приходится собирать информацию на ходу, учиться новому. Это одно из преимуществ профессии — невероятный кругозор, получаемый в процессе работы.
Неожиданные сведения, пригодившиеся в работе? Хм…пожалуй, это было в проекте «Firefly: Светлячок». Передо мной поставили задачу – построить на орбите Земли огромную автономную космическую станцию. Все должно было выглядеть правдоподобно. Придумать целую экосистему: особенности архитектуры, учесть влияния луны на характер жителей, системы энергосбережения и так далее. Тогда мне пришлось вспомнить все, что я изучала в школе по физике, биологии, химии и астрономии.
… И ещё, конечно, понадобившаяся однажды информация по поводу количества пальцев на лапах Японского и Китайского дракона. Далеко не все знают, что китайский дракон отличается от японского – и именно количеством пальцев! У китайского их 5, а у японского только 4. =)
ХЧ: Работать предпочитаете в тишине, под радио/телевизор, под музыку? Какие музыкальные направления любите? Группы, под которые работается лучше всего? Есть ли среди них русскоязычные?
МЦ: Почти всегда я работаю под музыку — она вдохновляет и настраивает на рабочий лад. Часто я подбираю жанр музыки, которую хочу слушать, под жанр манги, которую рисую — или под настроение. Я большая поклонница музыки, и у меня ее очень много. В основном я слушаю j-rock, j-pop, k-pop, американский rock and pop, русских классиков, саундтреки к анимэ. Канджи Каваии и Ёко Канно пишут божественную музыку.
Русскоязычная музыка? Есть, но не много. Орига, например.
Если подумать, то музыка настолько интернациональное понятие, что страна-производитель и язык отступают на второй план.
ХЧ: Сейчас активно продвигается идея появления так называемой «РОманги» или «руманги» (по аналогии с «америмангой»). Как явствует из названия, речь идёт о манге, нарисованной в России или российскими авторами. А вот тут возникает интересный вопрос с идентификацией: значит ли это, что сюжет руманги должен быть непременно основан на российских реалиях, но выполнен в японской традиционной стилистике, да с чтением справа-налево; или сюжет и стилистика исключительно японские (манга ж, как-никак!), но при этом авторы русские; или авторы русские, читается как корейская манхва слева-направо, но при этом всё равно называется мангой?
МЦ: Я считаю, что если манга рисовалась изначально на русском языке, можно считать «Румангой». Направление чтения тут не играет большой роли, тема тоже. Я стала замечать, что русскоязычные авторы стали чаще рисовать слева направо, как в манхве.
ХЧ: Есть ли какие-то учебные пособия по рисованию, или книги, которые Вы посоветовали бы начинающим мангакам для уяснения азов искусства? Как новичкам выбрать себе ориентиры среди профессиональных мастеров? Приветствуется ли подражание чужому стилю, или за это полагается бить по голове большой ложкой?
МЦ: Прежде всего я призываю художников изучать классический рисунок. Тематической литературы в России довольно много. В сети Интернет можно встретить множество учебников и рекомендаций как рисовать манга. Подражательство — это не плохо. Вообще, я рекомендую вначале попробовать нарисовать фанарт по работам разных авторов. Фанарт не в смысле нарисовать персонажа (скопировать его прическу, одежду и т.п.), а попробовать сымитировать тот или иной стиль. В процессе можно сделать вывод – какой стиль вам очень сложно нарисовать, а какой получается с лёту. Отсюда можно сделать вывод, что вам близко — и сформировать собственный. Такой способ проверялся неоднократно, и почти всегда с положительным результатом.
ХЧ: Где Вы берёте бумагу, карандаши, перья, кисти для своих работ? Реально ли купить всё необходимое в канцелярских магазинах? Достаточно ли российского ассортимента для того, чтобы почувствовать себя взаправдашним мангакой, а не Филиппком в чужом малахае?
МЦ: Где беру… Честно? В Токио! В России я не встречала материалов для рисования манги. Страницы нарезались из обычного ватмана, а вместо тушевых ручек был рапидограф. Перья, конечно, были – но с ними далеко не уедешь. Скринтонов вообще в помине не было, поэтому их вставляли исключительно в «Фотошопе» или «Манга-Студио».
Самый простой способ – рисовать манга сразу на компьютере. Это дешевле и удобнее.
Кстати, в Японии цифровая манга тоже начинает вытеснять бумажную — по той же причине. Дёшево и быстро. Совсем скоро увидеть как рисуют мангу на бумаге можно будет только в школах манги и на мастер-классах.
ХЧ: Нынешний номер у нас посвящён фестивалю КомМиссии. Для тех, кто в теме, не секрет, что фестивали вообще — способ наглядного информирования населения, своего рода практикум (а если на фесте ещё и теоретики выступают, можно считать, что фест стал не просто движухой «для своих», но и просвещением для «захожан», то есть — воистину событием культурной жизни). Как Вы думаете, насколько анимэ-фестивали способствуют популяризации манги? Как с подобными фестивалями обстоит дело в России и в Японии?
МЦ: Безусловно – анимэ-фестивали помогают манга-индустрии. Анимэ и манга – понятия взаимосвязанные. Как известно, большая часть анимэ снимается на основе манги или наоборот — по анимэ рисуют мангу. Поэтому на анимэ-фестах практически всегда продают томики манга, приглашают мангак, проводят презентации новой манги, устраивают мастер-классы и так далее.
В России сейчас наблюдается фестивальный бум. Каждый месяц в каком-нибудь российском городе проходит анимэ-пати или фестиваль.
В Японии лично мне не приходилось быть на анимэ-фестивалях, но мои друзья бывали — и много рассказывали об этом. Японские фестивали отличаются более серьезным отношением к делу. Если у нас их устраивают в основном энтузиасты, то там это — бизнес на государственном уровне. Отличаются и масштабы происходящего, но в общем, как и в России – фестивали призваны развлечь участников, устроить массовый косплей, поиграть в видеоигры, приобрести уникальные додзинси, мангу, фигурки любимых персонажей и так далее.
ХЧ: Спасибо Вам за терпеливые ответы. А можно напоследок для наших читателей – любимую притчу от Мидорикавы? Ведь последний штрих в иероглифе оживляет дракона :)
МЦ: Когда-то давно старый индеец открыл своему внуку одну жизненную истину: «В каждом человеке идет борьба, очень похожая на борьбу двух волков. Один волк представляет зло — зависть, ревность, сожаление, эгоизм, амбиции, ложь… Другой волк представляет добро — мир, любовь, надежду, истину, доброту, верность…» Маленький индеец, тронутый до глубины души словами деда, на несколько мгновений задумался, а потом спросил:
— А какой волк в конце побеждает?
Старый индеец едва заметно улыбнулся и ответил:
— Всегда побеждает тот волк, которого ты кормишь.
Вопросы задавала Олеся Ольгерд,
специально для «Хроник Чедрика # 2`2009»

Светлана Шмакова: «Драмакон» и все-все-все

Светлана Шмакова и Лиллиан Диаз-Пржебыль
Светлана Шмакова
и Лиллиан Диаc-Пржебыль,
New York Anime Festival-2007
© Deb Aoki
Для Светланы Шмаковой нью-йоркский Анимэ Фест-2007 стал настоящей чередой праздников. Третий и заключительный том сделавшей Светлану знаменитостью сёдзё-манги «ДрамаКон» («Dramacon») от TokyoPop был выпущен в начале декабря. Издательство «Yen Press» вовсю раскручивало её следующую серию, «Вечерняя школа» («Night School») — огромные баннеры в вестибюле, автограф-сессии и групповые конференции. И весь день – толпы поклонников, выстраивающихся в очередь, чтобы получить подпись на своём экземпляре и, если повезёт, перекинуться парой слов с дружелюбной, сдержанной художницей.
Предлагаем нашим читателям перевод интервью Светланы Шмаковой, данного в декабре 2007 г. сайту Manga.About.com

За каких-то несколько лет Шмакова прошла путь от обычного художника среди многих таких же в «Artists Alley» до одного из самых популярных мангак в Северной Америке. К тому же, «ДрамаКон» стал не только самым продаваемым тайтлом TokyoPop, но и собрал кучу похвальных рецензий и номинировался на несколько главных премий манга-индустрии, включая Eisner Awards и Harvey Awards.

Довольно ошеломляющий поворот событий для русско-канадской девочки из Онтарио. В общем, самое время поймать Шмакову и поболтать с нею о том, где она была, куда собирается, об истоках «ДрамаКона» и о том, что она припасла для читателей в грядущем выпуске новой серии «Night School».

Dramacon: манга-драма против действительности

Dramacon, том 1
Dramacon, том 2
Dramacon, том 3
«ДрамаКон»: русская версия
от «Фабрики Комиксов»
Деб Аоки: Прежде всего, поздравляю с завершением и выпуском заключительного тома «ДрамаКона»! Давайте для начала немножко поговорим о нём. Что вдохновило Вас на создание этой истории? Правда ли то, что основана она на реальных событиях из Вашей жизни, имевших место на аниме-конвенте?
Светлана Шмакова: И правда, и не совсем. Сам замысел «ДрамаКона» возник в тот период, когда я регулярно посещала разные конвенты. И на одном из них я два года подряд видела некоего косплейера… Он красовался в одном и том же костюме и был действительно так потрясающ, что просто очаровал меня. Мы не пересеклись и не стали встречаться, мы даже ни разу не поговорили. Он и понятия не имеет, кто я и что я, но такова уж специфика писательского мышления – вы вникаете во что-то вроде этого, и остальное уже благополучно домысливается. Я подумала: «А что, если бы всё происходило в манге? И что, если бы на моём месте была не я, а персонаж этой манги?» И вот так всё и получилось.

Фактически, изменений по сравнению с первоначальным замыслом оказалось совсем не много, но, как я и думала, у истории был большой потенциал. Так что, когда появился «TokyoPop», я предложила им эту идею, и мне сказали: «Да, давай так и сделаем».

ДА: Как же выглядела оригинальная идея?

СШ: Сперва всё задумывалось как история о девочке, которая встретила косплейера… и должны были быть всевозможные драмы и препятствия, которые им предстояло преодолеть.

ДА: Когда Вы предложили эту историю «TokyoPop», Вы с самого начала думали, что это будет трехтомный арк? Или предполагалось, что это будет оншот, или…?

СШ: Ну, первый том надо было сделать самодостаточным (потому что они не были уверены, захотят ли заключать договор на оставшиеся две книги), но при этом – оставить лазейку для потенциального продолжения в случае, если позже будет всё-таки решено выпустить его. И вот они читают первый том – и говорят: «Хорошо, давай и другие две в том же духе». Поэтому можно заметить, что в первой книге не так уж много кульминационных моментов, но во второй действие достигает своего апогея, потому что я уже наверняка знала, что будет и третья книга.

ДА: Одна из примечательных особенностей манги «ДрамаКон», думается мне, в том, что в ней есть эпизоды, которые словно бы навеяны реальными событиями анимэ-конвента. Ну, знаете, все эти бесцеремонные сотоварищи по «параду художников», зависть и ревность, соседи по комнате, от которых просто мозги набекрень, и так далее. Насколько это – отголоски Ваших личных переживаний или чьих-то рассказов, услышанных Вами?

СШ: Я хотела бы усиленно подчеркнуть, что всё в книге – сплошной вымысел. Это не настоящие люди и не случавшиеся происшествия! Конечно, у меня немалый опыт участия в конвентах. Какое-то время я полностью посвятила их посещению, и там уж насмотрелась и наслушалась всякого. Таким образом, когда я работала над книгой, я учитывала, что в ней – как бы реальные люди с конвентов и в сходном окружении. Я попробовала написать историю, которая вполне могла бы случиться; я старалась сделать её настолько правдоподобной, насколько это возможно. Но ничего этого не было! Не было, и всё тут! (Мы обе смеёмся).

ОАМанга: от «это не манга» к наградам и почёту

ДА: Одна сцена, которая пробрала меня при первом чтении «ДрамаКона» – это когда Кристи и Бетани противостоит маленький мальчик, который говорит им, что их работа – «не манга», и они вступают в спор. Действительно ли таково было мнение, с которым Вы столкнулись на личном опыте, участвуя в конвентах, и изменилось ли отношение к оригинальной англоязычной манге (ОАМ) с тех пор, так как Вы нарисовали эту сцену?

Кадр манги Dramacon

СШ: Отношение к ОА-манге очень изменилось. Теперь многие люди пишут мне, чтобы сказать: «О, я был пуристом манги, но я прочитал Вашу книгу, или “Fool’s Gold”, или “Bizenghast” – и получил не меньшее удовольствие». Как они резюмируют, «чтобы быть хорошей, ей не обязательно быть только японской».

Ну, вообще это специфическое противопоставление: я никогда не слышала, чтобы что-то вроде этого говорили на конвенте, но зато видела множество таких высказываний на форумах в Интернете. И люди там были весьма злобны. И вправду чувствовалось, что было опасно оказаться художником ОА-манги. Если б вы появились на таком форуме и сказали «О, а я рисую мангу», они бы моментально отбрили вас: «Да нифига подобного!» Серьезно, вам такой бы разнос учинили…

И я прикинула, что подобная сцена как нельзя лучше вписывается в историю Кристи и Бетани, которые, вращаясь в определённых кругах, делают попытки рисовать то, что, по их мнению, является мангой, — но есть публика, которая их мнения не разделяет. И рано или поздно им с этим придётся столкнуться.

«Следуя твоей логике, и пицца — не пицца, если испечена не в Италии и не-итальянцами.
— Манга — это НЕ ПИЦЦА! — Ну да, нет в мире совершенства…» (кадр из «ДрамаКона»)
ДА: «ДрамаКон» номинировался на Eisner Award, этот «Оскар» комикс-индустрии, — и был признан книжными и комиксовыми рецензентами, библиотекарями и прочими как выдающаяся манга-серия. Вы были удивлены такому повышенному вниманию и наградам?

СШ: Я была просто в изумлении! Первую книгу «ДрамаКона» я писала, в основном, дурачась. Я всего лишь хотела позабавиться. Самое большее, на что я надеялась – что книжку примут благосклонно. Я была бы довольна, даже если бы её просто выложили в магазине – так что всё, происходившее сверх этого, вызвало уже реакцию вроде «Эй, а что это тут происходит?».

Когда она начала хорошо продаваться, и поклонники стали писать мне: «Я люблю эту книгу», я подумала: «О, как мило. Спасибо!» Но я была уверена, что ничего значительнее этого уже и не случится. Когда же меня вдруг номинировали на Harvey Award, а затем и на Eisner, первая мысль была: «Ваа, кому за это заплатили??» (смеётся)

Это было первое доброе предвестие для ОА-манги. Когда я только начинала, люди говорили: «ОА-манга – это просто чухня», а теперь всё изменилось.

ДА: В тему того, насколько всё меняется: японское издательство Kodansha в начале 2008 года издает в Японии «МегаТокио» Фреда Галлахера. Кто-нибудь уже обращался к Вам с предложением опубликовать «ДрамаКон» или любую из Ваших других работ в Японии?

СШ: Эмм… Вот так напрямую – нет. С японскими издателями мне встретиться доводилось, и им нравится моя манга, но у них настолько большой ассортимент работ, из которых можно выбирать, что я на самом деле отнюдь не первая в этом списке. Хотя, конечно же, меня прельщает мысль издать мою работу в Японии, — и однажды, надеюсь, так и случится.

«ДрамаКон» уже был издан на 10 языках мира, так что было бы здорово, появись он и на японском. («ДрамаКон» был переведён на японский язык в апреле 2009 г. — Прим.ред.)

ДА: Вот это круто. А что за страны?

СШ: Всех я не помню, но Франция — точно. Франция, Испания, Германия… предполагаю, что издадут также и в России. (Первый тираж «Dramacon: Книга 1» от издательства «Фабрика Комиксов» в России вышел из печати 29 августа 2008 г. — Прим.ред. )

ДА: Ух ты, как волнующе!

СШ: Вот-вот! И я думаю, что буду в таком случае в состоянии самостоятельно переписать сценарий по-русски.

ДА: Припоминая прочитанную Вашу биографию: первая Ваша встреча с мангой и анимэ произошла в детстве, ещё в России, правильно?

СШ: Ну да, то был навеянный мангой комикс. Я прочла «Elfquest», и это стало для меня большим событием. Я изо всех сил захотела создать что-то вроде этого, заставить людей испытать то же чувство, что испытала я после прочтения этого комикса – то изумительное ощущение полного погружения в тот мир, который был так зримо воплощён, настолько отличался от нашего.

Персонажи комикса «ElfQuest» (1978), сценарий Венди и Ричарда Пини, арт — Венди Пини (Richard & Wendy Pini)

ДА: Я знаю, Вы как-то благосклонно упоминали «Кэнди Кэнди» Юмико Игараси («Candy Candy», Igarashi Yumiko) – я тоже питаю слабость к этой истории…

СШ: О! Я смотрела это анимэ неукоснительно, всякий раз, когда только могла… но концовку пропустила, не помню уже, почему… Друг сказал мне, что в конце Кэнди так и не вышла за парня?

ДА: Да. Именно так.

СШ: Так-таки и не вышла? Ааах! Невероятно!

Ди Дюпуи (Dee Dupuy, арт-ассистент по «ДрамаКону» и приятельница Светланы): Вот честное слово, вы – единственные двое на планете, кто следил за этими показами. Ты и она!

ДА: Неправда!

СШ: Вовсе даже неправда! (все мы смеёмся)

ДА: Я только потому упоминаю, что «Candy Candy» — одна из причин, почему я влюбилась в мангу ещё в девчачьем возрасте, и захотела быть мангакой, когда вырасту. Вот такое вот хитросплетение.

СШ: Я и вправду очень любила этот мультик. Его показывали где-то около 7 часов утра. У меня всегда сложно было с приходом в школу вовремя. Но проснуться пораньше, чтобы посмотреть «Candy Candy» и «Robotech»? Никаких проблем! (смеётся)

Манга Candy Candy (1975)
Анимэ Candy Candy (1978)
Кадр из анимэ Candy Candy
Кадр из анимэ Candy Candy
Слева направо: манга «Candy Candy» Юмико Игараси и Киоко Мизуки (1975, Yumiko Igarashi & Kyoko Mizuki);
анимэ «Candy Candy: The Call of Spring» (1978, сценарист Нобору Сирояма); кадры из анимэ «Candy Candy»

ДА:(смеётся) Давайте вернёмся к «Драмакону»! Теперь, когда история подошла к концу, немного грустно расставаться с ней и её персонажами, так ведь?

СШ: Очень грустно! Я не печалилась, когда только-только закончила книгу, потому что была в состоянии лишь радоваться, что наконец могу выспаться (смеётся). Но потом уже я начала думать: «Ой, ведь ещё столько всего осталось нерассказанным…». Надеюсь, в один прекрасный день я смогу вернуться к ней.

Понятно, что сейчас я занята своей следующей серией, но ещё множество историй осталось за кадром. Я хочу сказать, что не уделяла особого внимания глубокой проработке характеров. Взять, к примеру, Монику и Ю Ён – у них тоже есть о чём поведать. И история Бетани далека от завершения. И Радж, увы, не получил с моей стороны должного внимания.

И мы всё еще ничего не знаем о Мэтте! В смысле, он – это парень, которого мы вроде бы знаем, нам известны о нём кое-какие подробности, но мы на самом деле даже не видели, каков он в отношениях с другими людьми. И Сандра – о ней нам вообще мало что известно… в общем, есть где развернуться!

ДА: Я знаю, что у Вас – учёная степень по мультипликации; а не подумываете ли Вы над созданием авторской анимэ-версии своих историй?

СШ: Хотелось бы, конечно, увидеть «ДрамаКон» в виде анимэ… но не думаю, что такое случится. Хотела бы я сама сделать мультфильм? Разве только отрывочек для забавы, потому что мультипликация – это масса тяжёлой работы. Я тут обнаружила, что я на самом деле довольно ленива, и хочу выдавать свою историю сразу же, вместо того, чтобы ждать людей, которые делают за раз понемногу, кадр за кадром, кадр за кадром…. Может быть, я и связалась бы с этим, дай мне раскадровку и сценарий, но сие уж – принятие желаемого за действительное! (смеётся)

Следующая глава: Вечерняя школа

Баннеры «Вечерней школы» на New York
Anime Festival-2007 © Deb Aoki

ДА: Давайте теперь пару слов о следующей манге. Итак, «Вечерняя школа». Будут ли резкие изменения в общей атмосфере, по сравнению с «ДрамаКоном»?

СШ: Я всё еще прикидываю, что к чему. «Вечерняя школа» — история, которую я хотела написать ещё с тех пор, как сама училась в старших классах. Это – приключения в духе урбанистического фэнтези. Тут всё будет мрачнее, чем в «ДрамаКоне», который временами был достаточно суров.

Но я не думаю, что смогу когда-нибудь обходиться совсем без юмора, потому что я не в состоянии сохранять неподвижное лицо согласно сценарию страницу за страницей (смеётся). Смешные моменты найдутся и там.

ДА: Насколько Вы уже продвинулись в работе? Я знаю, что она выходит следующим летом в «Yen Plus», журнале издательства «Yen Press», правильно?

СШ: Как далеко я…? (пауза) А мой редактор тоже это будет читать? О, тогда я очень-очень продвинулась! (смеётся)

ДА: Напряжно ли это – думать о рисовании истории, которая будет издаваться специальными выпусками ежемесячно?

СШ: И да, и нет. На самом деле, это то, чего я с нетерпением жду. Я работаю в таких случаях так же, как со своими веб-комиксами: просто двигаюсь вперёд, рисуя каждую страницу со смутным представлением о том, как будет развиваться история. Когда же я работаю на цельной книгой, мне необходимо строго распланировать события, поскольку в книге определенное количество страниц, и мне нужно «уложить» завершённую историю в их пределах.
Именно поэтому иногда ощущается, как моя история становится немного суетлива – потому что я пытаюсь втиснуть так много всего, и вдруг понимаю, что не вписываюсь в лимит страницы! Так что приходится либо сконцентрировать действие, либо заняться сокращением сцен тут и там. Тогда я завожу разговор с редактором и говорю: «А как насчёт книги страниц на 300?» (смеётся) Ну, это и были бы 300 страниц, если бы мне позволили!
Мои книги том от тома толстеют. Первый том «ДрамаКона» составлял 162 страницы, второй – 183 страницы, последний – уже 194 страницы.
Но «Вечерняя школа»… о, я тааак взбудоражена ею. Я люблю урбанистическое фэнтези. Это что-то вроде комбинации действительности с долей волшебства.
Nightschool, том 1
Nightschool, том 2
Обложки манги «Nightschool» от Yen Press

ДА: Расскажите немного о главных персонажах.

СШ: Их трое. Первая – Алекс. Она потомок особого ведьмовского рода, именуемого Вейрнами; это ведьмы, опекаемые демоническими духами. Алекс – тип капризной, насупленной девочки. Для меня просто дело чести позабавиться над ней из-за этой её угрюмости и серьёзности. Она – женский вариант Мэтта! (смеётся)

Два других главных персонажа – Рени и Рошель. Они — сестры, и тоже Вейрны. Рошель – создание беспечное, крайне дружелюбное и открытое. Ей нравится совать свой нос в чужие дела, и хорошим это никогда не кончается!

Что касается Рени – она из тех, кто, по всеобщему признанию «окончив школу, завоюет мир». Очень покладистая, высокая и красивая, она к тому же весьма умна и талантлива в магии – полная противоположность сестре. Она просто крута. Я рассчитываю на сотрудничество с ней.

На самом деле там масса персонажей. Не думаю, что будет только одна центральная пара, как это было в «ДрамаКоне». Вероятно, теми, кто будет в центре внимания большую часть времени, станут Алекс и Рошель, но иногда там будут и романы.

А ещё там есть Охотники! Они отчасти походят на Убийц из фильмов о Баффи. Если описать «Вечернюю школу» в двух словах, звучать это будет примерно так: «Гарри Поттер встречается с Баффи-истребительницей вампиров». Это – волшебная школа, но у её учеников есть проблемы, потому что на них охотятся Охотники. Есть несколько Охотников, и их прикосновение смертельно для любого подобного демону существа. Мне много радости приносит работа над созданием этого мира, хоть и даётся оно нелегко.

ДА: К какому жанру Вы отнесли бы эту книгу? Драматическая история? Сверхъествественная история? Приключенческое фэнтези?

СШ: Это драма, это саспенс… это всего понемножку. Предположительно, лучшим обозначением для жанра было бы «урбанистическая фэнтези-мистерия». Будут загадки, требующие решения. Например, Алекс поступает в Школу, чтобы узнать о судьбе своей сестры, которая отправилась однажды ночью на работу, да так и не вернулась. И вот Алекс пытается узнать, что же случилось – и оказывается, что произошло кое-что всерьёз жуткое. Так вот, первая книга расскажет о поисках сестры и о том, что же это за загадочная школа.

Вне «ДрамаКона»: планы на будущее и истории, которые ещё будут рассказаны

Страница веб-комикса
Светланы Шмаковой
«Chasing Rainbows»

ДА: Звучит классно! Мне уже не терпится почитать.

Что ж, получается, Вы достигли многого в относительно короткий срок. У Вас есть какие-нибудь цели, которые Вы хотели бы реализовать за следующие несколько лет?

СШ: Я хотела бы продолжать делать своё дело так долго, насколько это только возможно. Я хочу закончить «Вечернюю школу», и сделать её продолжительнее, чем три тома. Я нахожу, что три книги – это очень стесняющие ограничения. А мне бы так хотелось больше времени отвести на развитие характеров. Что ж, поживём – увидим.

У меня ещё есть миллиард других идей! И надо ещё закончить «В погоне за радугой» («Chasing Rainbows», серия веб-комиксов Шмаковой на Girlamatic.com – Прим.авт.), а есть ведь ещё другие истории, которые я даже и не начинала. Мне хотелось бы суметь создать много книг.

ДА: Хотите ли сказать пару слов Вашим читателям?

СШ: Спасибо вам всем большое за ваше чтение! Я совершенно не ожидала, что найдётся так много людей, кто прочтёт мои истории и будет смеяться над моими шуточками! (смеётся). Это просто великолепно, так что спасибо вам.

Оригинал статьи — на сайте Manga.About.com: Interview: Svetlana Chmakova
Перевод — Олеся Ольгерд, специально для «Хроник Чедрика # 6»

О роли Франции в издании манги

В наше время английский язык де-факто стал международным. Настолько, что среди скан-переводов манги отнюдь нередки случаи перевода не с языка оригинала, а с перевода на английский. Тем неожиданнее узнавать, что в некоторых случаях знание английского не поможет.

 Показателен список манги Тэдзуки в переводах на европейские языки. Жирным выделены серии, переведённые только на один язык. Обратите внимание, сколько их во французском списке. Общий список немного устарел, с тех пор в Америке успели издать Dororo и MD, например, но всё равно Тэдзуки на английском
по-прежнему очень мало.

TITLES IN ENGLISH:

Adolf
Ambassador Magma
Astro Boy
Black Jac
Buddha
Crime and Punishment
Lost World
Metropolis
Nextworld
Kirihito
Phoenix
Princess Knight
Apollo’s Song
*Tezuka school of Animation
The Three-eyed One

TITLES IN FRENCH:

Astro Boy
L’Arbre du Soleil
(Tezuka’s Ancestor Dr. Ryoan)
Avaler la Terre (Swallowing the Earth)
Ayako (3 vols. complete)
Barbara (2 vols complete)
Black Jack (17 volumes effectively complete;
2 editions)
Black Jack Illustration Museum
(art book — 1 vol)
Black Jack Kuroi Ishi manga
( remake by Kenji Yamamoto)
Bouddha
Le Cratere
Demain les Oiseaux
Don Dracula
Dororo
L’Enfent aux Trois Yeux (The Three-Eyed One)
Les Enfants de Sapphir (Twin Knight)
Ludwig B
Hato
I.L (1 vol complete)
L’Histoire des 3 Adolfs (2 editions, complete)
Histoires pour Tous (short works anthology)
La Legende de Songoku
Ludwig B (not yet released)
Kirihito (Eulogy to Kirihito)
Le Roi Leo (Jungle Emperor Leo) (out of print)
Metropolis (1 vol., complete)
Midnight (not yet released)
MW (3 vols., complete)
Nanairo Inko (Rainbow Parakeet)
(5 vols., complete)
Osamu Tezuka: Une Biographie Manga
(4 vols, complete)
Phenix: L’Oiseau du Feu (9 vols., out of print)
Prince Norman (still coming out)
Princesse Saphir (Princess Knight)
Tonkaradani
Unico (still coming out)
Vampires (3 vols., complete)

TITLES IN SPANISH:

Adolf
Astro Boy
Ayako
Black Jack
Buda (Buddha)
Crimen y Castigo
(Crime and Punishment)
El Arbol que da Sombra
(Tezuka’s Ancestor Dr. Ryoan
aka. Tree of the Sun)
Fénix (Phoenix)
La Princesa Caballero
(Princess Knight)
Lost World
Metropolis
MW
Next World
Oda a Kirihito
Tezuka School of Animation
(Tezuka Escuela de Animacion)
New Treasure Island
Naoki Urasawa’s Pluto
(Astro Boy remake)
by Planeta DeAgostini Manga

TITLES IN ITALIAN:

Adolf
Ayako
Black Jack (25 volumes,
omits a few issues)
Buddha
Kimba the White Lion
Kirihito
MW
Phoenix
Princess Knight
*Tezuka manga biography

TITLES IN GERMAN:

Adolf
Astro Boy (Astroboy)
Jungle Emperor Leo

TITLES IN PORTUGUESE:

Adolf
A Princesa e o Cavaleiro
(Princess Knight)
Buda (Buddha)
Tezuka Manga Biography

Информация сайта TezukaInEnglish.com

То же самое с мангой Лэйдзи Мацумото, доставаемой на английском хотя бы и со вторых рук: очень мало. На сайте VIZ, занимавшегося изданием «Galaxy Express 999» не найти даже упоминания, что когда-то эта серия выходила. На французском — пожалуйста, не всё, но три серии полностью — уже не так-то плохо («Galaxy Express 999» и две манги из цикла о капитане Харлоке; все три изданы Kana).

Манга Осаму Тэдзуки (слева), и Лэйдзи Мацумото (справа)
— все слышали, но мало кто читал.

Если американцы не возьмутся всерьёз за издание классики (а подвижки есть, недавно принялись за переиздание ранее выходивших на английском манг Тэдзуки), то, возможно, французский язык знать скоро будет выгоднее, чем английский. Старые серии не пользуются популярностью и у сканлейтеров, зачастую единственная возможность их прочесть — выучить японский и достать оригинал.

А как обстоят дела с изданием оригинальной манги за пределами азиатского региона?

В англоязычной манге, если отбросить «Варкрафт» и «Принцессу Аи» (поскольку ни то, ни другое не является непрерывным сериалом) самым длинным оказывается «Бизенгаст» — 6 томов и выпуск ещё продолжается; ему на пятки наступает «МегаТокио», онлайновая версия которого уже набрала страниц на шестой том.

Одни из самых длинных оригинальных английских серий:
Бизенгаст (слева), обложка 6 тома и Мегатокио (справа), эскиз обложки 6 тома, выйдет весной 2010 года.

Конечно, по количеству серий англоязычный сегмент однозначно обгоняет франкоязычный (спасибо издательству Tokyopop, перенасытившему рынок англоязычной мангой), но по длине одного сериала французы впереди — в оригинальной французской манге «Dreamland» (от Pika Édition) уже 7 томов. По графике — наитипичнейший сёнен с особенно сильным влиянием Эйитиро Оды («One Piece»). Впрочем, его художник и не отрицает.

Заставка сайта Dreamland. Поклонник сёнена найдёт
немало признаков влияния японских авторов.

На один том длиннее его «Pink Diary» (от Delcourt), причём примечательна серия не столько продолжительностью, сколько скоростью: восемь томов вышли за два года. Восемь полноценных чёрно-белых томов по 180 страниц с далеко не самой упрощённой графикой! (уж первый том «Готических видов спорта» Анике Хаге всяко был экономнее в плане прорисовки окружения). Производительности, сравнимой с японскими мангаками, можно только позавидовать.

Примеры страниц пятого тома Pink Diary.

И 11 томов манги «Dofus» (от Ankama Editions) не удивляют совершенно — серия выпускается в поддержку французской одноимённой онлайн-игры.

Примеры из первого тома Dofus Arena.
Простая графика, экономия на деталях…
уже готовится к выпуску 12 том, вышло три артбука
и множество ответвлений.
Таким образом, взявшись за изучение мировой манги, неправильно упускать из виду европейские издательства и в первую очередь французские, имеющие за своими плечами школу рисованных историй не менее славную, чем в Америке или Японии.

 

Мария Крутова ака mahe, специально для «Хроник Чедрика #6»

Отцы-основатели ОАМ-манги в TOKYOPOP: Рикки и Тавиша Саймонс

Рикки и Тавиша Саймонс, 2007
Фото © lierne (flickr.com)
Как верно то, что издательство TOKYOPOP — лидер революционного освоения манги с его успешными поисками и рекрутингом восходящих звёзд манга-серий, так верно и то, что Рикки Саймонс (Rosearik Rikki Simons) и Тавиша Вольфгарт-Саймонс (Tavisha Wolfgarth-Simons) – первопроходцы в создании жанра Оригинальной Англоязычной Манги (ОАМ) в Северной Америке.
Создатели манги «ShutterBox» не были победителями «Rising Stars of Manga series». Но в 2003 году они сумели неожиданно заинтересовать производителей, и особенно – TOKYOPOP, своей оригинальной работой.
«Именно успех “ShutterBox” повлиял на то, что TOKYOPOP принял решение начать сотрудничество с новыми и перспективными американскими художниками, — сказал Рикки Саймонс в интервью Newsarama. – А история наших с Тавишей и TOKYOPOP`ом отношений уходит корнями ещё в 1998 год, когда Стью Леви организовал издательство под названием “MIXX Entertainment”. Именно MIXX позже стал называться «TOKYOPOP».

В то время, в 1998 году, Стью нанял меня и Тавишу написать, проиллюстрировать и раскрасить серию комиксов «Девочка-Суши», значительная часть которых была создана им самим. Мы сделали 100 страниц «Девочки…», которые по частям были опубликованы в 10 номерах журнала “MIXX Smile”, и 100 страниц, которые были объединены в своего рода графический роман.

Позже, когда мы работали со Стью Леви из “MIXX” и с Хикару Сасахара из “Digital Manga”, те спрашивали нас – как мы думаем, что принесло бы наибольшую пользу для манги в Америке? И обоим мы ответили, что лучше всего получилось бы, если бы они сумели наладить регулярное поступление манги в раскрученные книжные магазины наподобие “Borders” и “Barnes and Noble”, убедив их, что те имеют дело не с мимолётной модной пустышкой, а достаточно серьёзным явлением – и тем самым потихоньку подготовить почву для более глубокого восприятия. Кроме того, мы настаивали на том, что в Америку необходимо перенести навык применения скринтонов и дать художникам возможность обучения работе с инструментами, которыми пользуются их японские коллеги. Мы и по сей день удивляемся, насколько дотошно они последовали нашим советам».
До начала работы над «Девочкой-Суши» Саймонсы публиковали полноцветную комикс-серию «Всезнайка Хиджинкс: Проверка реальности!» (Super Information Hijinks: Reality Check!) совместно с «Sirius Entertainment».
Слева направо: обложки комиксов «Super Information Hijinks: Reality Check!» (1995) и «SushiGirl» (1998); обложка DVD мультсериала «Invader Zim» (2001) и комикс-бук «Ranklechick and His Three-Legged Cat» (2006).

«И вот потом, в 1998 году, мы впутались в разборки по контракту с Сириусом – из-за “Проверки”: по какой-такой причине мы прекратили работу над этой серией и начали трудиться над “Девочкой-Суши” для Стью Леви? – вспоминает Рикки. – А позже, уже в 2000 году, мы прекратили рисовать и “Девочку…” – по трём причинам. Во-первых, “Девочка” стала нам неинтересна. Во-вторых, мы загорелись новым проектом собственного комикса – «РанклЧик и его трехлапая кошка», заинтересовавшим издательство Slave Labor Graphics. Ну и в-третьих, меня нанял Джонен Васкез для прорисовки фонов в его новом шоу “Захватчик Зим”. Кроме того, мне предложили ещё и озвучить одного персонажа, Гира. А в 2002 году, когда работа над “Захватчиком” была завершена, на «Анимэ Экспо» к нам с Тавишей подошёл Стью Леви с предложением возобновить наше с ним сотрудничество – уже под маркой издательства ТОКИОПОП».
Вот тогда Саймонсы и предложили идею манги ««ShutterBox» » Леви, который не только принял и издал её, но и переиздал их двухтомную «Проверку в реальных условиях!» в монохромном варианте.
«К декабрю 2003, когда первый том “ShutterBox” был уже издан, и мы вовсю работали над вторым томом, ТОКИОПОП напечатал нашу “Проверку” чёрно-белой. Тогда же к нам пришли президент ТОКИОПОП Джон Паркер, руководящий редактор Джереми Росс, Стью Леви и тогдашний наш редактор Марк Паниччья, и сказали: первый том пользуется таким успехом, что ТОКИОПОП принял решение найти по крайней мере 50 новых авторов, и что отныне новым приоритетом компании будет Оригинальная Линия – и частью этой политики будет отбор “Восходящих Звёзд Манги”. От этих планов просто дух захватывало.На тот момент помимо “ShutterBox” были ещё две манги, созданных американскими авторами: “На свободе” и “Мир безработных льготников”. Обе они также были выпущены в 2003 году; я не знаю, пользовались ли они успехом.

Но если уж начинать с самого начала, то есть с “Девочки-Суши” – именно мы были самыми первыми американцами, изданными ТОКИОПОП (ведь MIXX и был родоначальником этого издательства)».

?

Уже вышедшие в США тома: [1] Orientation, Damien, Adrien, and the Running of the Hyperpans;
[2] First School Quarter, Thomas and the Banshees; [3] Entry Exam; [4] The Angel of Childhood’s End.
Том 5 был закончен, но не напечатан, поскольку, в связи с «реструктуризацией» TokyoPop в 2008 г., от многих серий (в т.ч. от «Shutterbox») издательство отказалось. В настоящее время Рикки и Тавиша ищут возможность издать том 5 и 6.

«ShutterBox» – шеститомная графическая новелла, испытавшая сильное влияние сёдзё-манги, была создана, что называется, методом семейного подряда — мужем и женой вместе, хотя следует заметить, что концепт истории придумала Тавиша; она же и нарисовала всю историю. «Тавиша – первая японо-американка, опубликовавшая сёдзё в Америке, — говорит Саймонс. – Она пишет и рисует, а в мои обязанности входит создание трёхмерных фонов, тонирование и раскраска обложки. На создание первого тома, объёмом в 150 страниц, у нас ушло 4 месяца. На рисовку второго, намного тщательнее проработанного, и толщиной в 176 страниц, – 8 месяцев. Работа над третьим, 192-страничным заняла у нас год(!). Всё увеличивающееся количество времени, потраченное на каждую книгу, объясняется прежде всего тем, что у нас нет никаких помощников, мы всё делаем сами – письмо, иллюстрирование, тонирование, покраску, подписи, вёрстку в Quark XPress или InDesign. А у японских мангак бывает от восьми и больше ассистентов, как рассказал нам однажды Monkey Punch (автор манги “Lupin III”). В конце концов мы приносим в издательство полностью готовую книгу, и в ТОКИОПОП проводят заключительную подтверждающую читку».

«ShutterBox» рассказывает историю Меган Амано, «кроткой, но пытающейся обрести силу» девятнадцатилетней американки японо-британского происхождения, обнаружившей, что её необычайно яркие сны на самом деле – врата в потусторонний мир, населенный музами и называемый Мерридия. Меган узнаёт, что, благодаря своему дару, она попала в особую «программу обмена» под кодовым названием «ShutterBox», и должна теперь пройти курс обучения на живую музу в паранормальном университете M.U.S.E. (Merridiah University of Spiritual Education).
Любая другая девочка возраста Меган, попав в столь отдалённые от Земли места, подверглась бы серьёзному риску для психики – но Меган, будучи от природы интровертом, переходит из измерения в измерение совершенно спокойно и естественно. Единственное, что озадачивает девочку, так это то, что в Мерридийском Университете ей комфортнее, нежели в родном доме в Санта-Монике, штат Калифорния. Возможно, это чувство объясняется тем, что задолго до её нынешнего рождения, она сама была уже таинственно связана с Мерридией и вечно юным Эдриеном Крэнделлом, Мерридийским Ангелом Окончания Детства. Дух Эдриена (Бритта), имеющего брата-близнеца Дэмьена, замкнут в бесконечном цикле вечной молодости, и его земные воплощения вынуждены раз за разом совершать самоубийство на пороге детства и юности. Как правило, виновником его смерти так или иначе является Дэмьен. В результате, за прошедшие столетия Эдриен убивал себя уже 504 раза.

Эдриен, Ангел Окончания Детства и Дэмьен, Ангел Безвременной смерти
Несмотря на столь трагическую судьбу, Эдриен беззаботен, склонен к забавам и озорству; он покровительствует артистичным детям, подросткам и мечтательным учёным. Его неограниченное воображение ведёт его путями вдохновения. Он дважды разделял с Меган свою короткую земную жизнь. Из-за сущности Ангела Окончания Детства, у Эдриена отняли его чувство ответственности, и воплотили его в зелёного дракона Фаа.
Близнец Эдриена, Дэмьен Крэнделл (Датчанин) – Ангел Безвременной смерти. Несчастные клиенты Дэмьена, избравшие его мрачное покровительство, умирают не своей смертью. Его высокомерное, самоуверенное и властное поведение нацелено на то, чтобы его близкие и любимые были бы вечно покорны его воле – неважно, живы они или мертвы, нравится им это или нет. Датчанин главным образом – муза политического бизнеса и мира высокой моды. Его обычное местонахождение – магазинчик мод в Иммизерии, измерении много ниже, чем Мерридия. К сожалению, Дэмьен возненавидел Землю и населяющих её людей после перенесённого однажды дурного опыта проживания с ними – то была трагическая жизнь в начале 1900-х… вместе с Меган. Из-за сущности Ангела Безвременной смерти, у Дэмьена отнята его совесть – она воплощена в ворона по имени Ка.
Томас Дженкинс – студенческий свободный президент Мерридийского Университета. Вечный друг Эдриена, Том терпеливо ожидает каждого возвращения друга из его коротких жизней, готовя к его приходу комнату в их общежитии. Тома всегда окружает ореол невинности и света, именно он – муза молодых людей в театре и поэзии. Ему приходится быть постоянным рефери в конфликтах Бритта и Датчанина, и известен он тем, что, благодаря некоторой эксцентричности, время от времени переодевается в одежду противоположного пола, перевоплощаясь в своё альтер-эго. В таких случаях он отзывается на имя «Томасина».Во втором томе Меган, пробуждаясь ото сна, обнаруживает, что снова находится в Мерридийском Университете, где отныне она будет проживать постоянно, как полноценный участник программы по обмену. Кроме того, она узнаёт, что есть кое-какие правила, нарушать которые нельзя ни при каких обстоятельствах. Открытием для неё становится то, что Дэмьен добивается её изгнания – и результатом его действий в потустороннем мире становится смерть её подружки Дагни, и угроза смерти самой Меган.

Для студента по обмену «ShutterBox» изгнание означает бесследное уничтожение души, вычёркивание её из круговорота существования – ужасная безвозвратная гибель, которой Дэмьен страстно желает с самого первого момента появления Меган в Мерридии. И кажется, есть кое-какие вопросы из их совместного прошлого, которые Дэмьен хочет решить таким окончательным образом…
В третьем томе Меган должна любой ценой исправить ошибку, допущенную ею при первом появлении в Мерридии – девочка заговорила с пленённой Банши, тем самым освободив её. Банши скрылась в урне с прахом Льюиса Кэрролла, и Эдриен отправляет на помощь Меган Тома Дженкинса. К чему Том и Меган оказались совсем не готовы – так это к неожиданному явлению бессмертной сущности, некогда утерянной для мира, для которой Мерридийский Университет – всего лишь сердце.
Навсегда преобразившаяся после странной встречи, Меган стремится теперь успеть разгадать мрачную тайну Дэмьена, скрытую за стенами его магазинчика в тёмных глубинах Иммизерии, глубоко под Мерридией – успеть разгадать прежде, чем Эдриен вынужден будет вновь родиться на Земле для очередного восемнадцатилетнего существования…
Как американка японского происхождения, при создании «ShtterBox» Тавиша Вольфгарт-Саймонс отдала дань уважения классической сёдзё-манге.

Тавиша Саймонс, 2006 год. Фото © Рикки Саймонс

«Будучи yonsei (4-м японоговорящим поколением) и живя в Лос-Анджелесе, где всегда был Маленький Токио, я выросла на чтении и коллекционировании огромного количества вдохновляющей манги. Манга всю жизнь влияла на меня, как на художника, — рассказывает Тавиша. – Я видела изменения стиля и роста, тенденций и причуд, сменявших друг друга на протяжении всего развития этого художественного движения в течение многих десятилетий. За эти годы я позволяла моему искусству расти и развиваться вместе с этим жанром, сохраняя при этом те драгоценные черты, которые я люблю больше всего. Сёдзё-манга всегда будет иметь надо мной неограниченную власть, поскольку она учит меня текучести, равновесию и утончённости в моих работах.

Я надеюсь, что «ShutterBox» – мой маленький вклад в сохранение того уголка традиций, в котором я выросла, и который так полюбила. Я вижу быстрый рост и изменения в комикс-индустрии и здесь, и в Японии, — и вместе с тем я вижу, как традиционные техники, такие, как раскраска акварелью или ручное нанесение скринтонов, заменяются современными возможностями компьютерных программ. Я полностью за прогресс – но я также и за то, чтобы традиции не умирали. Ещё до того, как образовалось издательство ТОКИОПОП, я видела, что нанесение тонов постепенно превращается из аналогового процесса в цифровой, и я убедила компании вроде «Digital Manga» привнести и предоставить исходные тоны новому поколению американских художников, которые даже не знали, каковы были первоначальные японские скринтоны. Я знала, что, если молодые художники собираются развиваться в рамках традиционного японского стиля, необходимо, чтобы понятие скринтонинга стало для них привычным, и это поможет добиться визуального эффекта аутентичной страницы манги. К счастью, в «Digital Manga» прислушались к моим советам – и стали, таким образом, первыми дистрибьюторами импорта исконно японских скринтонов. А после уж появились такие цифровые тонировщики, как Comic Works.
При работе над «ShutterBox» я хотела смешать традиционные и профессиональные технологии, использующие и рисование от руки, и трёхмерное тонирование, настроенные как с помощью шкалы яркости, так и с традиционными японскими скринтонами. В результате, использование традиционных японских методов манга и хитростей компьютерных программ, очень обогатило нашу историю, и создало уникальный стиль «ShutterBox» уже ко второму тому. Мы также обновили «модельный ряд» японских скринтонов, создавая наши собственные образцы и активно используя Photoshop и Painter – и намерены продолжать нововведения в максимально возможной степени всюду в своих работах, при этом не разрушая краеугольный камень традиции, которую нам нравится поддерживать.Работа на американском комикс-рынке, ориентированная прежде всего на японскую мангу, не была лёгкой ни в один из 12 лет. Для начала, к нам никогда не относились серьёзно на главном поле комикс-торговли, нас часто воспринимали как людей, занимающихся рисованием манги из прихоти, и это несмотря на то, что у нас всегда было множество поклонников. Но, благодаря новым компаниям, таким, как ТОКИОПОП, которые дали хотя бы шанс начать разработку сёдзё-манги, со временем мы выйдем на свою аудиторию. Я склонна видеть происходящее как начало пути к более яркому будущему комикса, поскольку мы прокладываем путь ещё многим поколениям его создателей и читателей».

Логотип TaviCat Studio.
C работами студии можно
ознакомиться на сайте
http://www.tavicat.com

«Мы не рассматриваем свою работу как часть какой-нибудь там революции, и не называем себя “мангаками” – это всё просто коммерческие выдумки, — говорит Рикки. – Наша TaviCat Studio – новая американская графическая студия, и, в то время как многие создатели графических историй кучкуются по направлениям и влияниям – неважно, вокруг Роберта Крамба, Криса Вара, Джека Кирби, Сета, Мёбиуса, Уолта Келли или Серхио Арагонеса – у нас собственная компашка. Чаще всего это те, кто тяготеют к японскому искусству. Мы смотрим на то, что мы делаем, как на работу, которая помогает развитию того художественного направления, к которому мы испытываем тёплые чувства – Манга-Арту. Это можно сравнить с искусством ар-нуво или стилем ар-деко начала 20-го столетия. Как визуальные концепты ар-нуво и ар-деко в своё время, концепция и стилистика манги и анимэ сейчас настолько безграничны, что достигли космополитических пропорций, — и всё, что мы надеемся сделать – это продемонстрировать, насколько мы любим это движение. А сделать это можно, продолжая создавать работы в том стиле, который нас так вдохновляет.

Думаю, в ближайшее время США станут центром графической манга-индустрии, которая распространится на индийские, европейские, японские, корейские, американские жанры арт-хауса, и господствующим жанром в ближайшие десятилетия будет графический роман. Кроме того, я вижу, что некоторые наименования и издатели исчезнут или продадут себя и будут поглочены другими компаниями и лицензиями, чтобы перейти от одного издательства к другому, от одного владельца к следующему – в ближайшие пару лет; но я не буду называть имён сейчас.

Одну вещь я знаю наверняка. Манга – это не прихоть и не причуда. И никогда ею не была. Это полноправный комикс».

 

Перевод (c) О.Ольгерд, специально для «Хроники Чедрика # 6’2009»
оригинал статьи (c) Newsarama.com: TOKYOPOP’S OEL MANGA PIONEERS: RIKKI & TAVISHA SIMONS
Автор текста — Benjamin Ong Pang Kean

«Королевская битва» в контексте новейшей истории Японии

Королевская битва

Таками К., Тагути, М. Королевская битва. В 15 тт. Т.1 / Пер. с яп. Г.Соловьёвой. – М.: Сакура-пресс, 2009. – 222 [2] с.
ISBN 978-5-9707-0101-0

История «Королевской битвы» как художественного произведения – уже сама по себе история, заслуживающая отдельного разговора. В Японии обычный ход событий таков: сначала рисуется манга, затем по её мотивам создаётся анимэ или кинофильм. В случае с «Королевской битвой» всё было наоборот.

Сначала в 1999 году Косюн Таками опубликовал свой скандальный роман, затем, в 2000 году, режиссёр Киндзи Фукасаку снял боевик по мотивам книги. В конце того же 2000-го года в свет выходит первый том одноименной манги, нарисованной Масаюки Тагути по сценарию самого Таками. В 2003 году Фукасаку выпускает «Королевскую битву-2». Заключительный том одноименной манги был издан в 2005 году.

В России роман Таками был издан в 2005 году издательством «Амфора», в общем и целом книга понравилась всем. После первого фильма аудитория (особенно читавшая книгу) немного поплевалась – ну принято у нас сравнивать фильм с книгой и затем, чтобы не выглядеть глупо, сокрушаться, что фильм не удался. Второй фильм мало кто смотрел. Свой 37-й выпуск в 2006 году онлайн-журнал «АниМаг» почти целиком посвятил «Королевской битве» — фильму, роману и манге.
Манга Масаюки Тагути в российской печати появилась спустя аж 4 года… И, поскольку она только начала публиковаться на русском – никто еще не успел «откритиковаться» (правда, о критике на мангу сейчас трудно говорить, обычно рецензии ограничиваются пересказом сюжета).

От издателя: «Великая Восточноазиатская Республика. Каждый год в этом жестоком полицейском государстве проводится «игра». Правила её просты. Случайно выбранный третий класс средней школы в полном составе отвозят на изолированный остров, где школьники должны убивать друг друга, пока не останется только один из них. Из 42 человек живым уйдёт только победитель или никто».

Хорошее описание. Сразу хочется открыть книгу и почитать. Чтение, надо сказать, увлекательное: как и обещано в анонсе, четыре десятка обезумевших подростков на протяжении 15 томов убивают друг друга самыми изощрёнными способами. Просто удивительно, с каким снисхождением отнеслась наша читающая общественность к появлению одноименных романа, фильма и манги. Если в Японии и США «Королевская битва» вызвала протесты правительства и последовавшие запреты на публикацию, то в России – только положительные отзывы… или вообще никаких.
Максимум, на что хватило отечественных «книжных арбитров» — это на проведение всевозможных параллелей с голдинговским «Повелителем мух». И на критику фильма за то, что (если выражаться предельно кратко) он не дотягивает до уровня крутых голливудских фильмов в этом жанре.
Впрочем, к таким ужастикам россиянин привык. Он воспринимает фильмы и книги как сказочки на ночь. Ему уже непривычно видеть за этими историями нечто более существенное, не говоря о том, чтобы находить связи с реальной жизнью.

А между тем, «Королевская битва» еще до публикации спровоцировала скандал. «В 1998 году она дошла до финала конкурса на лучший роман в жанре “хоррор”, когда невесть как затесавшаяся в жюри консервативная писательница Марико Хаяши выступила с яростной критикой романа. Премию Таками не получил, зато внимание издателей привлек – и в 1999 году “Битва” стала бестселлером. Выдающийся же постановщик Фукасаку никогда от провокационного материала не отказывался, потому не должно удивлять, что именно 70-летний мэтр взялся за экранизацию произведения 30-летнего писателя» – отмечает Иван Денисов в своей рецензии на сайте «Прочтение.ру». Далее автор статьи обращается к Голдингу и параллелям с фильмом, а заявленный в указанном абзаце тезис не раскрывается. Видимо, автор только для красного словца упомянул об этом скандале.

А зря.

Марико Хаяши, в отличие от Ивана Денисова, вероятно, лучше знает новейшую историю Японии, России и Восточной Азии. И, скорее всего, книга Таками живо напомнила ей сравнительно недавние события ХХ века, когда формирование мифической Великой Восточноазиатской Республики (ВВР), со всей её атрибутикой, столь тщательно расписанной в книге, была вполне реальной перспективой.

Итак, обратимся к истории и мировой литературе, попутно обращаясь к сюжету романа и манги.

1. «Королевской» эта «битва» называется неспроста. Согласно сюжету, игра была придумана и запущена по приказу императора, верховного правителя страны.
Япония и император – понятия неразделимые. Хотя император Японии – фигура скорее марионеточная, имеющая значение только в глазах суеверного народа. Наиболее точно это отмечено Борисом Ивановым во «Введении в японскую анимацию»: «Правители Японии выделили культ богини Солнца Аматэрасу и объявили первого императора, Дзимму, ее прямым потомком. Так император стал служителем культа верховного божества. Поэтому за всю историю Японии династия императоров никогда не прерывалась (это, по мнению японцев, навлекло бы на страну огромные беды), а политическая жизнь состояла в состязании за право руководить страной от имени императора». Поэтому и фашизм в Японии первой половины ХХ века тоже осуществлялся от имени императора, прямого потомка богини Солнца.

2. ВВР – закрытое государство. Как сказано на первой странице манги, «противостоящее всем странам мира, и, в первую очередь, Американской империи. Из-за этого страна находится в международной изоляции».
На момент написания книги политический вес и значимость США действительно были таковы, что всякое неповиновение американским интересам грозило международной изоляцией (вспомним Югославию, Ирак…).
Кроме того, если понятие о «железном занавесе» уже почти стёрлось из памяти российского народа, то для японцев ещё многое живо в их истории. Тем более что закрытым это государство было не три-четыре десятка лет, как СССР, а немногим больше чем два столетия!
Любопытно, что указы о закрытии государства для внешних сношений (от 1633, 1636 и 1639 годов) были обусловлены борьбой с жестокой христианизацией страны и американским колонизационным натиском. В 1850-1860 годах Япония отказалась от политики изоляционизма также под натиском США.

3. ВВР – реальность, о которой мы не знаем. Мечта о великом японском государстве, объединяющем весь Дальний Восток – важная деталь японской истории. Участие в «Тройственном пакте» 1940 года между Японией, Германией и Италией, а также провозглашение в 1938 году премьер-министром Ф.Коноэ создания «нового порядка в Восточной Азии» — лишь немногие факты на пути реализации этой мечты.
Нельзя забывать, что в первой четверти ХХ века Япония захватила весь Сахалин, Приморский край и даже вторглась в Сибирь. Кроме того, в начале прошлого века Япония владела Корейским полуостровом, где создавала военный плацдарм, и почти всей территорией Китая! Чем не Великая Восточноазиатская Республика, о которой говорится в романе?
И вот ещё любопытный факт:
«В ходе состоявшихся 7 мая 2005 года встречи министров иностранных дел Китая и Японии, глава японского внешнеполитического ведомства Нобутака Матимура выступил с упреками в адрес Китая, заявив, что китайские школьные учебники содержат описания «жестокости и бесчеловечности» японских солдат. При этом недавно само японское правительство рассмотрело и одобрило проект школьного учебника истории, в котором всемерно искажается, обеляется и приукрашивается агрессивное прошлое Японии» (Цзин Сидэ, профессор Института японоведения при Академии социальных наук Китая — в онлайн-газете «Жэньминь жибао»).
Как видим, если народ Германии публично покаялся в преступлениях своих предков в ходе Второй Мировой войны, то японскому народу подобные переживания малосвойственны.

4. Кстати, немного о жестокости и «агрессивном прошлом». Неподготовленного читателя попросту шокирует страшная картина, когда 42 школьника оказываются жертвами бесчеловечной игры на выживание, когда Учитель, так похожий на улыбающегося суперзлодея Джокера, антагониста Бэтмена, легко распоряжается жизнями школьников и их классного руководителя…

Эксперименты над мирными жителями – не новость для японцев. Приведём всего один факт: в 2002 году японский суд признал, что вооруженные силы страны накануне и во время Второй мировой войны применяли в Китае биологическое оружие, жертвами которого стали мирные жители. Под руководством секретного «отряда 731» с воздуха были сброшены насекомые, зараженные чумой, и продукты с вибрионами холеры. Всего, по данным экспертов, от применения японского биологического оружия в 1930-40-е годы на территории нынешнего Китая могли погибнуть до 250 тыс. человек!
Заметим, это была не война, а испытания новой технологии. И всего-то.

А теперь вспомните, что говорит Синдзи Мимура, мальчик №19, защищающий главного героя в первых сценах на острове: «…смысл «Программы» в том, что правительство собирает данные, наблюдая, как мы, одноклассники, убиваем друг друга. Как сказал Его величество Верховный Правитель, «это военная симуляция, жизненно необходимая для будущей обороны нашей страны»… от вторжения не знающих стыда врагов».
Как вам такое?

Битва до последнего выжившего, описываемая в романе и манге, также имеет исторические корни: делая Китай своей колонией, японцы «осуществляли жестокую политику “трёх Дочиста” – “выжигай дочиста”, “убивай всех дочиста”, “грабь дочиста”, – сообщает Цзин Сидэ. – Так, в мае 1942 года японские фашисты провели карательный поход против села Бэйтун в центральном Хэбэе. В ходе карательной операции они отравили ядовитым газом более 1000 крестьян и ополченцев. Аналогичные зверства японцев просто невозможно перечислить – карательные походы были обычной практикой оккупантов» — заключает учёный.

5. Уильям Голдинг. Уважаемые рецензенты (в том числе – интернет-рецензенты), конечно, читали «Повелителя мух». Эта работа входит в обязательную программу институтского курса истории мировой литературы. Однако они не учли несколько важных деталей, делающих возможность сравнения этих двух произведений сомнительной.

Во-первых, «Повелитель мух», как и другие работы Голдинга, по жанру – притча. «Королевская битва» – антиутопия. Соответственно, для Голдинга дети, оказавшиеся на острове, важны как символ. И к детям как таковым они имеют совсем незначительное отношение. Для Таками важно изобличить систему, порочность общества. Поэтому «игра» касается ключевой для японского общества составляющей – системы образования.

Во-вторых, где вы видите в «Королевской битве» детей?!
Здесь сказывается слабое знание японской системы школьного образования.
Японская школа не похожа на российскую. Наши ученики 3-го класса не равны по возрасту ученикам 3-го класса японской средней школы, о которой идёт речь в книге и манге.
В Японии школьный период делится на 3 этапа: 6-летняя начальная школа, 3-летняя средняя школа 1 степени и 3-летняя средняя школа 2 степени. После этого ученик поступает в высшую школу (колледж, институт, университет) и учится там 4 года.

Следовательно, в книге перед нами 16-17-летние подростки, заканчивающие среднюю школу первой ступени. Причём в начальной и младшей средней школе акценты в учёбе делаются не на приобретении знаний и умений, а на уважении к человеку и животным, симпатии и великодушии к другим людям, на поиске истины, способности чувствовать прекрасное и возвышенное, обладать самоконтролем, сохранять природу, вносить вклад в развитие общества.

Показывая Японию будущего, где вчерашние школьники так легко отчаиваются и увлекаются «игрой», автор покусился на святое для японцев – подверг сомнению состоятельность их системы образования. А также подчеркнул, что если вчера «испытания» проводили на чужаках (на китайцах, корейцах и, быть может, русских), то завтра режим может обратиться и против самих японцев.
И выводы эти вполне обоснованы, ведь Косюн Таками прежде всего журналист и только потом писатель.

Вот, вероятно, чем вызвано негодование Марико Хаяши.
Вот почему правительства Японии и США стали запрещать эту книгу.
Вот почему она стала бестселлером на родине автора.


Рекомендуемые ссылки:
Газета «Жэньминь жибао» — http://russian.people.com.cn/31521/3414896.html (статья от 09:13.25/05/2005)
Новостной портал NEWSru.com — www.newsru.com/world/27aug2002/japan.html (новость от 27 августа 2002 г.)
Рецензия Ивана Денисова на сайте «Прочтение.ру» — http://prochtenie.ru/index.php/docs/214
О японской системе образования — http://www.mifp.ru/pedagogika/io/2/Jap.htm

©Александр Кунин,
специально для «ХЧ» #3’09

7 камней преткновения OEL-манги в США

Деб Аоки на Hawaii Book&Music
Festival в Гонолулу, 2007 г.
Фото © hawaii (flickr.com)

Анимэ Экспо (Anime Expо) – грандиозный фестиваль манги, анимэ и связанных с ними отраслей промышленности, ежегодно проводящийся в Лос-Анджелесе, Калифорния. Со второго по пятое июля 2009 года прошла восемнадцатая по счёту встреча участников; среди них была и Деб Аоки (Deb Aoki), американская мангака, ведущая весьма информативный блог о манге — Manga.About.com

 

Среди её мини-репортажей с фестиваля есть довольно любопытная заметка о том, как на второй день работы конвента группа работников американской манга-индустрии собралась для обсуждения животрепещущей темы — «Может ли манга создаваться в США и быть при этом коммерчески успешной?». Встреча проходила в закрытом режиме, праздных посетителей на ней не было, участвовали только те, кто к созданию манги имеет самое непосредственное отношение – художники, редакторы, издатели.

 

Мы предлагаем нашим читателям ознакомиться с проблемами, тревожащими американских производителей ОАМ (Оригинальной Англоязычной Манги, она же OEL – Original English-Language manga), поскольку считаем, что многие из этих «камней преткновения» до сих пор уродуют и ноги оригинальной русскоязычной манги (да и комикс-индустрии в целом), не давая ей не только взвиться соколом, но и как следует разбежаться перед взлётом.

Continue reading

Сентай и хентай: одна буква разницы, а сколько интересного!..

Всевозможные словари и справочники анимэ- и манга терминов в Интернете — не новость. Помимо довольно-таки исчерпывающих статей в международных Википедиях (увы, англоязычный сегмент всё ещё гораздо богаче информацией о манге, нежели русский), вышло множество пособий для начинающих мангак, где с разными вариациями перепечатывается примерно одно и то же. Сеть полна копий добросовестно потыренной страницы с действительно замечательным словарём от SilentPyramid (как ни достоин восхищения сей труд, последнее обновление в документе, судя по всему, состоялось в 2007 году).

А между тем, пора бы критически пересмотреть всю накопившуюся информацию и привести всё в наглядный вид. Определения многих терминов, признаюсь честно, скопированы из разных открытых источников (впоследствии подвергнуты правке при выяснении подробностей). Зато кое-какие из них до настоящего момента в русскоязычном сегменте абсолютно не разъяснялись, а в лучшем случае лишь упоминались (как, например, smut, гендер-бендер, добуцу). Не было чёткого объяснения, что такое альтернативная манга (заметки о гэкиге и новелл-манге найдены в eng-Wiki). И уж совершенно точно нигде не было такой красивой сводной таблицы жанров манги :) Основной же ценностью статьи будет её предполагаемая пополняемость и наличие иллюстрирующих обложек манги (в связи с объёмом материала, пополнение будет происходить постепенно; все комментарии и подсказки по улучшению информации приветствуются).

Обратите внимание: в данной статье отобраны термины, касающиеся исключительно манги.

Надеюсь, среди и без того известной информации каждый найдёт хоть одно зёрнышко нового.

Жанры и термины манги, о которых рассказывается в статье:

Alternative
Action
Adult
Adventure
Battling companion
Chambara-manga
Comedy
Сyberpunk
Detective
Dobutsu manga
Doujinshi
Drama
Ecchi
Fantasy
Gekiga
Gender Bender
Guro [eroguro]
Harem
Hentai
Historical
Horror
Idols
Josei
Kodomo manga
Lolicon
MartialArts
Mature
Maho-kanojo
Maho-shoujo
Maho-shounen
Mecha
Mystery
Nouvelle Manga
Parapsyhology
Parody
Post-apocalyptic manga
Psychological
Romance
School Life
Sci-fi
Seinen
Semi-alternative
Shotacon
Shoujo
Shoujo Ai
Shounen
Shounen Ai
Slice of Life
Smut
Sports
Steampunk
Supernatural
Tragedy
Vampire’s manga
War manga
Yaoi
Yuri

Далее вашему вниманию предлагается примерная сводная таблица жанров. Естественно, что работы в чистом жанре обычно найти сложно, и интересны они бывают исключительно узкому кругу фанатов жанра… или поклонникам данного художника. Неизменно в выигрыше остаются «золотые серединки» — истории, в правильной пропорции смешавшие несколько жанров, и при этом не особо отошедшие от мэйнстримной продукции.

Continue reading

Олеся Ольгерд. Посмотри в глаза чудовищ…

При любой мало-мальски значимой попытке исследовании, будь она хоть в форме свободнонаправленного эссе, требуется сначала очертить круг и произнести заклинание – то бишь обозначить пределы обсуждаемого и договориться о терминах. Секс и насилие – два сильнейших магнита, наличием или отсутствием которых измеряется степень притягательности графической новеллы, комикса или манги. Нет, мы вовсе не имеем в виду, что без этих двух компонентов рисованная история существовать не может. Может. Но тогда мы получим в лучшем случае лирическую зарисовку в стиле «слайс оф лайф».
Кадры «The Lone Rainger» # 1 (Brett Matthews, Sergio Carriello)
Гении сценарного искусства и исследователи конструкции мифа давным-давно вывели формулу, согласно которой «под лежачий камень вода не течёт», следовательно, ход истории должно задать яркое и внезапное событие – нечто сродни пинка по этому самому камню. После чего тот выкатывается с налёжанного места, освобождая путь потоку стремительных событий. И акт выпинывания камня, сколь бы благие (а чаще горестные) последствия он за собою ни нёс для самого камня и всех окружающих — есть акт насилия.

Итак, договоримся, что мы сошлись на следующем:

Насилие в комиксе — злодеяние одной личности против другой, приводящее к душевным, психическим и физическим травмам.
Персонаж манги «Japan» (Buronson & Miura Kentarou)Проще говоря – насилие это не только «кровищща!». Его пути темны, а следы несмываемы. Изображение будоражащих и шокирующих сцен в статичных кадрах (что ещё страшнее, поскольку дальнейшее, гораздо более грязное и кошмарное человек додумывает сам) – это сильный ход. Это – ловкое вовлечение читателя в круговорот происходящего. Несмотря на постоянное и довольно частое коммерческое использование художниками насильственных эпизодов, они никогда не потеряют своего тяготящего очарования, когда впитанная нравственность хнычет «Ой, не надо, отвернись!», а врождённый инстинкт, реагируя на пограничную, опасную ситуацию, запускает адреналиновый механизм: «Смотри! Узнай! Оцени!»

К проявлениям насилия в рисованных историях относятся:

  • изуверства над мужчинойженщинойребёнком (избиение, изнасилование, пытки);
  • убийство (бытовое, по заказу, на почве психоза, расового или религиозного неприятия и т.п)
  • асоциальные действия группы лиц — в мирное время (банды подростков, грабителей, сектантов, и пр.) или военное (солдаты, мародёры).

Насилие в мирное и военное время имеют разные «оправдания» и причины (на самом деле, конечно, ничем нельзя его оправдать, но это уж отдельный разговор). Суть же его остаётся неизменной – чья-то жизнь и свободная воля теряют ценность, кто-то претерпевает страдания.

И секс, и насилие в комиксах разных жанров имеют разную функцию. В развлекательных — возбудить, вызвать всплеск адреналина, в социальных — заставить задуматься, испытать шок, неприятие, протест с одной стороны, и сочувствие, сопереживание, понимание – с другой.
Насилие – это тупой мясницкий нож в руках художника-дилетанта и острый скальпель для профессионала. Яркий графический образ по своему эмоциональному воздействию тысячекратно превосходит сотню громких фраз.
 «Воин Красной армии, спаси!» (Корецкий В.Б., 1942) «Отомсти!» (Шмаринов Д., 1942) «Фашизм - злейший враг женщин» (Ватолина Н.Н., 1941)
«Беспощадно уничтожать убийц наших детей!» (1942) «Папа, убей немца!» (Нестеров М.А., 1943) «Бей насмерть!» (Жуков Н.Н., 1942)

Сильнейшее воздействие рисунка, шокирующего контрастными цветами и тематикой изображаемого, в сочетании с лаконичной ёмкой подписью (которая в общем-то даже не нуждалась в переводе благодаря «видеоряду») — залог успеха для художников, работающих в жанре агитации и пропаганды. Многие из плакатов времён гражданской и Второй мировой войн, созданные русскими художниками и содержащие призыв к защите против насилия захватчиков, стали известны практически во всём мире, поскольку использовали совершенные по композиции и цветовому исполнению архетипические образы.

«Ты записался добровольцем?» (Моор Д.С., 1920) Кадры манги «Japan» (Buronson & Miura Kentarou)

Рассмотрим следующие примеры изображения сцен насилия в комиксах.

Грубо говоря, можно выделить следующие основные виды насилия:

1. Насилие «по обстоятельствам»
Обстоятельства, как правило, непреодолимы — это:

a) самозащита при нападении или преследовании

  • «Каин» Учимидзу Тору («Kain», Uchimizu Touru)

b) война (гражданская, мировая, средневековая, вьетнамская, религиозная, захватническая, оборонительная и т.д. и т.п.)

Кадры комикса «Красная кровь» (Кожевников И., Садыков Р., 1992)
c) выживание в постъядерном мире или в условиях «первобытной цивилизованности».
  • «Япония» Бронсона и Кэнтаро Миуры («Japan», Buronson & Miura Kentarou)
  • «Левиафан» Оцука Эйдзи и Кинутани Ю («Leviathan», Ohtsuka Eiji & Kinutani Yu)
  • «Спящий зверь» Энки Билала («Le sommeil du monstre», Enki Bilal)
Бойцы особого отряда GANTZ на заданииНа стыке «насильственных обстоятельств» и «реакции на жестокость» выделяется особый вид – насилие по осознанному принуждению, в подчинение чьему-либо приказу:

  • «Гантз» Оку Хироя («GANTZ», Oku Hiroya)
  • «Королевская битва» Косюна Таками и Масаюки Тагути («Battle Royale», Takami Koushun & Taguchi Masayuki)
«Гантзеры» со своими трофеями

2. Насилие как реакция на жестокость окружающих
Все случаи проявления древнего мстительного принципа «око за око, зуб за зуб».

  • «Эльфийская песнь» Окамото Линн («Elfen Lied», Okamoto Lynn)
  • «Марс» Сорё Фуюми («Mars», Soryo Fuyumi) — момент, когда милая тихая девушка-художница Кира Асо с искажённым лицом кричит «Сдохни!», видя отчима-насильника, срывающегося с крыши.
3. Насилие в силу собственной жестокости (социальное)
Любые проявления закона «побеждает сильнейший» в обычной жизни: школьники-лидеры, зарабатывающие авторитет избиением более слабых, рэкетиры, бандиты, грабители, насильники, самодуры-начальники. Торжество над чужой свободой, власть над человеком благодаря физическому превосходству или социальному положению, удовольствие при унижении тех, кто по той или иной причине находится в положении жертвы — учитель бьёт школьника, мафия закатывает ноги должника в цементный тазик и для начала насилует его жену у него на глазах, затем его сталкивает с моста, отчим насилует приёмную дочь (или сына), подростки забивают старика камнями и палками.

  • «Позвольте Даи!» Суён Вон («Let Dai!» Sooyeon Won)
Кадры манги «Leviathan», Ohtsuka Eiji & Kinutani Yu

Группировка «гантзеров», решивших разнообразить свою деятельность по истреблению монстров

Кадры манги «Kain», Uchimizu Touru

Кадры манги «Shin PetShop of Horror» # 1, Akino Matsuri

Часто социальное насилие провоцирует «продолжение банкета»: человек, что называется, входит во вкус.

4. Насилие как плод извращённой психики (индивидуальное)

Кадр «City of Dust» # 5 (Steve Niles)
Торжество над чужой волей. Убивать и мучить – это сладко и приятно. Это единственное, для чего нужны люди. Проникновение в тёмное логово и приход к зверю — чтобы он не пришёл к тебе первым… попытка приручить его.
Но зверь есть зверь. Он не поддаётся приручению.
  • «Синдром распада личности» Оцука Эйдзи и Тадзима Сё («Tajuu Jinkaku Tantei Saiko» Ohtsuka Eiji & Tajima Shou)
  • «Сестра Сатаны» Реи Микамото («Satanister», Mikamoto Rei)
  • «Страх» Клайва Баркера («Dread», Clive Barker)
5. Сексуальное насилие
Фрагмент «Hoshi no yakata», Tori MaiaВоззвание к атавистическим примитивным инстинктам. В условиях сексуального насилия не «занимаются любовью», а «трахаются». Любовь – это общение на равных. То, что человек даёт, он даёт добровольно и по собственной воле. Насилие – это доминирование и подчинение, желаемое берётся нахрапом, без раздумий и безжалостно. Никаких правил, никаких границ.
«Дворец Звёзд» Тори Майя («Hoshi no yakata», Tori Maia)
6. Насилие как борьба против сил Зла

Борьба с Дьяволом его же собственными методами (спорный это вопрос, кто остаётся в выигрыше и есть ли победители в такого рода битвах… пытаясь разобраться с ним с абстрактной точки зрения, мы всякий раз рискуем забраться в такие дебри теологических, нравственных и религиозных представлений, что без должной подготовки можем увязнуть в доводах, так и не добравшись до сути. С практической же точки зрения вопрос поставлен жёстко — или ты, или тебя, а прав будет выживший).

Ударить, искалечить, убить проще, если знаешь, что противник – не человек, а злобный пришелец, разумная слизь, омерзительный демон, зверообразный выползок из глубин подсознания. Тем самым с убийцы как бы снимается часть ответственности за его действия.
Вместе с тем, сознание читателя реагирует особенно остро, когда противник главного героя — человекоподобен. Ещё хуже, если обнаруживается, что пособники Зла – такие же люди, как ты сам. И здесь снова начинаются дебри проклятых вопросов «тварь я дрожащая… или могу эту вот тварь…» и «кто не с нами — тот не человек априори».
Впрочем, вопросы эти при просмотре комиксов, манги и BD данной разновидности возникают разве что у самых философически настроенных читателей. Процентов же 98 таковыми не являются, и берут в руки очередной томик с предвкушением завлекательного погружения в ураганный кровопролитный экшн с лихими виражами сюжета и предсказуемо неожиданными появлениями всё новых порций Подлых Врагов, которых герой обязательно поборет… или не обязательно… весьма, кстати, необязательными в этом отношении являются авторы манги, которые гробят своих героев — и даже главных! — с особым восточным спокойствием, не дрогнув и не усовестившись.
Кадр «City of Dust» # 5 (Steve Niles)
Традиционные разновидности священных войн противу Вселенского Зла:
Кадры манги «Shingetsutan Tsukihime» (Nasu Kinoko & Sasakishonen)a) битвы с вампирами

  • главный герой – простой человек, подвергшийся нападению низших упырей и лихорадочно спасающий свою и чужие жизни подручными средствами, либо человек, посвятивший жизнь методичному истреблению кровопийц всех мастей, от носферату до Исконных Предков, человек-ВанХельсинг, так сказать.
  • главный герой – «хороший» вампир по той или иной причине занесший в список личных интересов уничтожение сородичей.
• «Король Голый Мозг» Клайва Баркера («RawHead Rex», Clive Barker)
• «Хеллсинг» Хирано Коты («Hellsing», Hirano Kouta)
• «Блэйд, истребитель вампиров» («Blade, the Vampire Slayer» Marv Wolfman, Gene Colan)
Блэйд пощихает мужские сердца... ... пронзает женщин своим клинком...

... и отрывает головы своим врагам

b) битвы с демонами, нечистой силой, призраками
  • главный герой – человек, истребляющий потусторонних-непрошеных, чаще всего за деньги, назовём его «благородным наёмником» (такое именование не исключает наличия у героя преизрядной доли цинизма и безразличия ко всему, кроме выполняемой работы)
  • главный герой – «хороший» демон«хорошая» нечисть, также не чуждый прагматизма и коммерческой жилки, либо отринувший свою принадлежность к демоническому роду благодаря великой силе любви к кому-нибудь из рода человеческого (или согласно заключённому контракту). В данном случае эпитет «хороший» значит лишь то, что читателю предлагается сопереживать демону/нечисти как герою действия; случается такое, что сама личность «хорошего» особой хорошестью как раз и не отличается — возьмём для примера хоть того же Джека Фроста, который на пару с Валькирией-сестрой Сатаны составили бы, наверное, самую термоядерную в смысле разрушительной силы и чёрного циничного юмора парочку.
• «Клеймор» Норихиро Яги («Claymore», Yagi Norihiro)
• «Крестовый поход Кроно» Дайсукэ Мориямы («Chrono Crusade», Moriyama Daisuke)
• «Джек Фрост» Ко Джин Хо («Jack Frost», Ko Jin Ho)

Зло зачастую непреодолимо сексуально. Старый как мир приём – Зло особенно потрясает воображение, если воплощено в ребёнка или нежную красивую девушку. Девушка может быть и не очень нежной, и тогда попытка убить её сопряжена со значительным выбросом сексуальной энергии: убить соблазн – в прямом смысле слова.

  • «Томиэ» Дзюндзи Ито («Tomie», Ito Junji )
  • «Легенда о Лунной Принцессе» Киноко Насу и Сасаки-сёнэн («Shingetsutan Tsukihime», Nasu Kinoko & Sasakishonen)
«Shingetsutan Tsukihime», Nasu Kinoko & Sasakishonen
с) эпические битвы в мирах супергероев и во вселенных фэнтези
R.A.Salvatore «DemonWars» R.A.Salvatore «DemonWars»
Кадр «Secret Invasion» # 5 (Brian Bendis, Leinil Yu, Mark Morales, Laura Martin)
в) побоища всегалактического масштаба, humans vs. aliens
«Gears of War»: мы не ждали, а они пришли... ... но у нас есть чем встретить их!
Конечно, в одной статье перечислить все частные случаи насильственных действий в графических историях невозможно, поскольку изобретательное человечество веками оттачивало искусство насолить ближнему своему не словом, а делом. И художникам остаётся лишь выбирать позу, ракурс и оттенки красного и чёрного.
Фрагмент «The Dread» (Fred Burke, Dan Brereton) by Clive Barker`s novell А вот думать, для чего это всё нужно в комиксе — удел сценаристов. И горе тем из них, кто считает, что кровавый всплеск на полстраницы заменит самое главное — историю, которая этому всплеску предшествовала.
Никто из здравомыслящих людей не любит насилия, и уж наверняка не желает оказаться на месте героев или их жертв. Но где-то в глубине души каждый, кто хоть раз рассматривал жуткие страницы комикса или манги, мысленно комментировал: «А вот этот явно недобит… зачем они повернулись к нему спиной, а не врезали этим чугунком ещё разок?…»
И ведь авторы, как правило не подводят зрительских ожиданий: недобиток встаёт и крадётся за героями. И тогда им приходится бить ещё. И не раз. И зритель испытывает прилив древнего, инстинктивного торжества: наши победили!.. Надо купить следующий номер. Потому что как они там, без меня?…
Те же, кто выступают против любого проявления насилия в графике, пусть помнят: никто не знает, когда могут возникнуть непреодолимые обстоятельства. И гораздо правильнее просто не покупать такие книги и комиксы, и жить в спокойном розовом мире, в котором под кроватью прячутся милые тапки-кролики, а не безымянная Тварь… и в котором люди с добрыми глазами, звонящие в дверь, всегда оказываются именно проверяльщиками счётчиков или просто почтальонами.
(c) Олеся Ольгерд, специально для «Хроник Чедрика» # 3`2009