Дмитрий Яковлев: Поездка в Ангулем. До и после

Российский комикс — очень даже живая и прогрессивная среда. Сегодня основные её двигатели — это фестивали: КомМиссия и Бумфест. Все, кто следит за происходящим в российском мире комиксов, наверняка помнят громкое событие — поездку российских комиксменов на фестиваль в Ангулеме. (см. статью Возвращение в Ангулем)

За несколько дней до Нового 2010 года нам удалось побеседовать с директором «Бумфеста» о планах на год, о предстоящей поездке российской делегации во Францию. Другой разговор состоялся уже после возвращения ребят из Ангулема. Continue reading

Возвращение в Ангулем

В конце января 2010 года во французском городке Ангулеме состоялся 37 Международный фестиваль комиксов.

Фестиваль в Ангулеме — крупнейший в мире. В этом году в его выставочной и торговой программе было задействовано 21 площадка по городу, включая церкви, музеи, кафе и галереи. Однако Ангулем-2010 знаменателен ещё и тем, что в этом году, пожалуй, впервые на фестивале были представлены российские комиксы. Отчасти это связано с культурной программой в рамках Года России во Франции.

От России были приглашены организаторы питерского фестиваля «Бумфест» и некоторые художники: Алексей Никитин, Лена Ужинова, Вика Ломаско и Антон Николаев, Эдик Катыхин, Варвара Помидор, Рома Соколов.

Когда ребята вернулись в Россию, они дали небольшое интервью для ХЧ, в котором поделились своими впечатлениями от поездки. К сожалению, нам удалось пообщаться только с московской частью делегации.

Continue reading

Георгий Литичевский: Комиксы и современное искусство

Георгий Литичевский
В московском комикс-сообществе существует такое заблуждение, что комиксы — это только комиксы, и всё. Ну, может, иногда манга. Начиная с этого выпуска ХЧ будет разрушать это представление. Мы докажем, что комиксмен в России — больше, чем комиксист! Что человек может прекрасно реализоваться со своим комиксным творчеством в самых разных смежных областях деятельности, будь то кино, фотоискусство, видеоарт и даже современное искусство.

Сегодня мы познакомим вас с Георгием Литичевским — художником, комиксменом, теоретиком современного искусства.


Краткую справку о Г.Литичевском смотрите в Википедии.


Итак, мы пришли в гости. Литичевский предложил взять интервью в его мастерской на «Винзаводе». В комнату то и дело заходили другие художники, разговор перетекал из русла в русло… Continue reading

БУМФЕСТ: Анкета

Дмитрий Яковлев

Главное событие осени — питерский фестиваль комиксов «Бумфест»! Несколько вопросов о намеченных мероприятиях мы решили задать директору фестиваля Дмитрию Яковлеву. Дмитрий родился в 1981 году в городе Кириши. Учился экономике, бухгалтерскому учёту, маркетингу, продавал книжки, разносил еду детям. Уже 6 лет Дмитрий успешно участвует в книжном бизнесе, а с 2007 года является одним из организаторов международного фестиваля рисованных историй «Бумфест»; он неоднократно проводил презентации комиксов в России и за рубежом. Continue reading

Лена Ужинова: Разность случая

Лена Ужинова

И вот, спрашивается, когда молодой ещё Бог

создавал Землю, о чём он думал на самом деле?
Е. Ужинова «Хочу»

 

Комиксы мало чем отличаются от литературы. У этих видов искусства больше сходств, чем различий. Особенно ярко это видно, когда рассматриваешь близкие по характеру повествования жанры. Таким, промежуточным звеном между литературой и комиксом, является автобиографический жанр.

Continue reading

Про КомМиссию и «идеальный» комикс-фестиваль

Издательство НИТУСОВЕвгений Нитусов – известное имя не только в комикс-среде. Да это уже не имя, а самый настоящий раскрученный бренд. Для тех, кто не в лодке, всё же поясню. Евгений Нитусов – комиксист-педприниматель, один из ярких представителей отечественного комикс-движения.


Наибольшую известность он получил в связи с созданием издательства комиксов «Нитусов». Издательство было организовано в 2002 году и начало свою деятельность с выпуска высококлассных европейских комиксов в оригинальном формате. Впоследствии, в работе над комиксами, в рамках проектов Нитусова, принимали участие почти 80% известных отечественных авторов.

Рассказ о деятельности издательства ещё ждёт своего часа, а сегодня мы представляем читателям небольшое интервью с Евгением на тему актуальных событий.

Хроники Чедрика: Можно ли сегодня говорить о том, что комикс-среда в России сложилась, или, по крайней мере, — складывается? Что вы считаете наиболее важным в нашем комикс-мире из произошедшего за последние 7-8 лет?

Евгений Нитусов: Отвечаю кратко, так как работаю над созданием национального комикса для Казахстана.Сейчас появилась интересная, ярковыраженнная тенденция на создание рекламных комиксов. У нас очень много заказов и большое портфолио, это становится своего рода фишкой для фирмы, также как и корпоративный праздник или визитка — сделать рекламный комикс. Мы делаем также социальные комиксы. Например, иллюстрирующие уголовный кодекс для детей. Сделали учебники по математике для всех школ России с героями нашего комикса Лешики.

ХЧ: В апреле для всех, кто хоть как-то связан с комиксами, тема №1 – московский фестиваль комиксов КомМиссия. Имеете ли вы к ней какое-то отношение?

ЕН: Опосредованное. Комикс «Сайт-о-полис» получил гран-при на фестивале в 2003 году, все права у нас.

ХЧ: В московской художественной среде бытует мнение, что КомМиссия – это такая тусовка, междусобойчик, фестиваль для своих. Разделяете ли вы это мнение?

ЕН: Разделяю. В этом есть свои плюсы и минусы… Думаю, фестивалю желательно повернуться лицом к детям, которые читают комиксы про человека-паука…

ХЧ: Что на ваш взгляд следовало бы изменить в КомМиссии, чтобы фестиваль приобрёл более массовый характер и, как следствие, стал бы коммерчески привлекательным для инвесторов?

ЕН: Сделать так, чтобы к фестивалю толпами шли дети.

ХЧ: Наверное, он должен быть связан с такими монстрами, как Марвел-комикс, Дисней, Токиопоп, Кастерман…

ЕН: Да, конечно!

ХЧ: Каков, по вашим представлениям, «идеальный» комикс-фестиваль?

ЕН: Это грандиозный праздник, который происходит в популярном публичном месте, где постоянно бывает много посетителей.

ХЧ: Пытались ли вы реализовать свои представления, связанные с «идеальным» фестивалем?

ЕН: Да, я предполагал сделать фестиваль комиксов на территории дворца пионеров на Ленинских горах в Москве в рамках недели детской книги.

ХЧ: Вообще, какое место у фестиваля должно быть в комплексе явлений, составляющих в своей совокупности комикс-индустрию?

Это презентация новых комиксов и шоу!

ХЧ: Что вы ожидаете от предстоящей КомМиссии?

ЕН: Новых ярких звезд!

© «Хроники Чедрика»# 1, 2009

Прайм-Еврознак: Терминатор остался незамеченным?

Предлагаем вашему вниманию беседу с зам. главного редактора издательства «Прайм-Еврознак» Александром Зайцевым. Издательство известно активными действиями в области пропаганды комикс-культуры. Пик их издательской деятельности пришелся на первую половину 2000-х. Сегодня многие комиксы и графические романы, изданные «Прайм-Еврознаком», уже стали библиографической редкостью.


 
Александр Зайчев
Александр Зайцев. Досье: закончил факультет психологии и аспирантуру СПбГУ (1982-1992), до 1998 года — работал по специальности, потом два года возглавлял редакцию психологической литературы в издательствее «Питер», остальное время до настоящего момента — заместитель главного редактора издательства «Прайм-Еврознак».

Как у издательства «Прайм-Еврознак» возникла идея выпускать графические романы и комиксы? Кто это придумал? Какие были изначальные планы и надежды? Оправдались ли они?

Идея выпускать комиксы и графические новеллы на профессиональном уровне в виде книжной (не журнальной) продукции присутствовала у нас, как сейчас кажется, всегда. С середины и конца 90-х годов, посещая главные книжные выставки мира, мы регулярно собирали данные о рынке комиксов в Америке, Европе, Японии и Корее. Завели знакомства, установили регулярную рабочую переписку, узнали правила игры с этим видом продукции, имеющим специфику, отличную от правил работы с лицензированием и выпуском обычной иностранной книги. Разработали концепцию-сценарий появления книжных комиксов в России того времени с учетом успешного опыта продвижения нового товара на рынке книжном и не только. Депонировали средства, достаточные для обеспечения достаточно широкого, заметного входа. Надежды были самые реалистичные: не могло не сработать, в технологиях не было зазора. Мы попытались разглядеть и, как нам казалось, мы увидели рынок комиксов в России. Это были, повторяю, 90-е годы.

Связан ли комиксный репертуар с общей концепцией издательства? И что это за концепция?

Поскольку мы ориентировались именно на книжный рынок распространения, то репертуар комиксов был связан с общей концепцией издательства. Одновременно с книгами-комиксами мы выпускали традиционную продукцию – собственно книги, иллюстрированные справочники и иллюстрированные энциклопедии на одну и ту же тему. Вспомните нашу серию по Звездным войнам. В «пакет Звездных войн» вошли графические новеллы по четырем Эпизодам, иллюстрированные энциклопедии, иллюстрированные справочники, комиксы в стиле манга по первым двум эпизодам, взрослый роман по Третьему эпизоду, детский роман о продолжении истории после Третьего эпизода. И все это вышло в течении года: за полгода до выхода и в течении полугода после проката последнего фильма саги о Звездных войнах Лукаса.

Все комикс-серии (за малым исключением) уже были известны российскому читателю по мультикам и фильмам. Вы считаете, что связь с кино обязательна для создания успешного комикс-издания? Оправдались ли эти планы?

Именно так мы и считали… До тех пор, пока практика не показала: прямой корреляции между этими событиями – хорошие продажи комикс-издания и выход киноновинки на эту же тему – нет. Чистый опыт: выпуск нами пакета комиксов и книг по Женщине-кошке одновременно с выходом и прокатом новинки-блокбастера «Женщина-кошка» или выпуск графических новелл про Темного рыцаря накануне премьеры «Бэтмен: Начало». Наши книги не почувствовали поддержки этих грандиозных медийных событий.

Какие издания Комиксная редакция продолжает выпускать сегодня? И чем это обусловлено?

Продолжают издаваться (допечатываться) иллюстрированные энциклопедии Звездных войн. Комиксы, графические новеллы – не издаем: нет объективной причины делать это (да и сроки лицензий на большинство иностранных комиксов и книг закончились).

На фоне «Хеллбоя», «Чужих», «Терминатора» серия по мотивам «Звёздных войн» выглядит крайне несостоятельно. И о ней крайне мало сведений на офсайте «Прайм-Еврознака». Почему? Считаете эту серию провальной?

Эту серию мы провальной не считаем. Наоборот, с коммерческой точки зрения, подсчитав все плюсы и минусы, мы имеем плюс. Вся подготовительная работа, вся редакционная и т. д. деятельность по Звездным войнам – это для нас до сих пор образец грамотной, слаженной, эффективной работы с правообладателями, с фанатским сообществом, внутриредакционной деятельности, маркетинговой политики и практики.

Какая из серий оказалась самой успешной? С чем вы это связываете?

Самой успешной оказалась серия про Зеленого людоеда – Шрека. Большая книга и три комикса, кстати, содержательно никак не связанных ни с одним из мультфильмов про Шрека и его друзей. Загадка успеха остается неразгаданной.

Какой была судьба других серий? Например, «Чужие» и «Терминатор». Как их восприняла публика?

«Чужие» и «Терминатор» не имели коммерческого успеха. А вот обе наши черно-белые графические новеллы «Хеллбой» пусть неспешно, но очень уверенно разошлись.

Комиксы издательства «Прайм-Еврознак» были изданы в 2003-2005 годах (поправьте, если ошибаюсь). Каким предполагался жизненный цикл этих книг?

Возможно, я не совсем понял вопрос. Начиная издавать графические новеллы (именно в это время), в своем издательском портфеле мы имели достаточное количество книг, чтобы продолжать издавать выбранные серии и темы (плюс новые, аналогичные им) до сих пор, если бы это было коммерчески оправданно.

Возможно ли сейчас где-то приобрести ваши комиксы? (лично меня «Хеллбой» интересует, готов отдать за него любые разумные деньги)))

По вопросам приобретения (если что-то осталось) можно обращаться к нашим коллегам из «Книга-почтой». Необходимая информация есть на нашем сайте www.p-evro.ru

При подготовке изданий приходилось ли прибегать к каким-то изменениям, послужившим в итоге принципиальному отличию продукта от оригинала?

Никогда не приходилось к этому прибегать. Ни один Правообладатель не позволит сделать изменения, которые бы привели к принципиальному отличию продукта от оригинала. Меняли формат, меняли несколько раз дизайн оригинальных обложек. Только с согласия Правообладателя и под его контролем. Показательный пример. Оформляя обложку одной из книг по Первому эпизоду Звездных войн, мы поместили маленькое занятное изображение бластера. Нам не утверждают дизайн, справедливо указывая, что именно этот бластер появляется в первый раз только в фильме по Второму эпизоду.

Как складывалось общение с правообладателями? Вообще сложно ли сегодня издавать американские комиксы в России?

Только превосходные слова о взаимодействии с Правообладателями и их российскими или европейскими представителями. Это образец аккуратности, точности, пунктуальности, полноты, доброжелательности и в итоге – эффективности совместной работы. Если соответствовать этим деловым стандартам, то издавать комиксы не сложнее обычной книги.

Расскажите, кто редакторы, переводчики, работавшие над этими книгами?

Это были наши штатные переводчики и редакторы. Современные, сравнительно молодые, талантливые (авторы своих собственных художественных книг). Научными редакторами, помощниками переводчиков были лучшие силы санкт-петербургского и московского фанклубов Звездных войн.


Важно ли, чтобы переводчик и редактор были хорошо знакомы с комиксным контекстом, когда они приступают к работе над подготовкой подобных переводных изданий? Как связаны были переводчики и редакторы с комикс-тематикой?

Начиная работу с книгами по Звездным войнам, мы выдали всем участникам блок DVD-дисков со всеми фильмами Лукаса на тему – посмотреть или пересмотреть еще раз. Если нет контекста, будут ошибки в тексте, в стиле, в настроении, в дизайне и т. д. Огромное спасибо еще раз нашим коллегам из фанклуба Звездных войн. Их консультации, их помощь трудно переоценить.

Кто основная читательская аудитория опубликованных издательством комиксов?

Ответ на этот вопрос нами не найден.

Видите ли вы причину такого сложного пути комиксов на отечественный рынок в малограмотности книготорговцев, которые до сих пор склонны воспринимать комиксы исключительно как детскую литературу?

Могу ошибаться, но думаю, что дело не в книготорговцах вообще. Это подчиненные люди, что скажут – то и выставят, куда скажут – там и будет стоять. Про комиксы они, получается, такого приказа не получали. Рынок – это наличие людей с деньгами, которые могут и хотят потратить свои деньги на то, что им надо.

Как вообще складывалась «торговая биография» ваших комиксов? Сложно ли было попасть на полки магазинов? Или всё же проблема в читателях?

Не сложно: были желание и воля дистрибьютора. Думаю, проблема в читателях. И проблема не одна. Например, цена графической новеллы в магазине превышает недельный карманный запас денег среднего подростка.

Расскажите поподробнее, к каким просветительским мерам вы прибегали, чтобы расширить круг потенциальной аудитории? (про выставки, лекции, презентации).

Все это, действительно, было. На книжных выставках и форумах в Санкт-Петербурге и Москве у нас было по 2 стенда: стенд с обычной нашей продукцией и стенд, полностью отданный под комиксовую продукцию. Для участия в этих мероприятиях приглашались члены фанклуба Звездных войн и они – в образах героев саги – работали на стенде и на территории всей выставки с отдельной программой: это были сцены из Звездных войн, уроки владения световыми мечами и т.д. Огромный успех и внимание аудитории! На больших телеэкранах в разных местах выставки в режиме нон-стоп шли ролики, отражающие содержание книг и приглашающие на наш стенд. Викторины для детей и взрослых.
Были съемки на ТВ, были записи и интервью на радио, для печатных и интернет-изданий. Были задействованы мощности фанатского интернет-движения. Акции в крупнейших магазинах Москвы и Санкт-Петербурга, когда там появлялись новинки, акции в кинотеатрах в дни премьерных показов.

Какую роль сыграл фестиваль КомМиссия в популяризации ваших комикс-проектов? И почему вы сейчас не позиционируете свою продукцию на фестивале?

Информация о наших новинках систематически и своевременно появлялись на их сайте. Выражаю огромную благодарность коллеге Хихусу за всю его деятельность на ниве комиксостроительства в нашей стране. Сейчас нам не с чем выйти на фестиваль… Гости мы, наблюдатели.

Планирует ли издательство продолжать издавать комиксы? Какие направления в комиксах считаете самыми перспективными?

Да, мы готовы вскочить в вагон нами же запущенного поезда, благо скорость его движения позволяет это сделать.

Как вы смотрите на возможности развития индустрии «взрослых» комиксов в России? Есть ли для них читательская аудитория? И как её надо развивать?

Нет ответа.

Есть ли у издательства какие-то цензурные рамки, не позволяющие издавать то, что оказывается за их пределами? С чем это связано? Можете ли назвать такие комиксы, которые точно «не формат»?

Все что не запрещено – разрешено, верно?

Сейчас в России нет общепринятой градации комиксов по возрастам. Считаете ли вы необходимой разработку такой общей линейки? И должна ли она в чём-то перекликаться со знаменитым американским «Комикс-кодом»?

У нас не только градации, у нас самого предмета для составления градации нет. Как можно пеленать не рожденного ребенка. Преждевременная забота.

Есть ли перспектива в России у комиксов на тему ужасов, где изображение насилия является основным в художественном методе автора?

Думаю, нет. В печатном виде, по крайней мере. Все же должно продаваться и приносить прибыль. Ужас и насилие ни в каком виде не прибыльны.

«Амфора»: Для эротики в РФ перспектив нет?

.«Амфора» − известное питерское издательство, специализирующееся на выпуске широкого спектра литературы. В комиксном мире «Амфора» известна благодаря выпуску нескольких суперхитов. Это графроманы «Город Грехов», «V − значит вендетта» и «Хранители». Все эти книги не для детей. В них рассматриваются глобальные, общечеловеческие проблемы… Да что говорить! Обсуждать классику − дело неблагодарное.

Сегодня мы решили побеседовать с Егором Саламашенко, главным художником издательства, о том, как возникла серия «Графический роман», какие настроения в издательстве относительно перспектив комикса в России.

Егор Саламашенко. Главный художник издательства «Амфора».

О себе: Учился с детства в худшколе, потом худучилище, потом худинститут. Работал в разных рекламных агентствах пока главный редактор не пригласил на работу в «Амфору». Хобби — работа, фрирайд, минералогия, путешествия, death-metal. Бренькаю на гитаре через жуткий дисторшн, играю на пианино в до-мажор для души…

Как у издательства «Амфора» возникла идея выпускать графические романы? Кто это придумал? Какие были изначальные планы и надежды? Оправдались ли они?

Идея пришла Вадиму Назарову − нашему главному редактору, думаю, в рамках серии «Смотрим фильм — читаем книгу». Под премьеру, знаете, иногда неплохо тиснуть книжонку :) Первая книга была сборник «Города Грехов». Особых надежд, думаю, не было, так как наше издательство старается ширпотреб не выпускать, да и аудитория довольно узкая. Потом я обратил внимание на «Вендетту» в кино, и мы решили Мура издать тоже. Ведь это оригинально − выпускать графические романы, не так ли?

Связан ли комиксный репертуар с общей концепцией издательства? И что это за концепция?

Связан, как и любая книга, которую мы публикуем. Эта концепция − издание интересной и качественной литературы, для образованных людей, интересующихся современной культурой, и продолжающих открывать для себя что-то новое и расширяющих горизонты.

В списке «серий» на сайте «Амфоры» есть две близкие по смыслу категории – «Графические романы» и «Комиксы». Издательство планировало и другие комиксные проекты? Что должно было выйти в серии «Комиксы»?

Не уверен, но мне кажется — это промах нашей пиар-службы. Фишка в том, что мы хотели бы издавать именно ГРАФИЧЕСКИЕ РОМАНЫ, как жанр, а комикс, мне кажется, чуть ниже по идее и контенту.

Расскажите об уже изданных комиксах: чем был обусловлен такой выбор, как складывались концепции этих изданий, в их структуре есть ли принципиальные отличия от оригинала?

Отличий в структуре от оригинала нет. Выбор − это взрослые, жёсткие темы и прекрасное графическое исполнение. Что касается реальности, описанной в романах − уж больно это всё напоминает то, что проиходит в нашей стране. Плюс интересные авторы − Алан Мур, например. Вы знаете, что у них с супругой была любовница, с которой супруга же впоследствии сбежала, прихватив ребенка? А еще его арестовывали за какую-то нелепую историю с торговлей наркотой. Расширение сознания − мы всегда где-то там… Опять же, хороший вкус братьев Вачовски, которые продюссировали «Вендетту».

Как складывалось общение с правообладателями? Вообще, сложно ли сегодня издать американский графический роман в России?

Общение складывалось абсолютно нормально. Графический роман издать в России не сложно, сложно продать большой тираж.

Расскажите, кто редакторы, переводчики, работавшие над этими тремя книгами?

Гоблина мы попросили перевести «Город Грехов», потому что он не стал бы переводить слово «ХУЙ» как-то иначе. А редактором всех трёх был Сергей Бережной, эксперт по фантастике — и он, конечно же, в теме. К сожалению, об остальных переводчиках ничего сказать не могу.

Важно ли, чтобы переводчик и редактор были хорошо знакомы с комиксным контекстом, когда они приступают к работе над подготовкой подобных переводных изданий? Как связаны были переводчики и редакторы с комикс-тематикой?

Думаю, это всегда хорошо − быть знакомым с контекстом. А связаны они большим интересом к данной теме.

Можно ли детям смотреть эти графроманы, опасно ли это для их психики? Вообще, на какой читательский возраст они ориентированы? И есть ли сведения, как книготорговцы следят за тем, чтобы эти книги попали именно в нужные руки?

Это взрослый графический роман. А вообще, дети по телеку видят гораздо худшие вещи. Но темы-то, все равно, о добре и зле…

Как вы смотрите на возможности развития индустрии «взрослых» комиксов в России? Есть ли для них читательская аудитория? И как её надо развивать?

Читательская аудитория есть, но она очень мала, должно пройти время. А развивать − предлагая данный контент.

Френк Миллер и Алан Мур – иконы комикса, однако широкой аудитории эти имена мало о чём говорят. Планирует ли издательство заниматься каким-то просвещением в комиксах? И есть ли вообще смысл в этом?

Просвещение − это очень дорого! Вряд ли мы можем себе это позволить. Издание таких книг само по себе − отчасти просвещение. Но люди, которые интересуются этой темой, сами разыскивают необходимую информацию. Они очень, очень активны — и это здорово! Им не надо навязывать, они сами делают свой выбор.

Вы сами, как главный художник издательства, довольны созданным продуктом? Есть ли какие-то особенности у этих трёх изданий, которые вы считаете недостатком?

Ну, всегда можно сделать лучше…

Есть сведения, что графроман «300» Френка Миллера также планировался к изданию. Правда ли это? Почему издание не состоялось? Есть ли на счёт него перспективные планы?

Вроде нет.

Как издательство планирует продолжать серию «Графический роман»? Есть ли произведения, уже готовящиеся к публикации?

Пока тоже нет.

Есть ли у издательства какие-то цензурные рамки, не позволяющие издавать то, что оказывается за их пределами? С чем это связано? Можете ли назвать такие комиксы, которые точно «не формат»?

Ну, наверное, «Druuna» мы не издадим. Явно призывающие к насилию, сатанистов каких-нибудь — точно не будем никогда издавать. Насчет тысячечленных монстров не знаю… Если бы они выразили какую-нибудь интересную мысль, то может быть. Но какую мысль может выразить тысячечленный монстр?

Планирует ли «Амфора» переходить на публикацию классиков европейских BD?

Пока нет.

Что касается эротики в комиксах, считаете ли вы, что отечественный читатель стал более грамотным в этой теме и готов к таким книгам как «Druuna»?

Не понятно, что такое «грамотный в этой теме». Это такой, который перепробовал все что там описано? :) Толерантный − это да, тот который надо. Но не псих и извращенец. Такой, который интересуется нормальными половыми извращениями, хе :)
Понятно что речь идет о человеке, который интересовался данным жанром, но я не в курсе относительно того, что кто-то здесь занимается широким распространением…

Есть ли перспектива у эротических комиксов в России? На ваш взгляд, где грань между эротикой и порнографией?

Для меня грань находится за горизонтом, но некоторых это может смутить… или они сделают вид, что это их смущает. Но детишек непременно надо ограждать от этого. Хотя, если в сети лежат тонны дерьма по данной теме − никакой фильтр не спасёт. Перспективы довольно туманные − это только в развитом обществе к этому нормально относятся.

Вопросы Егору Саламашенко задавал А.Кунин,
специально для «ХЧ» #3’09

История «Хакера»

Хакер

Мечта любого комиксиста – увидеть свои работы опубликованными. И желательно, отдельной книжкой. И – где-нибудь за границей! И чтоб на родном языке!!! Как, например, у Александра Ерёмина.
Книга «Хакер» А.Ерёмина вышла в конце 2008 года в бельгийском издательстве «двойным» тиражом: одна партия на французском, другая – на русском. Эта новость стремительно облетела весь интернет и запала в сердца страждущим, возбудив массу вопросов, догадок и пересудов. Поэтому-то мы и решили поговорить с автором «Хакера». Чтобы всех ещё больше заинтриговать и взбудоражить!


Про «Хакера»

— Издать книгу своих комиксов в Европе – это круто! За границей комиксы и читают больше, и деньги за них платят хорошие. Многие спят и видят, как их все европейские издательства (ну, или одно хотя бы) срочно печатать начнут и можно будет уехать в лучший мир из этой нашей России… Ваша книга опубликована в Европе, что это — первый шаг к переезду из России? Как вообще вы попали в репертуар европейского издательства?
— Уезжать я никуда не собираюсь. Здесь мои друзья, а это по-моему главное.
В издательство Jocker попал окружными путями, я много лет искал себе издателя. Проблема в том, что пристроить в Европу уже готовый альбом сложно. Заявку – проще, поскольку издательство тогда может вмешаться в процесс создания. Например, «Солей» просил перерисовать один кадр, потому что движение внутри страницы показалось издателю неправильным. Я нарисовал им два варианта на выбор.
На самом деле вмешиваются очень редко, но хотят иметь такую возможность.
— Что это за книга для «Солей» была? Она как-то связана с «Хакером»?
— Книга — «Цикл башен». Хакер вырос из нее. Когда «Солей» вернуло мне права. По контракту оно сделало это через три года, так как не напечатало книгу. Я понял, что BD в таком виде оставлять нельзя. Но бросить проект, в который вложено столько труда я не мог.

Хакер

— Кстати, что это за жанр?
— Жанр – фантастика, но очень близкая к нам по времени. В комиксе 2049 год. Надеюсь, мы до него доживем!
Идея появилась сложно. Я сделал комикс «Цикл башен» в 2001 году. Сценарист был француз. И не смотря на то, что история мне не нравилась, я был уверен, что все пройдет.
-То есть, вы связались как-то с «Солей», показали рисунки, редакторы покрылись холодным потом от восторженного ошеломления. А потом сказали: «Вот вам сценарий, сделайте из него конфетку», да?
— Нет. Никто меня не ждал с распростертыми объятиями. Общался я только по интернету. Пытался устроиться художником в Америку. Делал пробы на Даредевила, Бетмена и Бафи. Но издатель «Марвела» мне написал, что я занимаюсь ерундой и у меня типичный европейский стиль. Тогда из европейских художников я знал только Жиро-Мёбиуса, Серпиери и Манару. Величины до которых мне еще расти. Я, конечно, впал в депрессуху. Недельку побился головой об стену, а потом стал заходить на французские форумы где собираются авторы. Языка не знал. Но старый добрый переводчик «Промт» мне помог.
На одном из форумов я разместил объяву, что «так и так», ищу сценариста. Жан был первым, кто откликнулся. Мы сделали пробы по его сценарию, и он повез их в издательство. Издательство посмотрело и подписало с нами контракт.
Миша Хачатуров перевел для меня сценарий, и я сел рисовать.
— А что было дальше?
— Комикс отказались печатать. Потом Жан умер. Я даже толком не знаю от чего. Жаль парня! Прошло ещё три года и издательство «Солей» вернуло мне права на мои рисунки. Я как следует разозлился и придумал совершенно новую историю. И хотя от первоначального сценария оставил только имя главного героя, мне показалось, что эту книгу надо посвятить Жану. Что я и сделал. Пришлось переделать половину книжки и даже увеличить ее с 46 до 52 страниц. На тех страницах, где раньше герои говорили о фантасмагоричной ерунде, они стали говорить о политике, там где были тупые фантастичные штучки – я разработал целую систему начала сращивание человека с сетью. Но по первому альбому нельзя понять о том насколько глубоко я все продумал, поскольку я оставляю много загадок на будущее и обманок, которые потом раскроются.

— Расскажите о персонажах «Хакера».
— Они все перекочевали из первого варианта книжки, который был придуман французом. Единственное – я немного поменял их характеры. Например, главный герой из раздолбая превратился в глубоко законспирированного контрразведчика. А главная героиня из туповатой женушки в порывистую и веселую девушку.

Хакер

— Сколько времени у вас ушло на создание полностью завершённого альбома?
Даже не знаю. Можно посчитать по полосам. Полностью готовую полосу от раскадровки до цвета я делаю неделю. Это может показаться долго и на других проектах я самое большее тратил на полосу три дня, а обычно меньше. Но в «Хакере» очень высокая детализация, а это требует времени.

— «Хакер» написан в такой уже классической европейской манере. А для японцев вы рисовал мангу? Значит, для вас нет «нелюбимых» направлений в комиксах и вы готовы рисовать по-разному?
— Я хочу сочетать стили, поскольку мне в каждом видятся сильные стороны. Сейчас я читаю много манги и многое мне нравится, а в европейском направлении мне нравится тщательность исполнения. Надо скрестить!

Про себя

 

Краткая автобиография
Родился в СССР 10 января 1970 года. Школа – 8 классов, потом техникум. Специальность – наладчик станков с ЧПУ. Попал по распределению в секретное НИИ, проработал там полгода и не выдержал. По ящику как раз крутили рекламу о курсах мультипликаторов. Пошел и поступил на них, конкурс был очень большой, но я чем-то понравился и меня взяли. Учился. Потом несколько лет рисовал мультфильмы. Дослужился до художника-постановщика, но тут случился путч. Советский Союз развалился и «Мульттелефильм» закрыли. С тех пор на вольных хлебах. Рисовал все, что попадалось под руку, не привередничал. От раскадровок рекламы до книжных иллюстраций. Но параллельно реализовывал свою страсть — комиксы.

— С «Хакером» ситуация прояснилась. Расскажите, а с чего вообще началась ваша комиксная история? Как и почему начали рисовать?
— Я увидел «Инкаль» Мёбиуса и влюбился с первого взгляда, вот то, что бы я хотел сделать. Но у меня не хватало мастерства рисования и я занялся самообучением. На это ушли годы, я и до сих пор учусь.

— Можно сказать, что Мёбиус был вашим учителем?
— Да, моим заочным учителем был Мёбиус — Жиро. Когда я увидел его серию «Блюбери» то обалдел от качества рисунка и постановки.
А так – я учился сам. Учителей не было. Даже когда я занимался мультипликацией, то считалось, что на студию принимают только умеющих рисовать и рисунку нас практически не учили.

— В поисках своего «языка» необходимо прочитать много разных комиксов. А комиксы за свою вековую историю уже превратились в сложное художественное пространство. Какие сложились пристрастия?
— Если честно, то европейские комиксы я ценю за проработанный рисунок, не за историю. Мои познания во французском оставляют желать лучшего, а на английский европейцев мало переводят. То, что переводят, – это в основном журнал «Хевиметал», а там мало хороших вещей (на мой вкус). На первом месте Жиро — Мёбиус. Его работы меня цепляют.
Из американцев мне нравится Алекс Росс и Миньёла. А в обычные комиксы про супергероев я не врубаюсь.
Манги читаю много. Поскольку она доступна даже на русском. Любимый автор, наверное, Масакадзу Кацура.

— Есть какие-то ваши личные пристрастия, кого из персонажей больше любите?
— К сожалению, в комиксах я не могу назвать любимых персонажей кроме Блюбери, по тому что мне всегда нравились художники и исполнение а не их персонажи. Ведь я плохо раньше владел иностранным языком и смотрел комиксы, а не читал их.

— А любимые персонажи ваших собственных комиксов?
— Мой любимый персонаж – Максим. Потому что он – мое альтерэго. Он с легкостью делает то, что я могу только нафантазировать. Прототипом был Харрисон Форд из фильма «Блейдранер», которого я скрестил с Риком Хантером из сериала «Роботек».

Максим

— Максима сейчас можно увидеть только в интернете, и только на сайте «Комиксолёта». Расскажите немного об этом комиксе.
— Я всегда хотел делать Максима, но недостаточно хорошо на собственный взгляд рисовал, поэтому делал все остальное. Я люблю космическую фантастику, но мне никогда не удавалось ее толком порисовать, может только мой первый комикс, который я делал для себя в стол. Все остальное я делал для читателей, точнее — издателей, совершая насилие над собой. Думаю, это неправильно. Художник должен делать свои комиксы со страстью! Вот «Хакера» я делал с удовольствием!
Кстати, Максима я сейчас подготовил к повторной публикации, переделав рисунки, где они были особенно страшные, и полностью переписав текст. Но все издатели растворились, и книга пока существует только на моем компе. Я бы рад отдать и бесплатно, но некому.

— Искусство на комиксах не заканчивается. Это я к теме об учителях вернулся… Другие виды искусства тоже занимают какое-то место в мировоззрении художника, влияют на его творчество…
— В театр я не хожу уже лет десять, просто нет компании, а одному лень. Вообще всеяден. Из кина люблю фантастику типа «Дюны» или «Звездных войн», а вообще смотрю в основном аниме.

— Жанр?
— Любое аниме бывает классным, вне зависимости от жанра. Но на первом месте, конечно, Миядзаки. С ним вообще ничего нельзя сравнить.
Читаю, опять же, фантастику. Мне нравятся очень многие классики жанра, не могу особенно выделить. А из современных авторов мне нравится Пол Гамильтон и Мартин. Зачитываюсь ими!

Хакер

Про творчество

— Начну издалека. Вы любите компьютерные игры?
— К сожалению, не играю на компе. Времени нет. Если я за экраном, то работаю.
Последняя запомнившаяся игрушка – это «Дьябло». А ещё, когда бываю в гостях у друзей, то с удовольствием режусь с ними в файтинги на приставках.
— Сейчас достаточно популярно рисовать для компьютерных игр…
— Я рисовал для карточных игр. «Вархаммер», например. «Легенду пяти колец» и «Варлордов». Все для американцев, для наших — ничего.
— А «Хакера» в виде компьютерной игры представляете ли себе? Что это будет за игра?
— Наверное, это будет стрелялка с элементами квеста. Игра для любого возраста, наверное, от 13 до 100. Что-нибудь типа 13-го, который тоже по серии комиксов сделан.
— Конечно, компьютерные игры – это «немножко» не комиксы. А игры по комиксам – призрачные адаптации… Кстати, как относитесь к комиксам-адаптациям? Есть ли задумки?
-До сих пор не видел ни одной комикс-адаптации, которая могла бы сравниться с оригиналом. В комиксах должен быть свой тип историй, поэтому я не хочу ничего на эту тему делать.
— Тип историй?
— Да. В книге могут быть интересные длинные диалоги или описания характеров на несколько страниц. Интересный язык, манера подачи материала. В комиксе это невозможно. Все надо сказать кратко и выразительно. В европейском комиксе всю историю надо уложить в стандарт 46 станиц. На мой взгляд, задача огромной сложности.

— У вас есть хороший опыт работы со сценариями и сценаристами комиксов. Какие обычно бывают трудности в совместной работе? Ведь на одном только типе истории хороший комикс не создашь, надо уметь работать в команде…
— Работал с Сашей Володковичем над «Приключенцами», трудностей не было совсем. Саша мне писал краткое содержание эпизода, а я пытался его впихнуть в отведенные для серии 4 странички журнала. Потом Саша поправлял диалоги. Поскольку он, в отличие от меня, прекрасно разбирается в ДНД. А именно пародия на ДНД была основной темой. Мы как бы не делали комикс, а играли в него.
Миша Хачатуров написал сценарий манги «Секрет мамонта» для японцев. Прикольная история. Сначала манга должна была быть 10 страничек и войти в буклет, а потом японцы посмотрели несколько первых страниц и захотели томик. Работать с Мишей одно удовольствие, он написал все покадрово и мне не приходилось ломать голову, где что происходит.

В заключение

— Что хотелось бы рассказать читателю в своём творчестве, есть ли этакая «писательская сверхзадача»?
— Сверхзадача… Наверное, в том чтобы донести до читателей в развлекательной форме вечные проблемы человечества. Примером для меня в этом всегда служили братья Стругацкие. Единственная проблема, которую я не пытаюсь поднимать, это любовь. Для меня самого это загадка. Остальные проблемы, конечно, тоже загадка, но там я хоть имею собственное мнение. Скорее всего, наверное, мое творчество и есть полемика на эту тему.

Александр Ерёмин

История публикаций
Первый комикс – «Максим», 54 страницы, – был напечатан частями в журнале «Навигатор игрового мира». Далее я делал в этот журнал несколько проходных историй, которые даже не вспоминаю. Закончилось все на первом варианте комикса «Приключенцы». Он рисовался специально под каждый номер, 4 страницы.
Потом для издательства «Нитусова» я сделал полнометражный вариант – 46 страниц, перерисовав половину и перекрасив все. Нужны были денежки и продал права на него на 25 лет.

Потом вышел на французское издательство Солей, рисовал там комикс «Цикл башен» со сценаристом Жаном-Стефаном Кнейпом. Нарисовал, получил гонорар, но комикс так и не был опубликован. Издательство сказало, что он не соответствует их генеральному направлению.
Делал в Японию мангу «Секрет Мамонта», сценарий Миши Хачатурова.
Сейчас публикуюсь в бельгийском издательстве Джокер со своей серией «Хакер»
Пока на французском и русском опубликовали первый том, минимум будет три.

© «Хроники Чедрика»# 1, 2009
{mos_fb_discuss:10}

Даниил Кузьмичёв. Комиксы из глубин ужаса и отвращения

Daniil Kuzmichev

Сегодня я помогу тупням и ханжам. Потому что они нуждаются в помощи.

Когда спрашиваешь их, чего это они так разорались (дескать, ну-ка показывайте, чем у вас тут детей развращают?) — их дрожащие персты указуют во что-нибудь типа кровавых «Симпсонов», или чудовищного «Южного Парка», или на безбожный хентаёк для младшего школьного возраста.

Хочется спросить, ребята, вы уху ели, что пытаетесь запугать общественность ВОТ ЭТИМ, в эпоху, когда самая приличная барышня с утончённой натурой умеет говорить слово “хуй” с пятью различными интонациями?

 

Хотите взглянуть в глаза комиксному Сатане?.. Идите за мной, я вас отведу куда надо.

 


Как милы «критики» комиксов из серии «я-нихуя-не-понял-но-все-комиксы-говно». Милее их только те, кто пытается, по прежнему ни в чем не разобравшись, обосновать своё мнение. Типа «я-нихуя-не-понял-но-все-комиксы-говно-потомушто…”. Причем те, кто при этом строит из себя искусствоведа, забавны не так сильно, как морализаторы — хотя всё же уморительны, конечно. Ящик, интернеты и игры оттянули на себя большую часть обязаностей Главного Сатанинского Развращателя. Но и комиксам конечно перепадает, стоит зайти разговору.

Если кто-то решил, что я буду тупням и ханжам расказывать, что комиксы (телевизор, интернет, игры) — это, типа, всего лишь инструмент и оболочка, чё напихаешь в него, тем он и станет — то вы жестоко заблуждаетесь. Упаси нас кровавыебоги от такой скуки. Когда захочу пообщаться с пнями, я двинусь к лесу.

 

Нет, сегодня я помогу тупням и ханжам. Когда спрашиваешь их, чего это они так разорались (дескать, ну-ка показывайте, чем у вас тут детей развращают?) — их дрожащие персты указуют во что-нибудь типа кровавых «Симпсонов», или чудовищного «Южного Парка», или на безбожный хентаёк для младшего школьного возраста.

Хочется спросить, ребята, вы уху ели, что пытаетесь запугать общественность ВОТ ЭТИМ, в эпоху, когда самая приличная барышня с утончённой натурой умеет говорить слово “хуй” с пятью различными интонациями?

Хотите взглянуть в глаза комиксному Сатане?.. Идите за мной, я вас отведу куда надо.

Пройдем сумрачный лес американского комикса. Когда-то давно кастрированный «комикс кодом», он только-только заново научился есть наркотики, ебать женщин и наматывать на кровавые кулаки кишки своих супергероев.

Пройдем мимо европейцев и андеграунда. Да, они чудовищны — но это провокация. Они только и ждут, чтоб рассмеяться в ответ на ваши возмущённые крики. «Вы называете нас порнографами, будто это что-то плохое!». Они эстеты, они так шутят. А на самом деле скорее раскажут вам, как насильничать малолеток, чем покажут это.

Да, а это хентай, да — он ужасен, тут могут съесть школьницу, вращая её на хую. Но он моден, он даже приелся. Посмотрите на ту дизайнерскую коллекцию, узнаете рисунок ситчика? Да-да, эта та же самая полусъеденая школьница. Хентаем никого уже не напугать.

Нам нужно что-то погрубее, менее известное, но столь же ёбнутое. Столь же — или более ёбнутое. И хорошо бы, чтоб нарисовано было похуже. Но при всём при том — издано, обязательно издано!

Ага, вот мы и на месте. Ужасные тусклые пустоши итальянских комиксов для взрослых. Шлак и рухлядь. Огромные завалы толстеньких черно-белых книжечек, наполненых софт- (или не софт) порно, убийствами и, как правило, скучнейшими сюжетами. Мусор даже среди мусора. И, тем не менее, — нам сюда.

Идите за мной. Просто надо уметь искать, просто надо знать места. Что это вон там поблёскивает за фекальными развалами и горой отрезанных, а то и откусанных членов?

А, вот оно. Сюжеты-бриллианты. Безудержное безумие. Ил из глубин болот мерзости. Превосходнейшие в своем роде.

Для начала — как вам этот незатейливый оральный фокус с динамитной шашкой и захентаеным мужским анусом? [1] Вообще, динамитные шашки, засунутые куда не должно [2] — это опасно! Шутки шутками, но они взрываются [3]. Если их не вынуть или не потушить [4].

Примечание редакции:Все эти и следующие далее примеры иллюстрируются кликом на соответствующую картинку. Обложки — это прикрытие… заглядывая под них Вы подтверждаете, что Вы человек взрослый и отдаёте себе отчёт в том, что увидите отнюдь не приключения Бэмби и его друзей. Приятного просмотра.
[1]
[2]
[3]
[4]
Изнасилование школьниц? Какая утомительная обыденость. А что, если школьниц будут насиловать карлики? Демоны-карлики. Демоны-карлики под управлением роботов? [5] Да, это уже кое-что. А вон акулы съедают младенца [6]. А здесь какой-то вечный жид отрезает у Гитлера член [7]. «Бабушки-девственницы — насильники из космоса»? [8] «Осьминог-нацист против гравитации»? [9] Тоже неплохо, но мелковато.
[5] [6] [7]
[8]
[9]

Так, а что это? Ага. Уменьшенная женщина корёжит своей любовнице «врата наслаждений» — забирается в них и, уничтожив всех лилипутов (где-где… в пизде!) выбирается, разорвав тело изнутри [10]. Ну чё, простенький, но динамичный сюжетик.

Или вот «Звезда и смерть безрукой и безногой женщины, телекинетика-гладиатора» [11].

Или история про ставшую золотой, но ещё живую и годную в употребление (сверло и напильник вам в помощь) девицу? [12]

[10] [11] [12]
А это поучительная история о том, что кризис кризисом, но за любую работу хвататься не стоит [13].

А хотите чудовищ? Я видел всяких чудовищ — ящеров, обезьян, даже черепашек… но пугать людей спермотозоидами [14]это, согласитесь, сильно. Скольких итальянских детей этот комикс отучил дрочить, мы можем только гадать.

А вот вам вопрос: что вы будете делать, если инопланетяне будут заваливать Париж кусками человечины?.. Правильный ответ: переделаете голую бабу в ракету, засадите её растениями, производящими смертоносные споры, и отправите к этим инопланетянам для ихнего геноцида [15]. Логично не правда ли?

Эластика из «Инкредиблcов» была очень секси. Но при «правильном» подходе эта тема изрядно мерзка даже с обнажёнкой [16].

[13]
[14]
[15]
[16]

Ну что, мои маленькие борцы за нравственность, всё ещё видите лик Сатаны в кривоватых глазах малыша Кенни? Или уже поняли, что вас в любой момент может обойти с флангов любой корявенький комиксист из какого-нибудь тысячелетнего города?

Вот так вот. А вы говорите — хентай. Кстати, не одним хентаем страшна манга, и не одной мангой ужасен восточный комикс. Доказать? Легко.

Может мне, чтоб не прослыть (как и все комиксисты) кровавым извращенцем, задвинуть в конце душеспасительную мораль?

А мораль у этой истории всё та же. Оставим пугливых ужасаться, весёлых веселиться, и воткнём наконец в очевидное. Комиксы — это только инструмент. И довольно универсальный инструмент. Хочешь — инопланетян кастрируй, хочешь — детей воспитывай. А хочешь — не делай ни того, ни другого :)

©Д.Кузьмичёв, «ХЧ» #3’09

Игорь Колгарёв. Грех порнографии

Мир меняется. Стремительно меняется вокруг. Есть изменения хорошие, помогающие человеку лучше познавать этот мир, быстрее передвигаться, общаться друг с другом, бороться с болезнями и т.д. Но есть изменения и совсем не хорошие, те, что приводят христиан, а иногда и просто людей старшего поколения, в ужас.

Примером одного из таких ужасных изменений можно назвать захлестнувшее нашу страну нашествие порнографии и благожелательное отношения к ней большинства граждан. Стоит войти в интернет, включить телевизор ближе к вечеру, или подойти на улице к журнальному киоску, как непристойности просто лезут вам в глаза. Если раньше можно было прожить всю жизнь и не увидеть ни разу этих изображений, то сейчас, живя в современном обществе, они повсюду, они навязчивы и многочисленны, и уже воспринимаются большинством как норма.

Все любят вспоминать сцену из телемоста СССР — США, когда одна советская женщина сказала, что у нас секса нет. Это многим кажется смешным и очень веским аргументом в пользу того, чтобы секс у нас был и везде показывался. Если говорить конкретно об этой телепередаче, то речь там шла не о том, что у нас в СССР нет половых отношений, а об их показе на телевидении. Американцы жаловались, что у них есть свобода слова, но очень много показывается по телевидению секса, и это очень плохо, это смотрят дети и т.д. Им было интересно знать, как с этой бедой обстоят дела на советском телевидении. И вот наша женщина взяла микрофон и сказала свою знаменитую фразу. Многие же начали смеяться, поняв эту фразу вне контекста беседы. И также, к сожалению, и сейчас многие склонны привязывать порнографическое искусство, изображающее секс, с самим сексом как таковым. Но это, согласитесь, очень и очень не верно.

И вот грянула перестройка, мы получили много свобод, за которые можем только благодарить Бога, однако, понятно, что не всё, что в результате гласности стало возможным, является хорошим и приемлемым с христианской точки зрения. Свобода не должна превращаться в «повод к распутству» (Иуд. 1:4), а когда это происходит, это выглядит весьма непривлекательно. Пример этому интернет. Казалось бы: свобода, люди могут публиковать всё, что угодно, делиться информаций. А во что это в большинстве своем вылилось? Когда абсолютной свободой пользуется человек неверующий, греховный, извращенный, он словно дорывается до возможности безнаказанно похулиганить, переступить все рамки приличия, распространяя запрещенные в нормальном обществе мерзости, и делает это самозабвенно, до ненасытимости. И как результат, интернет заполонен ими абсолютно неподцензурной и мерзкой порнографией.

При коммунистах в СССР действительно была строгая мораль и действительно на телевидении секс не показывался. Некоторые пытаются связать запрет на порнографию с идеологией коммунистов, и на этом основании, отвергая коммунизм, пытаются заставить всех отвергать и мораль. Это также не верно, и отвержение коммунистических идей вовсе не обязано вести к приянтию всего противоположного, в том числе к показу разврата. Кстати говоря, на самой заре возникновения коммунистов, у них были серьезные искания по поводу отношения их партии к вопросам морали и пола. Революционность во власти и экономике совершенно логично толкала многих к революции в плане морали и семейных устоев общества. Были идеи «национализации женщин», образования детских домов с целью замены ими семьи, которая считалась «пережитком мрачного наследия прошлого», а именно — капиталистического общества и христианской религии. Эти идеи, например, озвучивала коммунистка Колонтай, ставшая в дальнейшем послом СССР в Швеции.

Однако идеи ультра-коммунистов даже тогда показались руководству партии чрезвычайно радиакльными и Ленин написал целую статью с критикой взгляда «стакана воды» (что при социализме удовлетворение половых потребностей будет так же просто как удовлетворение жажды стаканом воды, когда только это захочется). Поэтому коммунисты постепенно стали проповедовать здоровую мораль, стали призывать к супружеской верности, к браку, к целомудрию. Естественно, все эти ценности они были вынуждены позаимствовать из традиций и менталитета русского народа, а если смотреть глубже, — из Евангелия.

То же можно сказать и о мусульманской цивилизации, где есть какие-то перегибы, но в отношении целомудрия, внебрачных отношений и порнографии они имеют схожие понятия, что и христиане, потому как позаимствовали их из Библии. В Китае людям и сегодня, как рассказывают, очень странно слышать о внебрачных связях. Да и в Америке и Европейских странах, которые сегодня представляются многим «оазисом либеральных свобод», еще лет 100-150 назад было очень неприлично и запрещено то, что сейчас откровенно показывается по телевидению. Практически любое заботящееся о себе общество понимает, что пропаганда разврата и беззаконие в брачных отношениях грозят ему бедами и вымиранием, что и случалось с великими империями (Вавилонской, Греческой, Римской). Поэтому-то наряду с законами против преступников, воров и убийц, в различных цивилизациях были и законы, регулирующие брачные отношения, существовали также и законы неписанные. Сегодняшние либералы клеймят эти законы тоталитаризмом, насилием, однако эти законы охраняли нравственное здоровье общества и если бы люди их соблюдали по совести, многих демографических и культурных несчастий мы бы не имели.

Именно Христианство последовательно и бескомпромиссно отстаивало и отстаивает всегда и везде высокие нравственные и моральные критерии в вопросах брака и секса. Не только внешние, а тем более показные, а внутренние, по убеждению. И с этим вынуждены согласиться все, даже самые законченные атеисты. Именно в Билии утверждается строгая заповедь «Не прелюбодействуй» (Втор. 5:18, Исх.20:14), осуждается измена, разрат, гомосексуализм, неприличные зрелища, исключается развод. Только в Христианстве уверовавшим дается не один свод сухих правил, но и живая СИЛА для их исполнения — Дух Святой.
Господь Иисус Христос сказал определенно: «Вы слышали, что сказано древним: не прелюбодействуй. А Я говорю вам, что всякий, кто смотрит на женщину с вожделением, уже прелюбодействовал с нею в сердце своем. Если же правый глаз твой соблазняет тебя, вырви его и брось от себя, ибо лучше для тебя, чтобы погиб один из членов твоих, а не все тело твое было ввержено в геенну» (Матф. 5:27-29). «Завет положил я с глазами моими, чтобы не помышлять мне о девице», — говорил Иов (Иов. 31:1). Таким образом греховно не только само действие, а и мысль о нем, созерцание его, разжигание в себе похоти. Похоти и греховные помыслы являются грехом в зародыше, который, если не уничтожить вначале, обязательно приведет к совершению греховного поступка, к духовной смерти. Апостол Иаков говорит: «Похоть же, зачавши, рождает грех, а сделанный грех рождает смерть» (Иак. 1:15). Иисус Христос именует злые помыслы как грехи: «Из сердца человеческого исходят… прелюбодеяния, любодеяния, убийства, кражи, лихоимство, злоба…» (Марк. 7:21-22). И порнография поэтому может быть названа одним из самых концентрированных выражений похоти.

В миру возбуждению похотей и вожделений придают явно положительный смысл, практически вся нынешняя мода и культура направлены на это. Апостол Петр «другими многими словами свидетельствовал и увещевал, говоря: спасайтесь от рода сего развращенного» (Деян. 2:40). Этот «род развращенный» окружает нас сегодня, и более того, проникает в нашу церковную среду, трогает и касается и наших душ, мыслей, пытается учить наших детей.

Сейчас делаются попытки защитить публичное обнажение тела. Атеисты, верующие в происхождение человека от обезьяны, говорят, что раз природа создала нас без шерсти и одежды, то это не может быть стыдно, как не стыдно и публичное раздевание и совокупление, и не надо, мол, «насильно бороться с нашей животной сущностью» всякими ограничениями и моралью. Другие пытаются рассуждать с библейскими сюжетами, мол, раз тело создано Богом, то его не нужно стесняться и скрывать, ведь и Адам с Евой были созданы нагими.

Однако, как говорит Писание, Адам и Ева были нагими «и не стыдились» ТОЛЬКО до своего грехопадения. А после него стыд вошел в их души, «и открылись глаза у них обоих, и узнали они, что наги, и сшили смоковные листья, и сделали себе опоясания» (Быт. 3:7). Более того, «и сделал Господь Бог Адаму и жене его одежды кожаные и одел их» (Быт. 3:21). Из шкуры в первый раз принесенной за грех людей жертвы Сам Бог сделал людям одежду. И если мы проследим по Библии все места, связанные с одеждой, мы увидим, что покрытие одеждой есть признак прощения, уюта, добра, праведности. Бог стремится покрыть грешника не только своим прощением, но и одеждой. А сатана, наоборот, стремится открыть наготу, высмеять, выставить напоказ, раздеть. Пример этому — история про Ноя и его сына Хама. Грех Хама был именно в этом — в смаковании чужой наготы, и в желании показать это зрелище еще кому-то.

Есть также пример и в Евангелии от Луки. «Когда же вышел Он на берег, встретил Его один человек из города, одержимый бесами с давнего времени, и в одежду не одевавшийся, и живший не в доме, а в гробах» (Лук.8:27). А позже, после изгнания бесов из человека, его нашли «сидящего у ног Иисуса, одетого и в здравом уме» (Лук. 8:35). Логически рассуждая, можно сделать вывод, что быть на публике без одежды — это значит быть не в здравом уме. Понимают ли это современные поп-звезды, стриптизерши и кинорежисеры? Впрочем, возможно, что понимают, но именно поэтому и желают совершать греховные действия, чтобы зритель потерял здравый ум, потерял контроль над собой, пошел на поводу у плоти, заплатил деньги, потешил их самолюбие.

Нельзя утверждать наверняка, что любой стриптиз или разратное творчество связано с одержимостью, однако без вхождения творца или исполнителя в некое душевное плотское состояние, когда какая-то неведомая сила сама начинает подсказывать приемы и средства выражения, эффект вряд ли будет успешным. Вряд ли зритель сможет оценить порнографию, если не переключит свое сознание на положительное восприятие этого действия (как бы включит тумблер «приема»). Без вдохновения нет искусства и чрезвычайно важно определять — откуда исходит источник вдохновения. Господь вдохновляет творцов на создание высокого, духовного искусства, а сатана — тоже вдохновляет, но на создание искусства низкого. Поэтому так противоположны вера в Бога и порнография. Несомненно, их питают разные духи, разные вдохновения охватывают людей, и поэтому-то христианам находиться рядом с фактически враждебными всему святому зрелищами неприятно, будь то стриптиз, порнофильм или галерея эротического искусства.

Открытие наготы кого бы то ни было в Библии имеет, кроме прямого, еще два значения. Первое — это синоним брака, половой близости, а второе — синоним позора (человека, какой-либо страны, неверного Израиля). Получается, что открывать наготу дозволено только мужу у своей жены, то есть тем, кто состоит в законном браке, и это сохраняется лишь между ними. Открывать наготу у кого-то еще — грех и предание позору. «Если кто возьмет сестру свою, дочь отца своего или дочь матери своей, и увидит наготу ее, и она увидит наготу его: это срам, да будут они истреблены пред глазами сынов народа своего; он открыл наготу сестры своей: грех свой понесет он» (Лев. 20:17). Также примечательно, что обнажение часто связывается именно с дальнейшими половыми отношениями. Поэтому как не мыслимы такие отношения между сыном и матерью, братом и сестрой, так не мыслимо и их обнажение друг при друге. Это — библейская НОРМА, и соответственно, всё, что не согласуется с этим, есть обыкновенный мерзкий грех (см. Лев. 18 и 20 гл.).

Из этого мы можем сделать вывод, что если уж человеку не дозволяется открывать наготы своей сестры, матери, жены отца и т.д., то есть тех, с кем секс по определению не возможен, но они однако близкие друг другу люди, то тем более не мыслимо открывать наготу посторонних женщин и мужчин, как с целью прелюбодеяния, так и просто зрелища. Кроме того, вряд ли нормальному человеку захочется, чтобы посторонние смотрели на его нагих сестру, мать или родственницу (или отца, брата и родственника) с вожделением. Это противоестественно. Если мы не утратили стыд, совесть, осознание своего человеческого достоинства, понятий о чести, нам отвратительно знать, что на тех, кто одной с нами плоти и крови, кто-то посторонний смеет обращать похотливые взгляды и лелеять грязные мысли. Как же можно тогда одобрять существование стриптиза, эротического искусства и порнофильмов? Ведь, задумаемся, там же снимаются и выступают посторонние нам люди, чьи-то родные сестры и родственницы, братья и отцы, и как же это по сути отвратительно смотреть с вожделением на их наготу, на которую мы не имеем никакого права…

Нельзя согласиться с мнением некотрых, в том числе и «христиан», что порнография якобы «помогает» супругам в интимной жизни, служит своего рода «учебным подспорьем» или допингом. Греховность и неприемлемость многих непристойных фильмов, книг и зрелищ заключается не только в том, что они показывают и смакуют нагие тела посторонних нам людей и вообще секс как таковой, а и в том, что показывают практически исключительно извращенные отношения, обыгрывают заведомо греховные, противоречащие заповедям Божьим сцены. Тут нет сцен между мужем и женой в законном браке, наполненным любви и взаимного уважения. Здесь однозначно прелюбодеяние, блуд, измена, изнасилование, изращения, отрицание брака, групповуха, потакание страстям и похоти, приравнивание человека к животныму, движимому неодолимыми инкстинктами, пропаганда вседозволенности и превозношение греха как высшего наслаждения и цели в жизни. И, одновременно с рекламированием греховных и суррогатных половых отношений, здесь идет наглое глумление над заповедями Бога, над Библией, христианами, их моралью и принципами, христианской («пуританской») цивилизацией, нормами не только порядочности, но и просто чистоплотности и обычного вкуса. Невозможно абстрагироваться от окружающего порнографические сцены контекста и сюжета, «забыть», что актеры — это живые конкретные люди, не состоящие друг с другом в браке. Идеология порнопроизведений все равно внедрится в сознание зрителя, и он, если пристрастится к таким зрелищам, постепенно смирится не только с «техникой», но и с самим аморальным сюжетом этих действ.

Порнография не безвредна, она губительна. За этим искусством однозначно стоит идеология и идеология навязчивая, злая и антихристианская в своей сути. Апостол Иаков пишет: «Откуда у вас вражды и распри? не отсюда ли, от вожделений ваших, воюющих в членах ваших? Желаете — и не имеете; убиваете и завидуете — и не можете достигнуть; препираетесь и враждуете — и не имеете, потому что не просите; просите и не получаете, потому что просите не на добро, а чтобы употребить для ваших вожделений» (Иак. 4:1-3). Порождая в своих зрителях и читателях неосуществленные желания, разжигая страсти и затуманивая сознание наподобие наркотика, порнография как бы приводит человека к мысли, что он ДОЛЖЕН получить то, что увидел, должен пойти и во что бы то ни стало взять это, совершить это, что все можно, что человек НЕ МОЖЕТ в принципе побороть свое искушение и НЕ ДОЛЖЕН даже пытаться этого делать. И так порнография толкает человека от греха в мыслях к грехам в действии. За некоторые грехи на сексуальной почве в нашем современном обществе все еще наказывают по уголовному кодексу: за изнасилование, совращение малолетних, хулиганство, но, к сожалению, круг этих статей с каждым годом уменьшается, уже снижен возраст подростков, с кем запрещено вступать в половые связи, практически легализован гомосексуализм, проституция, не говоря уж об открытых стриптиз-шоу и порнографии на телевидении, в видеопрокате и печати.

Какая у человека культура, такие у него и поступки. Что человек смотрит, чем интелектуально и духовно питается, таков и он, таковы и его действия, хотя бы и скрываемые до поры до времени. «Если же нет Бога, тогда все можно», в том числе и самые гнусные извращения. И тогда уже общество, мирящееся с пропагандой преступлений (а порнография есть и призыв и само преступление), не имеет права требовать наказывать тех, кто начинает совершать эти преступления так, как это ему хочется. Если нормы и мораль в самом деле изменяемы, как утверждают некоторые, тогда мы вправе ожидать, что появятся те, кто будет стараться сместить планку «нормы» в сторону еще больших изращений и мерзостей. И осуждать, например, садиста, разрезавшего живьем на кусочки ребенка, общество не будет иметь права, ибо этот садист вполне использовал свое право (якобы у него имеющееся) на удовлетворение своих сексуальных потребностей, пусть и в такой, «нетрадиционной» форме. Его можно считать неким «сексуальным меньшинством», каковым уже сейчас считают гомосексуалистов, лесбиянок и трансвеститов. Если же таких станет большинство, то, по логике атеистов, возможно смещение самого понятия нормы в сторону извращений, и тогда нормой станет то, что просто желанно большинству. Неужели, если большинство населения будет считать гомосексуализм нормой, это и станет нормой? Пример Содома и Гоморры показывает, что так невозможно.

Абсолютная истина не определяется количеством приверженцев или голосованием, выбором «золотой середины», основные законы Божьи неизменны, они не могут меняться с веками, это как объективные законы природы. И грех остается грехом всегда, при любом обществе, строе или времени. Слово Божье говорит от имени Бога конкретные вещи, конкретные запреты и заповеди, для того только, чтобы людям было ХОРОШО, чтобы хранить нас в здоровьи, не только физическом, но и духовном, чтобы мы были СПАСЕНЫ. Бог создал нас для определенных целей и с определенной внутренней организацией, для которой естественно как раз целомудрие, верность в браке, моральная чистота, вера в Бога, а не изврщения, привнесенные в нашу природу грехом. Этот грех, подобно вирусу, старается сегодня разрушить нас изнутри и погубить. Для этого же враг Бога сатана и создает разные искусственные мифы про якобы «естественные» греховные наклонности человека (стремление к многоженству, свободному сексу, безбрачию, извращениям и т.д.), которые якобы человеку присущи изначально. Все это, возможно, присуще греховному человеку, если грех затмил его разум и совесть, но в глубине души каждый человек все равно понимает, что грешить — это вредно, подло и низко, в том числе и особенно в сфере секса. Он это интуитивно ощущает, просто не хочет прислушиваться к этому обличающему голосу, зовущему к нормальному чувству стыда, к скромности, порядочности. Это ощущение постыдности есть обычно у всех в детстве и ранней юности, но со временем безбожный мир начинает настойчиво каждого убеждать, что грешить — это здорово, что иметь много женщин — это «круто», что «бери от жизни всё» и «пей, ешь и веселись, пока не умрешь»… И человек уходит в дебри греха, где нет настоящего счастья, нет любви, нет красоты, нет чистоты. Пытается себя заставить считать это своим и правильным, но это все ЧУЖОЕ, и вся жизнь убеждает его в этом, хотя, может быть, и не сразу и поздно.

Если человек впал в зависимость от духа порнографии так, что уже без этого не может, теряет рассудок при одном ее виде, — это настоящее рабство, вид наркозависимости, это настоящий позор и трагедия.
Нужно освобождение, свежий воздух, нужен Христос, нужна ЖИЗНЬ и ЛЮБОВЬ во всей полноте, которую дарует только Бог и без Которого все затхло и душно, мерзко и мертво. И как же хорошо становится человеку, когда он принимает Христа, всё у него сразу выстраивается в правильном соотношении, и радость переполняет душу от осознания близости с Богом любви и святости! Ведь люди, согласно воле Божьей, должны «быть неукоризненными и чистыми, чадами Божиими непорочными среди строптивого и развращенного рода, в котором вы сияете, как светила в мире» (Фил. 2:15). Давайте стремиться быть таковыми!
©И.Колгарёв, «ХЧ» #3’09

Игорь Колгарёв

Об авторе:

Игорь Колгарёв — московский художник-карикатурист, печатается в прессе с 1983 года, участник Московского клуба карикатуристов при МК (1984-1987 гг.), один из основателей комикс-клуба и комикс-студии «КОМ» (1988-1992), автор комикс-стрипов «Дед Ефим и медведь Потапыч» и «Дрюша-Скороход», и книги комиксов «Война со снеговиками» (1990, изд. Театр ), разработчик христианских комиксов, верстальщик книг.

  • Сайт «Аминь-комиксы» — http://amencomics.narod.ru/
  • Сайт «Карикатуры Игоря К13» (творчество 80-90х годов) — http://k13.moy.su/
    • Богдан: «Вообще, учиться надо у мастера — и самому»

      КомМиссия`09: «ярмарка комиксов» обещает быть щедрой на шедевры

      Хроники Чедрика: Сейчас ты один из организаторов фестиваля. Расскажи, с чего началось твоё участие в жизни КомМиссии?
      Богдан: Прошлый сайт КомМиссии был сделан практически в качестве разовой акции нашими друзьями из DEFA. Позже, без поддержки, этим сайтом пользоваться стало невозможно, потребовались его переработки – за что я и взялся, потому что оказался единственным, кому не надо платить денег за корплением над веб-скриптами.
      маньхуа «C.A.T.»

      маньхуа «C.A.T.»

      ХЧ: За какие именно дела ты отвечаешь в оргкомитете фестиваля?
      Б: Официально – за сайт. За его хостинг, домен, администрирование и модерирование, ну и наполнение, разумеется.

      В этом году решил более активно участвовать в организации, выражалось это в приглашении к сотрудничеству издательств, зазыву гостей (очень хотели позвать китайца Фун Йинь Пана (маньхуа «C.A.T.»), но не срослось – я уж ему и впрямую написал, и девушку его нашел и ей написал, потому что сам он не отвечал, достали координаты его менеджера и ему тоже написали, но как-то ответа получить так и не удалось. Издательство, которое его издает у нас, «Истари-комикс», тоже с трудом к нему продирается.
      Связывался с организациями, которым было бы интересно сотрудничать с КомМиссией и которых на фестивале тоже рады были бы видеть, такими, например, как магазин настольных игр «Игровед» и центр «Открытый мир», с помощью которых «семейный день» на КомМиссии, чувствую, будет чуть ли не самым завлекательным событием. И еще старался понять, как делается фестиваль, и хотел найти способ сделать этот процесс более прозрачным для всех (хотя бы для остальных помощников в организации) и, насколько получится, автоматизировать. В итоге это должно было понизить нервозность и обычную в таких случаях «выработку в ноль» всех организаторов, и в частности Хихуса.
      Сразу скажу: что-то получилось, что-то нет, но в целом своём организация фестиваля оказалась одни большим человеческим фактором. Всё зависит от всего, и подстелить соломку везде, где собираешься упасть – не выходит.
      Сатир из комикса ХЧ: Существует представление, что основной и единственный вдохновитель и руководитель фестиваля – Хихус. Но предприятие такого масштаба наверняка не «поднять» одному. Кто сейчас представляет команду организаторов фестиваля?
      Б: Команда организаторов в этом году: Хихус, Анастасия Галашина, Ася Докучаева, Аня Воронкова, Надя Имра и немного я. Еще одним открытием в организации фестиваля оказалась практическая невозможность использования помощи извне. Вступал в бой фактор «сам сделаю быстрее» и «пока я объясню, как это надо делать – все сроки пройдут». Т.е. человек, который не был бы в курсе всех дел фестиваля, и не обладал бы знаниями, как следует вести отношения с партнерами фестиваля, культурными центрами, посольствами и проч. – просто ничего не смог бы сделать. Лично я занимался по большей части предварительными переговорами, остальное «дорабатывала» «тяжелая артиллерия» :) Но, конечно, сказать, что никто не помогает – это соврать. Например, Таня О. очень помогает фестивалю, она занимается переводом выставочных работ иностранцев, чтобы обычным посетителям их можно было почитать, а не просто посмотреть. И работа эта тоже не из легких и быстрых.
      ХЧ: Есть ли у тебя какие-то свои собственные идеи и мечты, которые ты хотел бы в будущем воплотить в рамках фестиваля?
      Б: В этом году как-то не получилось (хотя и очень хотелось!) сделать «день Издателя». Я считаю, что КомМиссия без представленных там вышедших на русском языке комиксов – не фестиваль комиксов. Пока что такие события как «ярмарка самиздата» (в этом году ее переименовали в «ярмарку комиксов») проходили на втором и третьем плане. Я же хочу, чтобы это было главным событием фестиваля, тем более что уже второй год выходят альбомы отечественных авторов, да и возрождаются такие журналы как «МУХА»…
      Надеюсь, в следующем фестивале формат для «Дня издателя» я придумаю, и его можно будет провести так, как должно.
      ХЧ: КомМиссия’09 – фестиваль фестивалей! Будут ли ещё какие-то изюминки у нынешнего фестиваля?
      Б: Да, у нас наконец-то мастер-класс проведут успешно издаваемые в Европе авторы: Баранько и Ерёмин. Да и «ярмарка комиксов», судя по заявкам, обещает быть щедрой на шедевры. И еще: если Хихус не свалится замертво от усталости на пороге Винзавода, то во вторые выходные мы тайно планируем мастер-класс «Как сделать фестиваль комиксов». Только тсс! Если Хихус узнает, может засмущаться и передумать.
      ХЧ: Что именно из программы нынешнего фестиваля ты бы особенно рекомендовал посетить?
      Б: Пусть каждый выберет для себя сам. А я постараюсь на сайте облегчить выбор, выложив побольше информации о грядущих мероприятиях.

      Богдан: человек и комиксист

      ХЧ: В интервью Жене Тимашёву ты говоришь, что не признаёшь коллективного обучения, когда учитель один на 100 человек. Что «вообще учиться надо у мастера и самому». В связи с этим два вопроса: кто твои учителя? и почему же ты сам даёшь уроки (мастер-классы) в больших аудиториях, а не выберешь себе одного-двух учеников?
      Б: То, что я провожу, это скорее не мастер-классы, а лекции. Как правило, проводим мы их вместе с Алексом Хатчеттом. И это, скорее, более глубокое понимание комиксов для читателя, чем обучение комиксистов рисованию комиксов — хотя комиксисты тоже могут найти в наших выкладках что-то полезное для себя.
      На фестивале БУМФЕТСТ'08 На фестивале БУМФЕСТ'09

      За время мастер-класса научить чему-то большому не получается, так что это не совсем обучение учеников. Каждый раз мы имеем дело с новой аудиторией, которой надо рассказать все с начала, даже если тема другая.
      А брать учеников не собираюсь, потому как быть учителем – это особое искусство, и к нему должна быть предрасположенность, потребность и любовь. Я не считаю себя учителем, и поэтому учеников брать было бы странно :)

      ХЧ: Твои самые известные комиксы – «Ника» и «Скунс и Оцелот». Есть и еще несколько работ, но они знакомы только фанатам. Между тем, комиксами ты занимаешься с 1992 года, то есть уже 16 лет! С чем связана такая «плодовитость»?
      Б: Лень и глупость :) что же еще? Комиксами, как они этого требуют, я занимался, когда рисовал «Нику» для «Классного Журнала», и занимаюсь сейчас, когда рисую «Скунса и Оцелота». Удивительно ли, что именно эти произведения выделяются из моего творчества?
      Комиксы любят, когда им уделяют много внимания, и требуют большой каждодневной отдачи. Это работа. Работа с 8-10-12-часовым днем – или еще больше. Когда работа над комиксом идет правильно – история живёт. Как только ритм сбивается, истории грозит гибель. Я раньше хотел рисовать комиксы, когда у меня было вдохновение, а «Нику» и «Скунса и Оцелота» я рисую, потому что их надо нарисовать, иначе их не будет к сроку нужное количество. Теперь, я надеюсь, истории мои наконец польются потоком, а не будут цедиться в год по чайной ложке. Потому что сейчас я работаю над историей, а не жду вдохновения.
      Старый Джем в автобусе

      ХЧ: Кстати, в истории «Старый Джем в автобусе» ты с себя срисовывал образ главного персонажа?
      Б: И да и нет. Круглые очки – это просто деталь, которую мне нравится рисовать. Герои бывают похожи на автора, но это буквально ничего не значит. Просто иногда нравится графема. Конкретно этого персонажа я с себя не срисовывал.

      ХЧ: Ты вообще часто сам себя рисуешь в своих комиксах? А в «Нике» есть твой двойник?
      Б: Я думаю, это главная «читательская догадка». Читатель пытается уличить автора, свести его с его произведением, и тем самым как будто что-то открыть для себя, приподнять завесу недоступного. Чаще всё в сто раз прозаичнее, и все связи – мнимые. Например, «Скунс и Оцелот». Сразу хочется подумать, кто из нас с Алексом Скунс, а кто – Оцелот. На самом деле эти персонажи нисколько не похожи на авторов. Вообще. Но, при желании, можно найти какие-то намеки и вырастить их до твердой уверенности.
      В «Нике» я себя рисовал на заднем плане. Но уже не помню сколько раз. Среди персонажей «Ники» у меня двойников нет, с себя я никого в полный рост не списывал, хотя наверняка многие что-то наследовали от меня – просто потому, что я автор.
      ХЧ: В интернете, говоря о «Нике», часто используют термин «манга». Считаешь ли ты сам её мангой? И как относишься к понятию «русская манга», можно ли так говорить?
      Б: На эту тему уже было так много дискуссий, что обсуждать наконец надоело :) И так и так правильно :) и манга и не манга :) и можно так говорить, и нельзя :)
      ХЧ: Твоим работам вообще присущи многие элементы, используемые в манге. Это дань моде? Что тебя привлекает в манге как художника?
      Б: Я изначально график, поэтому меня привлекает графика. Сначала на глаза попалась европейская гравюра, и я долго был ей восхищен, но истории рассказывались в манге, а не на одиноких гравюрах, поэтому изначально подражать я стал именно манге, хотя рисовал до этого совершенно по-другому.
      Мне нравится стилизованная красота линии в манге, простота и графичность изображения сложного. Богато выстроенный символизм, когда эмоция, атмосфера, отношения, чувства, предчувствия, доброжелательность и много другого показываются простыми, но очень действенными символами.
      ХЧ: У тебя есть 4-страничная история «Паутинка», которую ты рисовал для фестиваля японской литературы. Что это был за фестиваль?
      Б: По-моему, это было просто одно из тематических отделений книжной ярмарки в ЦДХ. Хихус подхватил в охапку всю студию ЛМР и заставил нарисовать каждого к этой выставке историю по произведению японского автора. Выставка на удивление получилась очень интересная.
      Паутинка

      ХЧ: Почему комикс был сделан именно по новелле Акутагавы «Паутинка»? Что повлияло на выбор?
      Б: Акутагава для меня наиболее понятный, сказочный и интересный автор. Его образы просты и интересны. Мне всегда нравились сказки, мифы, легенды. Всё то, чего не может быть, или от чего веет мистикой. Поэтому Акутагава был для меня совершенно бесспорным выбором. Ну а «Паутинку» я выбрал по формату. На всё про все у меня было 4 страницы. И в то же время хотелось сделать что-то зрелищное, интересное.

      ХЧ: Восточная культура тебе интересна как почва для творчества, или это что-то большее для тебя?
      Б: Восточное искусство часто греет во мне чувство прекрасного. Настолько, что иногда мне хочется его украсть. Но это не во всех областях, выборочно. Поэтому можно сказать, что мне нравится восточная культура, и что она иногда дает почву для творчества – но вряд ли это что-то большее. Хотя, конечно, когда у нас показывали «Сейлор Мун», я горел желанием поехать жить в эту Страну Чудес.
      ХЧ: Со сколькими сценаристами ты работал?
      Б: Если учитывать всех, кто сочинял историю, которую я впоследствии рисовал, то, наверное, с четырьмя: школьный друг (мы вместе делали), Слава Макаров, Хихус (для коммерческих комиксов) и Хатчетт.
      ХЧ: Как считаешь, важно ли, чтоб над комиксом работала команда? В каких случаях это необходимо, а в каких – лучше, чтоб художник работал один, выполняя все функции?
      Б: Я считаю, что команда в первую очередь для скорости, во вторую — в качестве костылей, дополняющих каждого отдельного участника команды. Если человек может рисовать один и делает это в хорошем темпе – никакие команды ему не нужны, это все только испортит. Команда хороша, когда человеку катастрофически не хватает какого-то умения, или когда профессионалы чувствуют, что хороший проект может пойти, и его надо просто рисовать быстро, чтобы читатель не забыл, что он вообще комиксы читать любит :)
      ХЧ: Твой первый сценарист – Вячеслав Макаров. Это он придумывал первые истории Ники для «Классного журнала»?
      Б: Да.
      ХЧ: Как и с чего началась ваша совместная деятельность, и почему на каком-то этапе он отошел от работы над историями Ники?
      Б: Очень хотелось публиковаться в журнале, а новый журнал как раз искал автора комиксов в стиле манга. Макаров, который всегда знал про всё и вся, предложил рисовать мне по его сценарию. Так и начали. Хотя поначалу боялись оба.
      Случилось так, что Слава уехал в отпуск на месяц, а сценария было только на один выпуск, а не на 4, как требовалось, поэтому я дописал сначала конец сюжетного действия первой главы, а потом начал писать уже что-то свое. Когда же он вернулся, то я решил, что сценарий хочу делать про другое. В общем, с одной стороны вышла неприятная ситуация, но с другой – Слава наконец вздохнул спокойно и перестал заниматься сценариями, ведь эта работа требовалась каждую неделю. Он каждый раз с видимым трудом писал его, потому что человек был занятой, у него и других дел хватало, а тут надо было отрываться, сочинять – и все быстро и сразу.
      ХЧ: Слышал, что позже, когда ты уже перестал публиковаться в «Классном журнале», «Нику» там продолжали печатать, придерживаясь разработанного тобой стиля. Правда? Почему так получилось и чем это закончилось?
      Б: Это уже что-то из серии городских легенд. Я ушел, «Ника» больше не печаталась. После меня начал печататься другой автор, Энжи. Она была читательницей «Классного Журнала», которая сама хотела рисовать истории. Вот она и стала рисовать туда свою историю.
      ХЧ: Как ты познакомился с Алексом Хатчеттом?
      Б: Я встретил его на одной из встреч клуба «Ранма» (клуб любителей аниме и манга), где вообще многие перезнакомились. Нежная традиция показывать свои рисунки и ахать была там в самом расцвете. Нахвалили друг друга, и подумали: а почему б не сделать что-то вместе?
      Скунс и Оцелот
      ХЧ: Комикс «Скунс и Оцелот» придуман вами с Хатчеттом вместе? Это вообще первая комиксная работа, которую вы начали делать вместе?
      Б: Да, это первая работа, которую мы сделали вместе. Первый комикс был про акул и скатов. «Скунса и Оцелота» Алекс придумал совершенно самолично и полностью сам. Я в этот процесс вмешиваюсь только сейчас, да и то немного. Все же эти персонажи – его детище, которое мы оба нежно оберегаем.

      ХЧ: Кстати, почему именно эти звери стали героями комикса? Потому что звучит красиво?
      Б: Они были настолько ДО принятия каких-либо решений, что вопрос «кто должен быть героями комикса» даже не вставал, они забронировали себе это место 10 лет назад.

      ХЧ: Расскажи о своём новом проекте – «Заговор Единорога». С чего эта манга началась и о чём она?
      Б: Это опять же НАШ проект. Не такой уж он и новый. У нас было лет 5 назад нарисовано пробных 18 страниц. После чего мы решили, что пока не готовы его рисовать. Сейчас, вроде как, наши желания оформились более четко, и мы стали подходить к проекту более плотно.
      Я чувствую уже, насколько сложная это будет работа, но понимаю, что она возможна. Алекс прорабатывает сценарий и мир, и придумал уже чуть ли не больше, чем за предыдущие несколько лет. Но говорить о проекте будет иметь смысл тогда, когда мы найдем для него издателя, или на руках у нас уже будет крепкая заявка – то есть, первая глава страниц на 50-80.

      «Вопросы о смысле жизни, Вселенной и вообще…»

      ХЧ: Как ты думаешь, почему в России сейчас коммерческие, рекламные комиксы гораздо популярнее, чем «обычные», которые для нас, читателей?
      Б: А они популярнее? :)
      ХЧ: Для каких организаций ты сам рисовал рекламные комиксы?
      Б: Чтобы по своему сценарию – ни для кого.
      ХЧ: Как обычно находятся заказчики?
      Б: Стучатся в почтовый ящик :)
      ХЧ: Что самое трудное при создании коммерческого комикса?
      Б: Не придушить заказчика, когда после уже нарисованного варианта он просит странного и непонятного.
      ХЧ: А вот если человек решил зарабатывать на рисовании комиксов – у него даже образование художественное имеется, например, — с чего ему лучше начинать? Как пробиться на этом рынке?
      Б: Как на любом другом. Быть упорным и искать пути. Нет ни школ, ни бирж труда комиксистов, ни издательств, куда постоянно требовались бы комиксисты, поэтому полная свобода. Он может пробиться на этом рынке КАК ЗАХОЧЕТ.
      ХЧ: Бывали среди твоих работодателей недобропорядочные, или откровенные аферисты? Как понять, что тебя не обманут? Каким образом комиксмейкер может обезопасить себя, работая над коммерческим комиксом?
      Б: Не возвращаемая предоплата (40-50%). Не отдавать оригиналы, пока не выплачен весь гонорар.
      ХЧ: Как думаешь, есть ли смысл комиксистам объединяться в какие-то профессиональные организации, или лучше существовать поодиночке?
      Б: Это требует талантливого менеджера или управленца, который захочет постоянно нянчиться с комиксистами – людьми творческими и капризными. На примере «Студии КС» видно, что это может быть успешно. Пример ЛМР показывает, что из этого может много чего вырасти. Объединения – это очень хорошо, но вместе с тем и не менее трудно. Трудно держаться вместе, не перессориться, быть постоянно активными.