Европейский комикс №1!

alt

В январе 2009 года Европа праздновала грандиозный юбилей — 80 лет Тентену! Вечно юный репортёр — герой культового комикса Жоржа Реми известен и в России. В предлагаемой статье Михаил Хачатуров рассказывает историю вымышленного человека-легенды и его великого автора.

 

Почему Тентен

Итак, почему Тентен?
И почему сейчас, когда серии исполнилось 80? Только вдумайтесь: персонажу комикса 80, а книги с его приключениями до сих пор расходятся миллионными тиражами! В чем заключен феномен Тентена? Казалось бы, в графике Эрже ничего особенного нет, многие рисуют гораздо ярче. Раскадровка? Масса художников предлагает раскадровку куда более смелую и изобретательную. Цвет? Тут и вовсе говорить нечего – он совсем простой, плоский, как калмыцкая степь. Сюжет? Обычные приключения: съездил-вернулся, побегал-попрыгал, ударил-увернулся… Текст? Можно легко найти авторов, уделяющих тексту гораздо больше внимания.

 

alt

Тогда почему именно Тентен стал европейским (так и хочется сказать «мировым», да всякие Бэтмены с Тарзанами не дают!) комиксом номер один? Отвечу так. Если вдруг завтра прилетит инопланетянин в голубом космолете, достанет свой бластер и спросит: «А ну, говори, странное земное существо, какой комикс самый-самый комиксный? У нас мало времени, нам еще 500 планет облететь надо, так что давай нам по-быстрому что-нибудь эдакое, чтобы мы сразу поняли, что же такое этот ваш комикс-момикс!», то я не моргнув глазом вручу им томик Тентена. Как некий архетип, идеальный образец сложносоставного искусства, который в наиболее простой и доступной форме объединяет в себе литературу и графику, колористику и кинематографию (не будем забывать, что комиксный художник — прежде всего режиссер), простоту и сложность — короче, все то, что делает комикс комиксом. Кто-то лучше рисует, кто-то лучше кадрует, кто-то лучше пишет, кто-то лучше красит, но если все объединить воедино и воспринимать комикс как синтетическое жанр, именно Тентен становится этим идеальным, «самым-самым комиксным» комиксом. В Тентене все основные компоненты — нарративные, иллюстративные, текстовые, шрифтовые — доведены до некоего идеала. Не исключаю, что все это не было специально задумано, просто так получилось — вдруг появился человек, который сумел создать практически идеальный образец того вида искусства, в котором он решил себя выразить.

alt

 

Когда прошло время и мне начали попадаться книги о самом Эрже, о том как он строил свою работу, я понял почему так произошло — просто с той тщательностью, с которой подходил к созданию комикса Эрже, к нему в то время не подходил никто. Буквально каждый кадр, включая его размер и расположение на странице, тщательно продумывался, едва ли не каждое движение репетировалось с натуры. Когда уже в 1950-е годы Эрже добился солидного успеха — в том числе коммерческого — и создал собственную студию, он начал мучить своих сотрудников тем, что без конца заставлял их прыгать, бегать, ходить туда-сюда… И все это он старательно переносил на бумагу с тем, чтобы найти единственную фазу, которая наилучшим способом передает задуманное движение. Например, по замыслу нужно, чтобы человек резко вскочил со стула: что-то его там обеспокоило за окном… Но ведь если просто нарисовать встающего со стула человека, будет довольно трудно понять — встает он или, наоборот, садится! Это не так просто определить без спидлайнов, а линии движения все-таки перегружают рисунок, меняют его композицию. Поэтому Эрже и пытался найти ту фазу, которая однозначно и четко передает именно вскакивание, причем зафиксированную одним-единственным кадром, поскольку истории у Эрже достаточно плотные и насыщенные, они требуют много места — если каждое движение передавать тремя-четырьмя кадрами, не хватит не только 62, тут и 500 страниц может не хватить! Сознанием мы можем этого не понимать – что-то там происходит, и ладно – но мозг тем временем регистрирует: «ага, вот он сидел себе сидел, а тут вдруг взял и вскочил – видно что-то произошло!», и внутренне мы уже готовы к тому, что действие вот-вот резко ускорится и начнется новый виток событий. И хотя в процессе чтения мы ничего специально не анализируем, мы просто читаем, смотрим картинки, но где-то внутри то или иное ощущение остается, поэтому чтение идет легко.
alt

 

Беда многих современных авторов, прежде всего наших, в том, что они классику практически не знают, не знают этих фундаментальных законов и кодов, которые европейские и американские художники выучили назубок. Все, даже самые новаторы-разноваторы, впитывали эти законы с раннего детства, и если они ломают какие-то классические каноны, они знают, что конкретно они ломают и зачем они это делают. Да, они так видят мир, да, они видят его иначе — но при этом они прекрасно знают, как устроена классика.
alt

 

Классика, она ведь почему классика? Не потому, что она стара, а потому, что она фактически идеальна. Потому, что прошла проверку временем, выдержала смену эпох и культурологических парадигм. Как, например, студентов ВГИКа заставляют во множестве смотреть старые фильмы — ведь не потому, что профессора такие злые: «мол, смотри, и все тут!», — а потому, что если ты не понимаешь этих фундаментальных законов, найденных когда-то великими основателями, даже если ты собираешься стать новатором, успеха тебе не достичь. Чтобы стать подлинным новатором, нужно четко знать, что ты «новируешь», какие именно каноны ты хочешь нарушить.

alt

Европейские авторы, даже самые что ни на есть альтернативные, все это прекрасно знают, у них классика в голове сидит чуть не с пеленок, они выросли на Штрумпфах, Тентенах и Астериксах. У наших комиксистов такой возможности, к сожалению, не было, вот и приходится постигать законы творчества методом проб и ошибок, что называется, по ходу дела. Например, вопрос: как расположить в кадре героя? Где его «поставить»? Слева? Справа? На переднем плане? В глубине?… А расположить его надо так, чтобы расстановка фигур в кадре четко соответствовала повествовательной структуре всего разворота, чтобы «выход из страницы» персонажу не загораживал другой персонаж, чтобы герой не стоял лицом «не в ту сторону»… Все это кажется мелочью, но на самом деле в этом и есть суть комиксного искусства. Эрже в «Тентене» добился того, что все эти мелочи глазом вообще не воспринимаются — будто так и должно быть. Самое интересное, что действительно, так и должно быть! Собственно, поэтому Тентен и стал Тентеном – феноменом, который издан по всему миру общим тиражом под 300 миллионов экземпляров, переведенным едва ли не на все языки мира. Я тут на досуге посмотрел свеженький каталог 2008 года, так там в разделе «Тентен на языках мира» попадаются языки, о существовании которых я даже не подозревал, хотя с детства интересуюсь филологией (см. врезку). Там есть реликты, на которых говорит, быть может, человек 200, ну, 1000 максимум. Понятно, что все это делается исключительно престижа ради: «смотрите, мол, на каких уникальных языках мы издаем наши книжки!». Но согласитесь, ведь что попало не будут переводить на крохотные наречия, какие-то исчезающие (или уже исчезнувшие!) местные диалекты.

alt

Вот Корто Мальтезе, скажем, не будут издавать на местных диалектах, хотя это тоже серия будь здоров! Кстати, единственная, пожалуй, которая может конкурировать с Тентеном по своей исключительной атмосферности, способности втягивать в себя читателя. Пратт и Эрже, два, пожалуй, главных комиксных классика ХХ-го века, были людьми очень тщательными, они самым наивнимательнейшим образом изучали и моделировали все, что имеет отношение к истории, которую они хотят рассказать. А это — помимо таланта и одаренности, разумеется, – очень серьезная работа над каждой страницей, каждым кадром, каждой позой. Интересно, что какой-то особой графической детализации нет ни у Тентена, ни у Корто Мальтезе — кадры в этих сериях не перегружены, они легко воспринимаются глазом. У Эрже кадры вообще выстроены предельно просто. Иными словами, восприятие истории максимально облегчено, поскольку именно ИСТОРИЯ для Эрже, как и для всех авторов классических серий прошлого, играет основополагающую роль.

 

alt

Любопытно, что уже будучи довольно пожилым человеком, Эрже в очередной раз выказал редкую дальновидность, включив в завещание пункт, запрещающий продолжение серии «Приключения Тентена» кем бы то ни было в течение, если не ошибаюсь, 70 лет после его смерти — чем и спас своего героя от «растаскивания». Другие авторы так не сделали, и по целому ряду классических серий мы сейчас видим во что это выливается. Дело в том, что подлинный автор, Автор с большой буквы, не просто рисует своих героев — он вкладывает в них часть своего «я», а после его смерти все это уходит к просто хорошим рисовальщикам, владеющим вроде как всем необходимым — законами жанра, мастерством изложения, — но не вкладывающим в создание произведения ничего внутреннего, ничего «лично выстраданного» если хотите, в результате чего происходит постепенная деградация персонажа. Эрже все это предвидел и обезопасил Тентена от обезлички.

 

Впрочем, несмотря на запрет, в мире существуют сотни пиратских «Приключений Тентена», вышедших в самых разных странах. Фанаты, зачастую даже не профессиональные художники, просто берут и рисуют целую историю полос эдак на 60: «Тентен там-то», «Тентен и то-то». Все это издается без каких бы то ни было разрешений и стоит потом сумасшедших денег у букинистов. Причем речь именно о продолжениях, выполненных со знанием дела, на полном серьезе, а ведь есть еще сотни и сотни откровенных пародий.
alt

 

И напоследок еще одна любопытная деталь. Вплоть до недавнего времени серия выходила без нумерации — тома имели названия, но не имели порядковых номеров, что уже весьма нетипично. Так вот, еще несколько лет назад ответить на простецкий, казалось бы, вопрос «сколько томов в серии «Приключения Тентена»?» было не так-то легко. Один сказал бы «24» и был бы прав, потому что действительно, с учетом последнего, изданного в виде набросков и так и не законченного тома «Tintin et l»Alph-Art» (примерно — «Тентен и Золотой Алфавит»), их было бы 24. Другой бы сказал «23», потому что он этот самый «Алфавит» за полноценный том не считает. Третий озвучил бы цифру «22», и это тоже было бы правдой, поскольку долгое время классическая, регулярно переиздаваемая серия состояла как раз из 22 томов (без уже упоминавшегося первого, про Страну Советов, и без последнего — того, что в набросках). Но если бы кто-то вдруг ответил «21» то, как ни странно, и это не было бы большой ошибкой, ибо многие пуристы последний прижизненный том «Tintin et les Picaros» («Тентен и Пикаросы») в «классическую» серию высокомерно не допускают: «мол, это уже не то, это уже не Тентен»! Действительно, Эрже фактически вынудили нарисовать эту книжку, чтобы оживить интерес к серии, и он, скрепя сердце, сделал то, что от него просили, но… скажем так, без всякого желания. Как бы то ни было, теперь ее тоже пронумеровали, и отныне в серии официально числятся 24 книжки. И еще 45 лет их будет ровно 24.
alt

 

И уж совсем напоследок. По профессии Тентен — репортер, он вообще-то должен писать отчеты о своих многочисленных приключениях и отсылать их в редакцию. Так вот, во всех 24 томах есть только один-единственный кадр, в котором Тентен изображен занимающимся своей профессиональной деятельностью – написанием статьи.

«Жорж Реми: краткая хронология»

22 мая 1907: в Эттербеке (одна из многочисленных коммун брюссельской агломерации), в семье служащего Алексиса Реми и домохозяйки Элизабет Реми, урожденной Дюфур, на свет появляется мальчик по имени Жорж

февраль 1924: в журнале «Бельгийский бой-скаут» опубликованы первые рисунки 17-летнго Жоржа Реми, а уже в декабре того же года появляется и ставшая легендарной подпись — “Herge”

январь 1929: в журнале “Petit Vingtieme” («Малыш ХХ-й век», или просто «Маленький ХХ-й век», поскольку журнал был задуман как молодежное приложение к «взрослому» журналу «ХХ-й век») выходят первые две страницы «Приключений Тентена в Стране Советов»

май 1941: на страницах тома «Краб с золотыми клешнями» (“Le crabe aux pinces d’or”) впервые появляется капитан Хаддок (Haddock) – душа и совесть серии

1942: Тентен становится цветным! Первым томом, вышедшим непосредственно в цвете, становится «Загадочная звезда» (“L’etoile mysterieuse”); одновременно происходит унификация всех предыдущих томов до единого объема в 62 полосы (ранее объем был произвольным, варьируя от 100 до 130 полос)

26 сентября 1946: в Брюсселе выходит первый номер журнала «Тентен»

1950: создание знаменитой «Студии Эрже», которая объединила молодых художников, впоследствии ставших классиками; среди них Эдгар Пьер Жакобс, Жак Мартен, Боб де Моор, Роже Лелу и другие. Отныне Тентен не просто комикс, а настоящие предприятие!

1956: «Приключения Тентена» впервые достигают потолка в 1 000 000 проданных за год экземпляров; примерно в это же время резко возрастает количество переводов

1959: в знаменитом издательстве «Галлимар» (“Gallimard”) опубликована первая в истории книга, посвященная – подумать только! — автору комиксов. Как вы думаете, кому?

1959: завершена работа над альбомом «Тентен в Тибете» (“Tintin au Tibet”) — по мнению большинства исследователей, абсолютно лучшим в серии

1961: выход первого полнометражного игрового фильма о приключениях Тентена – «Тайна золотого руна» (“Le mystere de la toison d’or”), снятого, заметьте, по оригинальному сценарию, в «книжной» серии подобной истории нет! Всего таких фильма было два – в 1964 появился еще «Тентен и Синие апельсины» (“Tintin et les Oranges bleues”)

1969: выход первого полнометражного мультипликационного фильма – «Храм солнца»; в итоге экранизировали почти все тома регулярной серии; еще один мультфильм, «Тентен и акулье озеро» (“Tintin et le lac aux requins”, 1972), был снят по оригинальному сценарию

1976: выход последнего полноценного альбома о приключениях Тентена – «Тентен и Пикаросы» (“Tintin et les Picaros”), наименее убедительного со времен пресловутой «Страны Советов»

3 марта 1983 года: в госпитале Сен-Люк в нескольких километрах от Брюсселя скончался Жорж Реми, вошедший в историю под псевдонимом Эрже

октябрь 1986: издательство CASTERMAN публикует альбом “Tintin et l’Alph-Art” (буквально — «Тентен и Альф-Арт», хотя мне больше нравится вариант перевода «Тентен и Золотой Алфавит»), представляющий собой набор карандашных набросков, выполненных Эрже в конце 1970-ых; именно в таком виде он переиздается и по сей день

«Эрже, основная библиография»

(названия книг, годы изданий и количество томов приведены в соответствии с текущим каталогом издательства CASTERMAN)
1. «Тотор, капитан отряда скаутов «Майские жуки» (“Totor, C.P. des Hannetons”), 1926
2. «Приключения Тентена и Милу» (“Les aventures de Tintin et Milou”) — 24 тома, 1929-1979
3. «Подвиги Квика и Флюпке» (“Les exploits de Quick et Flupke”), 12 томов, 1930-1969
4. «Пополь и Виржини у Лапиносов» (“Popol et Virginie chez les Lapinos”), 1934
5. «Приключения Жо, Зетт и Жоко» (“Les aventures de Jo, Zette et Jocko”) – 5 томов, 1936-1954

«Тентен-полиглот»

Вот неполный список языков и диалектов, на которых свободно говорит этот величайший полиглот ХХ-го века:

  1. аклот (один из поддиалектов валлонского – языка бельгийцев французской части страны)
  2. английский
  3. арабский
  4. армянский
  5. арпитан (очень близкий к окситанскому язык части жителей Савойи)
  6. астурийский (диалект испанского — язык жителей провинции Астурия)
  7. африкаанс
  8. баскский
  9. бенгали
  10. бернский (один из диалектов жителей швейцарского города Берна)
  11. болгарский
  12. брессан (еще один вариант близкого к окситанскому языка жителей ряда регионов Савойи, прилегающих к городу Брессу)
  13. бретонский (язык жителей французской Бретани)
  14. брюкселуа (диалект части жителей Брюсселя)
  15. валлонский льежский (диалект валлонского, распространенный на востоке страны, в окрестностях города Льежа)
  16. валлонский шарлеруазский, он же валлоно-пикардийский (диалект валлонского, распространенный на западе страны, в окрестностях города Шарлеруа)
  17. венгерский
  18. вогезский (один из лотарингских диалектов, характерный для жителей французских департаментов Вож, Мозель, Мёрт-и-Мозель и ряда областей Эльзаса)
  19. галисийский (язык жителей испанской провинции Галисия)
  20. галло (диалект жителей окрестностей французского города Ренна)
  21. голландский
  22. гомэ (еще один из диалектов лотарингского языка, характерный для местности, расположенной на границе трех стран — Франции, Бельгии и Люксембурга)
  23. греческий
  24. грюэрьен (диалект жителей швейцарского кантона Фрибур, характерный для окрестностей города Грюйера, знаменитого своим сыром)
  25. гэльский (язык жителей северо-западной Шотландии и Гебридских островов)
  26. датский
  27. иврит
  28. индонезийский
  29. испанский
  30. исландский
  31. итальянский
  32. каталонский
  33. китайский
  34. корейский
  35. корсиканский
  36. кхмерский
  37. латынь
  38. люксембуржуа, он же лётцебюргеш (язык западно-германской группы; наравне с французским и немецким — один из трех основных языков Великого Герцогства Люксембург, встречается также в ряде приграничных регионов Бельгии, Франции и Германии)
  39. малайский
  40. монгольский
  41. немецкий
  42. норвежский
  43. окситанский, он же провансальский
  44. остендэ (диалект жителей бельгийского города Остенде и прилегающих окрестностей)
  45. оттентуа (язык части жителей бельгийской провинции Брабант; близок к пикардийскому и гомэ)
  46. папиаменту (один из креольских языков, характерный для ряда Малых Антильских островов – прежде всего, Аруба, Бонер и Кюрасао; наиболее близок к португальскому и испанскому)
  47. пикардийский Турне (один из диалектов пикардийского – языка романской группы, характерного для ряда регионов на границе Франции и Бельгии; распространен в районе бельгийского города Турне)
  48. пикардийский Вимё и Понтьё (еще один диалект пикардийского; распространен в районе соответствующих французских областей)
  49. польский
  50. португальский
  51. прованский
  52. ретороманский (наряду с французским, немецким и итальянским, один из четырех государственных языков Швейцарской Конфедерации)
  53. румынский
  54. русский
  55. сербский
  56. словацкий
  57. таитянский
  58. тайский
  59. твентс (восточно-голландский диалект)
  60. тибетский
  61. турецкий
  62. фарерский
  63. фарси
  64. финский
  65. фризон, он же фрюск (северо-голландский диалект, близкий к староанглийскому языку)
  66. хорватский
  67. чешский
  68. шведский
  69. ш’ти (очень близкий к пикардийскому диалект жителей северной части Франции, граничащей с Бельгией)
  70. эльзасский
  71. эсперанто
  72. японский

 


«Тентен – путешественник»

За 24 тома своих приключений вездесущий брюссельский репортер успел:

 

 

 

  • посетить все континенты, кроме Австралии (куда не долетел совсем чуть-чуть – бандиты помешали) и Антарктиды (зато уж на Арктике отыгрался по полной!);

 

 

 

  • побывать в СССР, США, Конго, Перу, Китае, Индии, Непале, Тибете, Египте, Шотландии, а также в Сильдавии, Бордюрии (это на Балканах), Нуэво-Рико, Сан-Теодоросе (это в Латинской Америке), Раваджпуталахе (это, естественно, в Индии) и мятежном эмирате Хемед (ну а это, как вы понимаете, на Ближнем Востоке);

 

 

 

  • избороздить все океаны;

 

 

 

  • отметиться на Луне;

 

 

 

  • прокатиться на летающей тарелке.

    «Из комикса – в миф»

    В апреле 1984-го, спустя месяц после смерти Эрже, журнал (A Suivre) выпустил специальный номер, в котором ведущие авторы, лидеры ВД нового поколения, отдали дань уважения своему великому предшественнику, по горячим следам нарисовав по коротенькому трибьюту создателю Тентена. Среди них были: Энки Билаль, Франсуа Бук, Франсуа Буржон, Даниель Сеппи, Флоранс Сестак, Дидье Комес, Жан-Клод Дени, Дериб, Филипп Дрюйе, Ф’Мюрр, Жан-Клод Форест, Фред, Лусталь, Франк Маржерен, Жан-Клод Мезьер, Рене Петийон, Чарли Шленго, Франсуа Шюитен, Бенуа Сокаль, Жак Тарди, Тед Бенуа, Тронше, Алекс Варенн, Мартен Вейрон, Марк Вастерлен и многие другие. Используя собственную графическую манеру, каждый из них попытался в рамках небольшой истории поделиться своим восприятием героя, ставшего планетарным мифом…


     

    ©Михаил Хачатуров, «Хроники Чедрика»# 1, 2009

Михаил Хачатуров: Жизнь в картинках

Все иллюстрации в статье увеличиваются щелчком мыши
и открываются в отдельном окне

…Почему-то ни одно уважаемое издательство-мейджор [1], будь то DARGAUD, CASTERMAN, DUPUIS или DELCOURT, комикс-биографии «в чистом виде» не выпускает. Конечно, в каких-то сериях появляются реальные исторические фигуры, куда без них, но служат они главным образом «для мебели» — дабы помочь читателю вписаться в эпоху.

 

Исключение – французское издательство GLENAT, которое изначально ориентировалось на исторический жанр; а где история, там уж, ясное дело, и биография. Но и те в плане жизнеописаний предпочли ограничиться скромненькой серией «Великие писатели» [2], причем даже в ней речь идёт не столько о биографиях, сколько об эпизодах из жизни (своего рода, исторических анекдотах) большей частью окрашенных в авантюрные, сценарно-привлекательные тона. Нельзя, кстати говоря, не отметить, что в негласной иерархии «уважаемости» GLENAT заметно уступает вышеперечисленным лейблам.

Напротив, в Европе существует целый пласт образовательной и научно-популярной комиксной продукции, обслуживающей интересы юной публики, которой действительно лень читать книжки, а экзамены сдавать надо. Для них толпы безвестных художников рисуют стрипы про какого-нибудь Марка Аврелия, Карла Лысого или Жана Жореса, отталкиваясь в данном случае от реальных биографических данных. Вот только комиксом, да и вообще художественным произведением, подобные творенья назвать нельзя – это чистой воды методическая литература, и издают ее специализированные издательства, а не те, что выпускают обычные комиксы.

Правда, в последнее время я стал замечать, что и тут наметился сдвиг в креативную сторону — видно, совсем уже полную фигню перестали покупать и в сугубо познавательных, не обремененных художественным запросом, целях.

Впрочем, это вовсе не означает, что серий, которые по внешним признакам можно отнести к биографическим, нет вообще. Есть они, есть… Только вот нюансы имеются.

Нюанс первый

Как правило, протагонисты подобных серий мифологизированы настолько, что обыденным сознанием уже давно не воспринимаются как реальные, когда-либо состоявшие из плоти и крови люди, а скорее, как античные герои, эдакие былинные богатыри – с одной стороны, они вроде как были, а с другой – вроде как и нет. Да и какая, по сути, разница? Стереотипы, которые с каждым поколением только крепнут, победили факты, и даже имена этих персонажей стали нарицательными, таким образом окончательно оторвавшись от телесной оболочки. Посидев над каталогами основных франко-бельгийских издательств, я составил список наиболее популярных исторических лиц, которые удостоились чести стать титульными героями комиксов. И список этот о-очень красноречив.


[1]… издательство-мейджор… – (здесь) крупное издательство «с именем», специализирующееся на выпуске данного вида продукции (в нашем случае комиксов) и играющее определяющую роль на соответствующем рынке. Термин пришел из музыкальной индустрии.

[2]… серией «Великие писатели»… — «Grands ecrivains». В серии, выходившей в середине 1990-х по сценариям Жана Дюфо (Jean Dufaux, художники разные), вышли тома, посвященные Бальзаку, Хемингуэю, де Саду, Хэммету и Пазолини.


Лидирующие позиции в списке самых востребованных в современном комиксном мейнстриме персон занимают: Жанна д’Арк [3], Чингисхан [4], Аттила [5], Распутин [6] и многочисленные легенды Дикого Запада – Буч Кассиди, Каламити Джейн, Буффало Билл и другие [7]. Что же касается совсем уж растасканных на анекдоты товарищей вроде Дракулы, Джека-Потрошителя или Железной Маски – их в контексте «биографии» обсуждать не хочется даже мельком. Впрочем, положа руку на сердце, вряд ли хоть одну из перечисленных книг можно всерьез обсуждать в данном контексте; к биографическому жанру они имеют чисто номинальное отношение. Известное имя – лишь повод для раскрутки действия, определенный набор букв, вызывающий хрестоматийные ассоциации. А уж жанр не имеет значения, это может быть всё, что угодно — приключения, детектив, вестерн, эротика, юмор и даже фантастика. Соответственно, историческая достоверность мало кого волнует, включая специалистов – все понимают, что речь идет не о реальных фигурах, а об их образах, традиционно трактуемых весьма вольно.


[3]… Жанна д’Арк… — Понятное дело, для французов это «намбер уан», достаточно взглянуть на список экранизаций! То же и в BD, правда здесь вольностей побольше (см. ссылки). Орлеанская дева лидирует и среди комиксной дидактики – с ходу я насчитал с полдюжины более или менее академичных биографий, но уверен, что их на самом деле гораздо больше. Из «просто комиксов» стоит ознакомиться с версиями (весьма далекими от канонических!) Ф’Мюрра и Жийона:

  • P. Gillon «Jehanne – La Seve et le Sang», ALBIN MICHEL, 1993
  • P. Gillon «Jehanne la Pucelle» (переработанный и дополненный вариант), ALBIN MICHEL, 1997
  • F’Murrr «Jehanne d’Arc» – 2tt, CASTERMAN, 1980-85

[4]… Чингисхан… — Тоже весьма популярный BD-персонаж, хотя к Франции никакого отношения не имеет. По вольности трактовки даст сто очков вперед любой Жанне д’Арк! В жанровом отношении средний комикс о Чингисхане можно охарактеризовать как «300 спартанцев» в азиатском стиле. Пара красноречивых примеров:

  • Cothias/Griffo, «Cinjis qan» – 3 tt, GLENAT 1996-97
  • Tarek/Moriniere «Tengiz» — 3tt, EP Editions 2006-07

[5] Чем французам так приглянулся Аттила – ума не приложу, но в BD он фигурирует на удивление часто, хотя в качестве титульного героя серии выступает лишь однажды:

  • Mitton/Bonnet, «Attila mon amour» – 6 tt, GLENAT 1998-2003

[6] … Распутин… — О, это вообще песня! Если вспомнить русскую тему в европейском комиксе, то по части упоминаний старец уступит разве что Владимиру Ильичу и Иосифу Виссарионовичу. Тут и Пратт отметился, и Сокаль, и Рибера с Годаром. Из свеженького:

  • Tarek/Pompetti «Raspoutine» – 3tt, EP Editions 2006-2008
[7]…многочисленные легенды Дикого Запада… – Буч Кассиди, Каламити Джейн, Буффало Билл и другие… — Тут все понятно: реальный исторический персонаж помогает сделать вестерн более зримым – в конце концов, все смотрели Джона Форда и Джорджа Роя Хилла. К тому же, не самым звездным авторам громкое имя на обложке помогает слегка расширить круг потенциальных читателей, хотя он в любом случае вряд ли выйдет за рамки заядлых любителей вестернов. Ссылок – масса, приведу лишь несколько, из числа последних (не «Люки Люка» же цитировать, хотя там и Каламити Джейн есть, и Джесси Джеймс, и Билли Кид!):
  • Martin/Hanuka/Kness «La legende de Cassidy» – 2tt, EP Editions 2003-06
  • Brremaud/Duhamel/Vermot-Desroche «Butch Cassidy» — 3tt, Vents d”Ouest 2006-07 (NB: чистый юмор!)
  • Blanchin/Perissin «Martha Jane Canary» — t.1, FUTUROPOLIS, 2008

 


Нюанс второй

Биографические (даже в приблизительном смысле слова) серии никогда не становятся бестселлерами. Хуже того, они редко вообще бывают удачными, даже у таких звезд, как Жийон. Показательный момент: всезнающие BD-справочники, оценивающие стоимость первых изданий, редко дают таким комиксам хоть какие-то котировки (либо те надолго замерзают на минимуме в 10-15 евро), если, конечно, речь не идет об откровенном антиквариате.

Нюанс третий

В качестве героя рисованного байопика [8] автору гораздо выгоднее выбрать личность, мягко говоря, неположительную, ну, на худой конец – неоднозначную (те же Распутин, Атилла & Co). По ходу дела её, конечно, можно изрядно очеловечить, придать, так сказать, глубину резкости, но герой по определению должен нести в себе какую-то червоточину. Истории о стойком оловянном солдатике устарели — скучно, нет внутреннего конфликта. Вот если б он сперва кого-нибудь зарезал…

Скажем, мне не знакома ни одна комикс-биография Жана Мулена (Jean Moulin), хрестоматийного героя Сопротивления, занимающего во французской национальной мифологии примерно такое же место, как наш Александр Матросов или политрук Клочков – а вот опусы о жизни и деятельности не менее хрестоматийного для Франции персонажа Анри-Дезире Ландрю, эдакого французского Чикатило, казнённого в 1922 году за зверские убийства женщин, появляются с изрядной регулярностью [9]. Из той же серии недавняя работа Ходоровского и Манары о приснопамятном семействе Борджиа [10] — милейшие люди, что говорить!

А подобные произведения, несмотря на все их художественные достоинства, априори не могут стать событием — как ни крути, как ни ёрничай, а подсознательно народ тянется к положительным в основе своей героям. Если уж преступник – так Буч Кассиди, если распутник – так Казанова [11], но никак не Ландрю или Борджиа. Заметьте, кстати: все перечисленные имена относятся к числу тех самых, ставших нарицательными!


[8] Байопик – вообще-то термин чисто киношный: bio-pic, bio[graphical] – pic[ture]. Иными словами, художественный фильм-биография. Я позволил себе использовать его применительно к комиксам, поскольку это всё-таки тоже «картиники»!

[9] … опусы об Анри-Дезире Ландрю появляются с изрядной регулярностью… — с «изрядной регулярностью» это я, конечно, приврал, но пару ссылок могу привести легко:

  • Novi/Bielot «Landru» – GLENAT, 1981
  • Chaboute «Henri Desire Landru» – Vents d’Ouest, 2006 (попутно: Кристоф Шабуте – очень интересный автор, работающий в жанре графического романа, плохих книг у него нет в принципе!)

[10]…. Серия о Борджиа ещё продолжается…

  • Jodorowsky/Manara «Borgia» – 3tt, ALBIN MICHEL-DRUGSTORE 2004-2009

[11] … Казанова… — Ну, конечно, куда ж без него! Тоже один из традиционных героев и BD, и кинематографа (само собой!), мне удалось найти как минимум 4 комикса на эту тему. Правда, строго говоря, их корректнее рассматривать не как биографии, а как литадаптации – первоисточник-то у всех один.


В этот же пункт логично запихнуть еще одну распространенную тему – комиксы про вождей. Да, да и такие есть! Правда, все они за редким исключением носят научно-популярный характер и издаются профильными издательствами. Например, довольно активны в этом сегменте всяческие леворадикальные и анархистские партии, имеющие свои издательские подразделения с говорящими названиями («Черный флаг», «Мир анархизма» и т.д). В числе прочей продукции (обильной!) они выпускают и комиксы – например, о Несторе Махно [12], где в качестве персонажей фигурируют Николай II, Керенский, Ленин, Троцкий, Деникин, Врангель… Очень, должен сказать, занятно, хотя и корявенько. А как вам серийка «Вожди для начинающих»? [13] А рисованная биография товарища Сталина? [14] Право слово, чего только в мире нету…

Ну, и чтобы закончить с вождями, пара более симпатичных примеров (хотя кто их там разберет…). «Че» Остерхельда и обоих Бречча и так всем теперь известна, поэтому даже ссылку приводить не буду, а вот факт существования европейского комикса о Мартине Лютере Кинге, уверен, от большинства ускользнул [15]. Для особо дотошных (а в интернет-песочнице народ любит ловить чужих мышей и меряться совочками) спешу уточнить: хоть Бречча с Остерхельдом и аргентинцы, в наш обзор они попали отнюдь не случайно, ибо, несмотря на географический фактор, аргентинский комикс (по крайней мере, в лучших своих проявлениях) вполне европейский по сути; тем более, что многие тамошние авторы (Муньос и Сампайо, Сентнер, Альтуна, Трильо, тот же Энрике Бречча) долгое время жили и работали в Европе. Ну да речь не об этом.


[12] … комиксы о Несторе Махно…

  • F.Hombourger «Makhno» – 2tt, Les Editions Libertaires et Les Editions du Monde Libertaire, 2002

[13]… серийка «Вожди для начинающих»… — (Ed. Maspero, 1982, разные авторы)

  • «Lenine pour debutants»
  • «Trotsky pour debutants»

[14]… рисованная биография товарища Сталина… —

  • Dunbar «Staline» – Ed. du Cirque Divers ASBL, 1980

[15] Полное название монументальной трилогии английского художника H.C. Андерсона звучит так: «Мартин Лютер Кинг, неофициальная биография», но самое интересное тут другое. Как вы думает, что скрывается за инициалами «Н.С.»? Думаете, Howard Clayton? Или Herbert Christopher? Нетушки – Ho Che. «Хо» — как Хо Ши Мин. И «Че» — как сами знаете кто. Так что не мы одни богаты Виленами, Владленами и Мэлисами (это от «Маркс, Энгельс, Ленин И Сталин», кто не догадался).

  • H.C. Anderson «King» – 3tt, EP Editions, 2003-04.

 


Нюанс четвертый

Есть такое небольшое французское издательство, NOCTURNE, которое специализируется на совмещении двух видов искусства — комикса и музыки. Оно издает компакт-диски джазовых, блюзовых и других серьезных музыкантов, оформленные в виде стрипов. Рисуют их как правило очень достойные художники, причем не простые, а горячо любящие музыку, которые, к тому же вольны выбирать исполнителя по вкусу. Очень любопытно, хотя и требует минимального знания предмета [16].
Кстати, музыкантам вообще повезло с комиксами: среди несомненных удач жанра никак нельзя упустить one-shot все тех же Муньоса и Сампайо, посвященный трагической судьбе легендарной певицы Билли Холидей [17].

И напоследок

Не могу обойти молчанием книжки замечательного югослава Градимира Смуджи (род. в 1954 г в городе Нови-Сад), которые формально тоже могут быть отнесены к жанру биографий, хотя на самом деле никакие это не биографии, а своего рода рисованный гимн «Белль Эпок», прекрасной эпохе, и ее гениям. Праздничные, окрашенные искренней любовью и теплым юмором истории про Ван Гога, Тулуз-Лотрека и их великих современников [18] стали настоящим событием в европейском комиксе, в который раз доказав, что умение рисовать биографу-комиксисту – отнюдь не помеха. Особое удовольствие книги Смуджи принесут любителям живописи конца XIX – начала ХХ века, он умудрился спародировать (причем исключительно в позитивном ключе, одновременно смешно и деликатно) всех и вся; это настоящая мини-энциклопедия эпохи, причем на ее страницах вы встретите не одних только художников (среди которых Делакруа, Моне, Гоген, Дега, Пикассо, Сезанн, Ренуар, Сёра и даже Рембрандт!), но и скульптора Родена, фотографа Надара, композитора Дебюсси, артистку Сару Бернар, певца Аристида Брюана, а также Мату Хари, Дрейфуса, Оскара Уайлда, Льва Толстого, влиятельных импрессарио, модных куплетистов, популярных танцовщиц, легендарных соблазнительниц, знаменитых скакунов-чемпионов и прочую столь же колоритную публику – причем, как видите, не только двуногую.

И уж на самый последний последок – две стопроцентные биографии, тем более что это едва ли не единственный пример (другие вот так сразу на ум не приходят, хотя они наверняка есть) настоящих, без каких-либо «но», комикс-биографий, выпущенных солидным мейджором. Самое любопытное, что они имеют непосредственное отношение к России: одна посвящена Александру Невскому, другая – Владимиру Красное Солнышко [19]. По графике обе – классический BD-реализм бельгийской школы, который нынче нечасто и встретишь, – комиксистам со стажем должно понравиться. Личность художника (Поль Тенг, довольно известный в профессиональных кругах автор) мы покамест оставим в стороне, а вот о сценаристе стоит, пожалуй, рассказать чуть подробнее.


[16] Сейчас в серии от NOCTURNE более ста книг, среди которых рисованно-звуковые портреты Луи Армстронга, Дюка Эллингтона, Чета Бейкера, Чарли Паркера, Каунта Бейси, Дина Мартина, Джанго Рейнхарда, Эдит Пиаф, Фернанделя, Фреда Астера, Фрэнка Синатры, Эллы Фицджеральд…

[17] Munoz/Sampayo «Billie Holiday» – CASTERMAN, 1991

[18] … книжки югослава Градимира Смуджи…

  • Smudja “Vincent et Van Gogh” – DELCOURT, 2003 (one-shot)
  • Smudja “Le Bordel des muses” (позднее — “Cabaret des muses”) – 4 tt, DELCOURT 2004-08 (серия продолжается).

[19] … одна посвящена Александру Невскому, другая – Владимиру Красное Солнышко…

  • Teng/Volkoff “Saint-Vladimir – Le Soleil Radieux” – LOMBARD, 1992
  • Teng/Volkoff “Alexandre Nevsky” – LOMBARD, 1995

 


Владимир Волков (1932-2005) родился в Париже, в семье эмигрантов первой волны. Закончил Сорбонну, некоторое время работал – не поверите! – разведчиком в ходе алжирской войны, потом преподавал русский в Атланте (США), но в итоге сосредоточился на литературной деятельности. Получил известность как автор научно-фантастических, детективных и шпионских романов, однако в его активе есть и театральные пьесы, эссе, биографии, документальные реконструкции, в большинстве своём так или иначе связанные с политико-исторической тематикой, часто на русском материале (долгое время Волков пользовался репутацией отъявленного славянофила и ярого антикоммуниста). Кроме двух означенных книжек, больше комиксов в его послужном списке не значится.

Вот такая вот история с биографией. Не сложилось у европейских комиксистов с этим жанром – наверное оттого, что он слишком требователен к деталям, нуждается в серьезной работе с документами, архивами, историческими свидетельствами… А это, во-первых, слишком утомительно, во-вторых – все равно ничего не принесёт, ни славы, ни денег. Но главное, мне кажется, в другом: все более и более замыкающимся на себя европейцам (речь прежде всего об авторах, а не о читателях) попросту неинтересны другие, им неохота проводить год-полтора в чужой жизни, разбираться в мотивациях чужих поступков, жить чужими эмоциями. Отсюда и один из главных BD-феноменов последних лет – обилие АВТОбиографий. Но это уже совсем другая история…

Михаил Хачатуров,
специально для «ХЧ» #4’2009

М.Хачатуров. Комикс и политика: один век вместе

Первым делом хотелось бы внести небольшую коррекцию в название темы. «Комикс и политическая борьба» звучит, конечно, здорово, но – увы! – абсолютно неактуально. Ибо нету больше никакой «политической борьбы», закончилась – как пряники в известном анекдоте про Василия Иваныча [1]. Или пишущие машинки – они тоже вроде как существуют, некоторые оригиналы их активно коллекционируют, а другие, еще большие оригиналы, даже используют по назначению, но… Короче, всем всё про них понятно. Также, как и про политическую борьбу, которая тихонько, буквально на наших с вами глазах, перекочевала в раздел «досуг и увлечения», уступив место на авансцене борьбе других видов.
Однако не будем углубляться в политические дебри, в них можно долго блуждать – всё-таки в словосочетании «комикс и политика» нас больше волнует комикс. О нём и речь.


[1] … пряники в анекдоте… — Ползут Василий Иваныч с Петькой по пустыне, жрать хочется – сил нет. Вдруг глядь – пакет пряников лежит! Василий Иваныч пакет хвать, но Петька уж тут как тут:

— Не, Василий Иваныч, неинтересно как-то получается – что ж мы, вот так возьмем и сожрём просто так весь пакет?

— Ну да… А что?

— Так не пойдет! Давай лучше растянем удовольствие, придумаем что-нибудь…

— Да что тут придумывать?? Жрать, блин, охота!

— Давай вот как: поиграем-ка с тобой в магазин! Ты отползи за бархан – типа, покупатель, а я наоборот, типа, продавец – разложу ту все покрасивее, пересчитаю. Через пару минут подползёшь, скажешь: «Взвесьте мне, пожалуйста, полкило пряников», ну, а я тебе как бы взвешу – всё поровну, всё по-честному!… Сядем потом с тобой в тенёчке, и медленно, с удовольствием, всё съедим… Идёт? Так же интереснее, правда?

— Ну ладно…

Отползает, значит, Василий Иваныч за бархан, через пару минут возвращается:

— Доброго здоровьичка, товарищ продавец… Пряничков полкило не взвесите?

Петька (в отчаянии разводя руками):

— Эх, ну надо же!… Ну вот только что закончились!


Continue reading

М.Хачатуров: Эротика — сама по себе жанр

Михаил Хачатуров − один из наиболее авторитетных отечественных специалистов в области европейского комикса. Сегодня мы решили задать ему несколько вопросов о том, как представлена культура эротического комикса в Европе.

Михаил Хачатуров

ХЧ: Как широко распространены в Европе комиксы на эротическую тематику?

МХ: Названий выходит довольно много, тиражи маленькие, все продается в специальных отделах и, как правило, в запечатанном виде. Но в любом солидном ВД-магазине такой отдел обязательно есть.
ХЧ: Какие существуют жанры европейского эротического комикса?
Эротика — сама по себе жанр, а внутри возможны любые сюжетные ходы, от обыденной повседневности до лихих приключений и фантастики. Само собой, очень популярны всякие костюмные постановки.
ХЧ: Назови самые популярные имена и книги.
МХ: Сразу уточню: я намеренно не говорю об эротическом юморе, это совершенно отдельная песня!
Итак. Есть эротика в чистом виде, т.е., группа авторов считающихся исключительно «специализированными», эдакое эротическое гетто. Оттуда в «большой комикс» выбираются редко.
А есть «смежники», делающие вещи «на грани» (иногда и «за гранью», но все-таки в рамках ВД как таковой, а не «специализированной»). Именно с ними у европейских читателей главным образом и ассоциируется само понятие «эротический комикс», именно их традиционно и записывают в «классики» жанра, а вовсе не авторов из 1-й группы, гораздо более «эротических», но которых подавляющее большинство читателей вообще не знает, а если и знает понаслышке, то игнорирует.
Таким образом, главные (точнее говоря, наиболее референсные) люди в жанре на сегодня это:
1. Мило Манара, это вне всякого сомнения «намбер 1». Если выделять его наиболее показательную серию, то это, пожалуй, уже ставший классикой «Declic», который недавно «покрасили». Лучше бы, конечно, они этого не делали, но рынок есть рынок — народ жаждет цвета!
2. Паоло Элеутери Серпиери (его главная серия — знаменитая Druuna).
3. Из собственно французов (хотя ВД-эротика — это вотчина итальянцев!) стоит прежде всего назвать братьев Алекса (этот у них вроде как главный) и Даниэля Вареннов с их очень узнаваемым графическим стилем и солидной репутацией. Какой-то особо популярной именно эротической серии у них нет (разве что «Erma Jaguar»), в основном, стрипы, объединенные в сборники, и масса иллюстраций.
4. Из молодого поколения отмечу, пожалуй, аргентинца Игнасио Ноэ.
5. Но!!! Не будем забывать, что практически все большие авторы европейской BD так или иначе обращались к этой животрепещущей теме — кто-то более явно, кто-то менее (причем я говорю не об отдельных сценах в обычных комиксах, а именно об эротических изданиях как таковых!). Среди них Мебиус, Луазель, Жибра, Бернет, Джардино, Жийон… И это только навскидку!

ХЧ: Какие из этих авторов больше всего известны в России? Есть ли отечественные публикации?

МХ: Конечно, Манара и Серпиери. Публикаций (легальных!) нет.
ХЧ: Есть ли сегодня смысл развивать издательское направление в области эротических BD на отечественном книжном рынке?
МХ: Нет.
Вопросы задавал А.Кунин,
специально для ХЧ#3’09
{mos_fb_discuss:10}